Поиск по сайту
Авторизация
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?

Вступи в Союз
25 лет Союзу охраны птиц России

Скопа - птица 2018 года

BG.jpg


Систематическая галерея
baner_Sturman.gif
agrol.jpg


Экогид1.jpg  



Экспециция "Хопер - 2013", часть 3

Экспециция "Хопер - 2013", часть 3

Наш последний выезд, проходивший в рамках экспедиции «Хопер – 2013» пришелся на период, когда над Центральным Черноземьем установилась августовская жара. Казалось, лето перед уходом решило с лихвой компенсировать несколько дождливых прохладных дней, что выпали на рубеже июля и августа.

Опять подъем на рассвете и путь, пролегающий по равнинам Центрального Черноземья. Но теперь рассветная обстановка заметно изменилась. Уже в шесть утра солнце стремится разогнать поднявшийся над долинами степных речек туман. Если раньше воображение рисовало нам грядущую фантастическую битву, то теперь позолотившийся туман и встающее солнце словно бы символизируют окончание сражения и победу сил добра. Добро победило! Оно просто не может не победить!

Наш путь лежит на восток Воронежской области, где вид заметно отличается от того, что мы наблюдали в Волгоградской и Ростовской областях. Поля и степи здесь перемежаются многочисленными балками, лесополосами, перелесками. Когда проезжали через земли Института сельского хозяйства ЦЧП им. В.В. Докучаева, дорога проходит через «зеленый коридор», образованный старыми посадками тополей, акаций и ясеня пенсильванского.

Ближе к Новохоперску начинают попадаться бахчи. Мы не удержались, чтобы не остановиться и не приобрести сочный плод хоперской земли. Он оказался весьма кстати, так как прихваченный запас воды уже подходил к концу, а жара давала себя знать.

Прямо перед Новохоперском сворачиваем налево и направляемся в сторону села Алферовки. Здесь Хопер образует крутую излучину и здесь нам по плану предстоит сделать первый замер.

Пойменный лес на правом берегу Хопра сразу поражает нас резко выделяющимся на фоне окружающих степей обилием птиц. Мы слышим стук дятлов, лихой крик желны, посвист иволги, щелканье поползней, треск соек. В небе слышны характерные «тюрли» золотистых щурок и щебет ласточек береговушек. На прибрежном ивовом кусте сидит разбойник жулан с черной маской на глазах, караулящий неосторожных слетков и недостаточно шустрых ящерок.

Мы спускаемся с крутого берега к воде и приступаем к работе. Уровень содержания нитратов и нитритов в водах Хопра и здесь (как и по всей реке) в пределах нормы, соленость тоже. Индекс Вудивисса указывает нам относительно чистую воду. Это, в конце концов, река, а не водопровод!

На определение нужных нам параметров уходит довольно много времени, но, тем не менее, считаем нужным задержаться в центре Алферовки, чтобы сфотографировать изящную бревенчатую часовню, недавно там построенную.

Неподалеку от часовни мы останавливаемся на обрывистом берегу Хопра. Здесь недавно произошел значительный оползень. Подобная картина – не редкость на берегах этой бурной реки, постоянно меняющей свое русло и режим.

Дальнейший наш путь лежит в Новохоперск, а точнее, в его краеведческий музей. Предыдущий опыт показывает, что посещение музеев, школ, лесхозов и прочих «очагов культуры» оказывается нелишним при изучении любой местности.

Новохоперск – довольно приятный чистый городок с обилием старинных зданий, большинство которых поддерживается в надлежащем состоянии. На центральной площади города сверкают яркими цветами несколько свежеразбитых клумб.

Директор Новохоперского краеведческого музея оказался ещё не старым темпераментным мужчиной с эффектной шевелюрой седых волос. Он сразу опроверг все наши полученные ранее сведения о находящейся неподалеку от хутора Бубновский пещере. «Вы анекдоты собираете!» - гремел директор. Однако было видно, что разговор с нами доставляет ему удовольствие. Когда зазвенел телефон, сей хранитель новохоперских древностей довольно нетерпеливо одернул говорившего на другом конце провода «У меня сейчас ученые в гостях!»

Как бы в компенсацию за доставленное нам разочарование директор охотно рассказал нам об украшавших вход в музей стволах старинных орудий и даже вызвался проводить нас до какого-то интересного здания «с уникальной чугунной решеткой». Было ясно, что директор явно скучает, сидя целый день в музее и рад внезапным посетителям. Ограниченность во времени заставила нас вежливо отказаться от предложенных услуг.

Следующим пунктом нашей экспедиции стало село Варварино – центральная усадьба Хоперского заповедника. Здесь мы были радушно приняты сотрудниками заповедника, большинство из которых знали нас лично. Тем не менее, долго задерживаться и здесь не приходилось. Запасшись свежей литературой и, поблагодарив гостеприимных хозяев «ложимся на обратный курс» к Новохоперску.

Следующую пробу нам предстояло взять чуть ниже Новохоперска. Для того, что выйти на берег реки, нам пришлось изрядно поплутать по пойменному ольшанику. Благо, что сезон комаров закончился!

Рядом с Новохоперском мы, вполне как нам казалось логично, предположили больший уровень загрязнения вод и более низкий уровень биоразнообразия. Однако действительность опровергла все наши расчеты! Этот участок оказался самым чистым из всех, нами обследованных. На дне нам в изобилии встретились такие любители чистой воды, как личинки поденок, стрекоз, ручейников, водные клопы и ракообразные.

Дальнейший наш путь лежал по большой дуге, проходящей через село Каменку-Садовку и далее в Волгоградскую область к хутору Бубновский. Там было намечено взять третью пробу. К тому же мы ещё не теряли надежду получить дополнительные сведения о таинственной пещере, которую по легенде вырыл сам Кондратий Булавин, собиравший в Новохоперске (в то время он назывался Пристанский) силы для восстания.

Окрестности Каменки-Садовки автору хорошо были знакомы ещё по прошлому году, когда мне довелось посетить это село вместе со студентами-экологами, будучи руководителем полевой практики по курсу «Охрана природы и заповедное дело». Уже тогда мы столкнулись с антиникелевыми настроениями местного населения. Нас почему-то каждый день принимали за геологов, и всякий раз приходилось доказывать обратное.

Особенно недоверчивыми оказались летчики Борисоглебского авиацентра, с которыми мы столкнулись у устья реки Савалы. Они нас выспрашивали долго и подробно, но в конце концов поверили, что группа симпатичных девушек во главе с тремя преподавателями не являются тайными агентами никелевых магнатов, а скорее наоборот, находятся по одну с местным населением сторону баррикад в этом остром вопросе.

Сразу за Каменкой-Садовкой начинались степи. Здесь на границе двух областей карта, как и водится, мало соответствовала реальности. Мы несколько раз сбивались с дороги, а спросить было не у кого.

Наконец, впереди в дымке смутно замаячили строения хутора Бубновский. Ещё около получаса, и мы въезжаем на его улицы. Хутор Бубновский оказался довольно большим поселением со школой, домом культуры, библиотекой, отделением Сбербанка, почтой и несколькими магазинами. Некогда здесь даже находился плодоконсервный завод, в изобилии производящий соки, варенье, вино, но в 1975 году он был переведен в Урюпинск.

Наш первый визит – в местную школу. Там по поводу искомой нами пещеры ничего путного нам не сказали и после нескольких звонков разным людям направили в местную библиотеку.

Библиотека располагается в здании сельсовета. На входе в библиотеку нам попалась на глаза листовка, прикрепленная к стенду наглядной агитации. Содержание листовки позволю себе привести полностью. «Гражданская позиция Бубновской молодежи. Сейчас у всех на слуху и никого не оставляет равнодушным угроза открытия разработок никеля в нашем регионе. Молодежь Бубновского сельского поселения – это те юноши и девушки, которые связывают свое будущее с нашим чистым цветущим краем – заявили свое громкое НЕТ! Молодые люди, надев волонтерскую форму, пошли по хутору от дома к дому, объясняя суть проблемы и собирая подписи протеста. Мы – за чистый воздух, за чистую реку, за чистый лес, за экологическую безопасность родного Прихоперья!»

Когда заведующая библиотекой, полная пожилая женщина, узнала о цели нашего приезда, то сразу позвонила своему мужу, который вроде как должен был знать, где эта пещера находится.

Муж появился минут через пятнадцать. По его словам, он на этой пещере не был уже лет тридцать, но готов съездить к своему знакомому пенсионеру, который живет неподалеку и вроде как должен был знать… Мы направились в гости к этому знакомому. Наш сопровождающий сначала постучал в высокие крашеные ворота, а затем, не дожидаясь ответа, толкнул калитку и вошел во двор.

Знакомого нашему добровольному гиду пришлось уговаривать. Мы слышали, как из-за забора доносилось: «Ну, будь человеком! Люди издалека приехали! Чего тебе дома сидеть? Только с бабкой ругаться?»

Наконец наш добровольный гид появился в сопровождении среднего роста щуплого старичка в одежде военного покроя. «Ребята! – заныл, завидя нас, сей знаток окрестностей – Я там сам давно не был! Могу не найти!»

Тем не менее мы поехали к пещере. Нашли мы её довольно быстро. Наш проводник уверенно указал: «Остановитесь возле этого отрога. Она здесь рядом» Мы спустились по склонам поросшей лесом балки метров пятьдесят и оказались возле полузасыпанного входа в пещеру.

«Мы мальчишками здесь все праздники проводили – начал рассказ наш проводник – а потом родители нам запретили. С течением времени пещера и осыпалась» Потом наши проводники ударились в долгий спор о том, кто чаще ходил в пещеру и кого здесь когда-то присыпало.

«А в 1981 году сюда какие-то ученые из Волгограда приезжали – вспоминал наш гид – Все рыли, рыли… А потом у моего соседа оставили все свое оборудование, включая аккумулятор. Сказали, на будущий год приедем. Но так и не приехали».

На мой вопрос о каких-либо слухах или легендах, связанных с пещерой, наши проводники лишь пожали плечами. «Да ничего мы не слышали. И старики вроде ничего не рассказывали. Так, пещера и пещера…»

Над полузасыпанным входом в пещеру возвышался свод из песчаника. Но сказать, искусственный ли это свод или природный никто из нас не решился, хотя вроде вокруг ничего подобного нами обнаружено не было.  

Мой друг историк решился залезть в пещеру. Ползком ему удалось продвинуться метров на пятнадцать. Появившись вновь на поверхности, наш историк демонстративно-торжественно заявил: «Это - вторичная пещера!»  

Для непосвященных позволю себе дать некоторые разъяснения. Вторичные пещеры образуются в том случае, когда первичная пещера засыпана и в осыпном грунте под влиянием воды и гравитации начинают образовываться пустоты. Наличие вторичных пещер позволяет предположить наличие пещер первичных, хотя иногда возможны и ошибки.

На вопрос, искусственная эта пещера или образовалась под воздействием природных процессов, мой друг довольно уверенно ответил: «Природных здесь вроде не должно быть. Здесь же нет карста». Вот собственно и все, что нам стало известно об этой пещере.

В районе хутора Бубновский мы взяли нашу последнюю пробу. Содержание различных веществ в воде и биометрический индекс Вудивисса показали нам относительно чистую воду.



Выводы по третьей части экспедиции:



1)   Содержание различных веществ в водах Хопра постепенно увеличивается от верховий к устью, хотя в пределах участков наблюдаются колебания, связанные с локальными условиями;

2)   Уровень биоразнообразия прибрежных местообитаний наоборот снижается по направлению от верховий Хопра к устью в связи с перемещением из зоны лесостепи в зону степи;

3)   Берега Хопра богаты историко-архитектурными и археологическими памятниками, большинство которых не изучены специалистами;

4)   Антиникелевые настроения весьма отчетливо проявляются практически на всем протяжении течения Хопра.




© 2003-2018 Союз охраны птиц России
Создание сайта - Infoday Media