Поиск по сайту
Авторизация
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?

Вступи в Союз

Vorob-PG.jpg

Rozhdest-uchety.jpg

BG.jpg

Систематическая галерея
baner_Sturman.gif
agrol.jpg


 



Дневник доцента

  • Архив

    «   Август 2022   »
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5 6 7
    8 9 10 11 12 13 14
    15 16 17 18 19 20 21
    22 23 24 25 26 27 28
    29 30 31        

Там, где кончается асфальт: 15 лет спустя

Пятнадцать лет назад я опубликовал свое произведение “Там, где кончается асфальт” (solo.doc (live.com)), в жанре соло, где были приведены небольшие заметки о сельской жизни в одном из сельсоветов (сейчас они называются сельскими муниципальными образованиями), расположенном на берегах Дона в одном из южных районов нашей области.

Много воды в Дону утекло с того времени. В жизни нашего хутора произошли изменения, которые я здесь и попытаюсь вкратце обрисовать. А уж о степени, качестве и глубине читатель пусть судит сам.

Прежде всего за пятнадцать лет число жителей в нашей “волости” уменьшилось больше, чем в два раза. Пожилые люди поумирали, а те, кто помоложе (лет 30 – 40) разъехались по другим местам. Это касается и “путных” и “беспутных” (кто не помнит суть этих терминов, пусть обратится к произведению, указанному выше). Об их судьбе мне мало, что известно. Знаю лишь, что несколько “беспутных” уже закончили свой земной путь на почве весьма распространенной русской болезни, а именно алкоголизма.

Заметное увеличение числа жителей произошло в 2014 году, когда на хутор приехали несколько семей с Донбасса. Некоторые из приезжих даже устроились на работу в колхоз и к местным фермерам (о них пойдет речь чуть дальше). Но уже на следующий год все они вернулись обратно в города.

Соответственно прибавилось в нашем хуторе и заброшенных усадеб. Это особенно заметно по огородам, спускающимся от усадеб к Дону. Сейчас не месте бывших грядок бушуют заросли из чертополоха, дикой моркови, латука, козлобородника и т.д. и т.п. Число таких огородов за последние пятнадцать лет увеличилось в три раза и составляет примерно половину от общего числа усадеб. О другой половине мы поговорим чуть позже.

Местный магазин, бывший главным общественным центром нашего хутора, благополучно закрылся. Соответственно ушли в прошлое и связанные с ним страсти, которые я подробно описывал в “Там, где кончается асфальт”.  

Ушло в прошлое и местное браконьерство. Просто некому уже стало ставить сети, вентеря и чалки на рыбу и петли и капканы на сурков. Даже рыбаки на Дону стали редкостью (хотя рыба в реке не перевелась!), а на открытие охоты, где раньше стояла пальба, как во время кулацкого восстания, теперь едва ли слышится несколько выстрелов. Мне как экологу этому следовало бы радоваться, но … что-то радости в душе нет!

Закрылось и главное “градообразующее” предприятие нашего муниципалитета - дом инвалидов (местные жители называли его “дурдомом” или “дуркой”). Пациентов перевели в другие места, а персонал уволили. Причина всего этого мне неизвестна.

Лет пятнадцать назад на хуторе появились фермеры. Отец двоих относительно молодых москвичей регулярно приезжал в эти края на рыбалку. Его сыновьям понравились здешние места, и они решили организовать здесь фермерское хозяйство.

Поначалу планы были грандиозные, включающие развитие агротуризма, сыроварения, молочного животноводства, птицеводства, овцеводства. Для этого фермеры интенсивно скупали заброшенные участки. Сыроварня действительно просуществовала несколько лет, а её продукция регулярно представлялась на различных выставках и форумах как в областном центре, так и в Москве. Делались попытки развести овец и птицу. Но со временем масштабы деятельности хозяйства заметно уменьшились и к настоящему времени свелись к сдаче сырого молока на молокозавод в соседнем районе. Сейчас на ферме работают шесть человек: два москвича и четверо местных. Москвичи работают трактористами и водителями (в зависимости от потребностей и обстоятельств), а местные доярками, скотниками и сторожами.

Чтобы закончить тему сельского хозяйства скажу несколько слов о местном колхозе. Сейчас он оснащен современной техникой и дает рекордные (даже по меркам советских времен) урожаи. Трактористы и комбайнеры получают неплохие зарплаты, но есть, как водится, одно “но”. В колхозе работает всего около тридцати человек на все население муниципалитета, насчитывающее около семисот жителей.

Теперь вернемся к нашим огородам. Как наверно заметил читатель, их число снизилось в меньшей степени, чем число жителей хутора. Это заслуга всего четырех семей. Все они местного происхождения, раньше жили в городах и крупных поселках, но потом вернулись на малую родину и, засучив рукава, взялись за дело. Они разводят сады и огороды, держат большие хозяйства, строят и перестраивают дома и хозяйственные постройки. В двух семьях есть работающие на удаленке. Но опять одно “но”. Их дети, получившие благодаря родителям хорошее образование, уехали в города и возвращаться явно не собираются.

Несколько слов о т.н. “экопоселенцах”. Лет десять назад здесь появились две семьи. Чем они занимались, мне толком неизвестно. Вроде как “работали в интернете”. Одна семья не продержалась и года, другая задержалась на несколько лет, но потом тоже хутор покинула.

Подводя итоги, позволю себе заметить, что надежды, связанные с открытием фермерского хозяйства и общим подъемом сельского хозяйства в стране, на нашем хуторе не оправдались. Первое само не задалось, а второе обошло наш муниципалитет стороной и на количестве населения не сказалось.  

Каково будет дальше, пока не берусь даже предполагать. Но пока все широко рекламируемые в интернете тенденции о “возвращении на землю”, “развитии крестьянских хозяйств” на нашем муниципалитете не отразились. Прежние тенденции сокращения численности населения сохраняются, и их темпы, по-моему, даже не снизились, хотя слабая надежда ещё остается.  

Воронежские набережные: итоги мониторинга 2022

Дружина охраны природы Воронежского педагогического университета занимается мониторингом воронежских набережных с 2021 года. Студенты проходит берега “Воронежского моря”, тщательно фиксируя все экологические нарушения. Итоги второго года наблюдений мы и приводим в этой статье.

    Правый берег водохранилища от Северного моста до Чернавского моста, расстояние - 3,1 км. Зафиксировано 14 нарушений. На данном участке преобладают незаконным свалки и вывалы ТКО (56,0 % всех нарушений). Обнаружено также несколько сливных труб, а также цветение воды, погибшая рыба, повНирежденные бетонные конструкции.

2. Левый берег водохранилища от Северного моста до Чернавского моста, расстояние - 5,4 км. Зафиксировано 15 нарушений. Здесь доля незаконных свалок и вывалов ТКО оказалась выше - 86,7 % от всех нарушений.  

3. Левый берег от Чернавского моста до Вогрэсовского моста, расстояние - 4,6 км. Зафиксировано 11 нарушений. Доля незаконных свалок и вывалов ТКО (в основном, шин) составляет 81,8 %.

4. Правый берег на север от Северного моста, расстояние - 3 км. Зафиксировано 16 нарушений. Доля незаконных свалок и вывалов ТКО составляет 93,7 % от всех нарушений. Зафиксированы также сливные трубы.

5. Правый берег от Чернавского моста до Вогрэсовского моста, расстояние - 3,8 км. Зафиксировано 16 нарушений. Доля незаконных свалок и вывалов мусора составляет 81,0 %. Обнаружены также сливные трубы и гибель водных животных.

6. Левый берег на север от Северного моста, расстояние - 2,6 км. Доля незаконных свалок и вывалов ТКО составляет 60,0 %. Отмечены повреждения бетонных конструкций, незаконные кострища, цветение воды, гибель водных животных.

Ниже мы приводим сводную таблицу количества экологических нарушений.

Таблица







Участок





Количество нарушений, n/км





Правый берег от Северного моста до Чернавского моста



4,5





Правый берег от Чернвского моста до Вогрэсовского моста



2,4





Правый берег к северу от Северного моста



11,0





Левый берег от Северного моста до Чернавского моста



11,0





Левый берег от Чернавского моста до Вогрэсовского моста



4,0





Левый берег к северу от Северного моста



1.6





Среднее количество нарушений



5,7

Таким образом, наибольшее количество нарушений на единицу расстояния приходится на территорию между Северным и Чернавским мостами по обоим берегам “Воронежского моря”. Вероятно, это связано с высоким уровнем посещаемости данной территории. Ведь это по сути - центр города. Наименьшее число нарушений зафиксировано по левому берегу выше Северного моста, что несомненно связано с труднопроходимостью данной территории, заросшей прибрежными кустарниками.  

Интересные предположения позволяет сделать анализ структуры нарушений. Всюду преобладают вывалы и свалки ТКО. При этом на левом берегу заметно выше доля выброшенных шин (повод проверить тамошние “Шиномонтажи”, точнее, куда они свою “отработанную продукцию” девают). Сливы сточных вод явно доминируют на правом берегу в районе индивидуальной застройки. Именно здесь же зафиксировано наибольшее количество случаев гибели водных животных. Не связаны ли эти два момента? Так что к факторам нерегулируемой рекреационной нагрузки и отсутствия надлежащей инфраструктуры, обнаруженным нами в прошлом году, можно добавить ещё один - отсутствие надлежащей системы очистки сточных бытовых вод в районах индивидуальной застройки.






 

Фото:

Экскурсия на ООО "Вторма"

Довольно теплый хотя и пасмурный апрельский день застает нас на остановке “Железнодорожный переезд” возле въезда в ВАИ, микрорайон Воронежа, известный всей стране благодаря ВИА “Сектор Газа”. Мы в очередной раз направляемся на предприятие ООО “Воронежвторма”, старейшее предприятие по утилизации вторичного сырья, в советское время имевшее название “Воронежвторресурс”. Экскурсии на это предприятие, которое мы посещаем уже пять лет позволяет не только лучше понять процесс утилизации макулатуры, пластика и стекла, но и общую картину, складывающуюся на рынке вторресурсов в нашем городе. А она, как я уже понял, весьма динамична!

Пока жду студентов, не упускаю случая понаблюдать за двумя пустельгами, мелкими красивыми соколками, в последнее время нередко появляющимися на окраинах Воронежа. До моего слуха сквозь гул проезжающего автотранспорта доносится щебетание горихвостки - чернушки и пение пеночки - теньковки. Время проходит быстро, и вот из автобуса вываливается веселая толпа. “Даже почти не опоздали!” - ухмыляюсь про себя.

Нас встречает местный гид, симпатичная женщина средних лет, и мы, минуя весовую, сразу проходим в цех по утилизации пластика. Здесь нашему взору представляются груды пластиковых мешков. В другом конце мы видим конечный продукт - брикеты весом с полтонны. Про себя я отмечаю, что груды пластика стали как будто меньше по сравнению с предыдущими годами. Задаю этот вопрос гиду и получаю подтверждение. Последние события на Украине уже сказались на покупательной способности населения. Пластиковых пакетов в супермаркетах брать стали меньше и, соответственно, их стало меньше поступать в пункты приема вторсырья. Народ явно стал экономить! Так политика сказалась на рынке вторичных ресурсов! В то же время в этом году “Вторма” стало принимать цветной пластик, чего раньше не было.

На вопрос, куда идет вторичный пластик, последовал ответ, что сейчас его почти исключительно покупает местное предприятие “Полиэтилен”, производящее различную продукцию: от одноразовых стаканчиков до пластиковых труб. “А ведь всё это потом будет переработать значительно трудней!” - мелькает мысль.

Следующий пункт нашей экскурсии - цех по утилизации макулатуры. Его конечной продукцией являются брикеты бумаги и картона весом до полутонны. Его приобретают предприятия в Липецке и Курске, производящие упаковку. А вот контакты с дальними регионами прервались. На вопрос, откуда поступает макулатура, сообщили, что где-то на четверть - из пунктов приёма “Стимул”. Остальное идет от предприятий и учреждений. О вот торговые сети явно стали предпочитать продавать макулатуру непосредственно переработчикам. У них и цены повыше, и требования менее жесткие.

В том же цехе студенты радостно набросились на груду пластиковых папок и файлов, которые поступают вместе с макулатурой. Все эти вещи в студенческом хозяйстве несомненно полезные!  

Не остались без внимания и книги. Мы нашли “Три толстяка” Ю. Олеши, “Золотой теленок” И. Ильфа и Е. Петрова. Я настоятельно советую студентам взять эти книги. Пусть хоть так классику почитают! Впрочем, книги и так удостоились повышенного внимания, когда наша гид сказала, что в них нередко деньги попадаются. Вот так бывает: спрячет мух заначку от жены, а она сдаст книгу в макулатуру! Вывод: никогда не выбрасывайте книги!!!

Наше внимание привлек измельчитель макулатуры марки “Lindemann”, изготовленный ещё в ГДР. Более надежной и производительной техники для данного процесса просто нет! А современный измельчитель, за который предприятие отвалило восемь миллионов рублей (!!), так и простаивает до сих пор! Производительность весьма низкая, да и ломается всё время!

Напоследок мы посетили площадки, где хранился стеклобой разных цветов и пластиковая тара от технических масел и антифризов. Похоже, всё это обречено на долгое лежание на площадках, так как покупателя на этот сейчас продукт не найдешь!

Под конец экскурсии наша гид посетовала на обострившуюся конкуренцию на рынке вторресурсов. Переработчики перехватывают у старейшего предприятия по утилизации вторсырья макулатуру (на неё сейчас особый спрос). У них теперь тоже есть свои пункты приёма и свой транспорт, забирающий макулатуру прямо с предприятий, школ и учреждений. К тому же многие из них просто “собезьянничали” (по выражению нашего гида), проводя по школам те же мероприятия по сбору макулатуры, что раньше было прерогативой “Вторма” (“А ведь мы помогали им на ноги встать!”). Ситуация особенно осложнилась после принятия закона, запрещающего экспорт вторичного сырья!

С тем мы и ушли. Студенты радостно тащили в руках захваченную “добычу”. Тем временем небо ещё больше нахмурилось и начал накрапывать дождик. Мы заспешили к автобусной остановке!

Выводы по экскурсии:

    В нашем городе на рынке вторичного сырья сложилась жесткая конкуренция, что можно считать (при всех возможных нюансах) скорее положительным явлением.

    Последние политические события на Украине уже сказались на рынке вторичного сырья, заставляя людей быть более экономными. Пока это сказалось на рынке пластика, но возможны и другие последствия!  

665DJgQ-KdPv342Ebpg4BvNWTjNIlUOY0LwbMZ5bxS5dKytu71hCnHu0ZKDRn4fHlPw_Mo-2Vy3tY4dFQaxUCIfG.jpg WPqxHtyY8INqEupdW4lbkSxFnukZsAxkA1khnni0iMXUXmyRJvrNE1ZI5eiC_lNNlJ9EhQVkLgux_09wp7cVvHnS.jpg mNNMKBlgYBpmvDuH56CgQhlnScFyF_eDXTLoBboDp1-7HigO3XHjgNel_62hB_qmGkLdkMXMjnBGqFd5-XxR33EN.jpg 2jd9S16Bvdve-bBDaaAbmH6KPhP3CBOOrepMnp85b1z0nBEGkRnAPNAdQRNX-hYfTrQQifLhJqgkuNiz_Xr5z5HY.jpg wQkyF06iBkwvyZsDdB5slwqMb3K2irtY1ZpG_2S73V1vb-gIlLtB-Ew5fjdFWWtf0DJFfuiabnBWjl8wSoYvRpPN.jpg  

Благовещенье без жертв - 2022

Вот и пришел ежегодный праздник Благовещенья, отмечаемый 7 апреля и являющийся головной болью для наших экологов и зоозащитников. Позволю себе напомнить о проблеме. На Благовещенье за многие годы сформировалась нелепая традиция выпускать птиц, якобы проведших зиму в клетках, на волю. А для этого десятки браконьеров накануне праздника отлавливают тысячи птиц, которых привозят к городским храмам. Под раздачу попадают в основном нашим массовые виды: щеглы, чижи, овсянки, зяблики и т.д. Содержащиеся несколько дней в ужасных условиях (нередко без корма и воды) птицы слабеют, травмируются и нередко к моменту выпуска теряют способность к полёту. Но это браконьеров не смущает! Вероятно, доход от продажи вполне оправдывает предполагаемые расходы и даже риск быть оштрафованным.

Борьбу с этой кровавой традицией много лет ведёт Центр охраны животных “Наша природа” при активном участии других общественных экологических организаций. Иногда даже удается привлекать государственных природоохранные органы, но об этом чуть позже. Борьбу можно в целом считать успешной (за последние десять лет количество отлавливаемых птиц заметно снизилось), но до полного решения ещё далеко. Легковерие и наивность граждан порой вызывает, мягко говоря, недоумение.

Итак, в течение 7 апреля активисты Дружины охраны природы ВГПУ отправляются по городу с целью выявления мест незаконной торговли певчими птицами и принятия мер по её пресечению. Эти меры в основном сводятся к вызову полиции. Одновременно проводится примерный учёт количества пойманных птиц для оценки наносимого ущерба. Сообщения в социальных сетях начинают появляться с 10.30 утра. Передаю слово дружинникам.

“Благовещенский собор, 10.30 утра. Птиц не продают”

“Нужна помощь на Полины Осипенко! Мы только уходим и они достают. На Комарова ещё торгуют в роще”

“Чижовский плацдарм. Много клеток с птицами”

“Село Конь - Колодезь, Липецкая область. Браконьеров не обнаружено.”

“Тихвино - онуфриевская церковь. Пусто”

“Церковь Иконы Божьей Матери. Продают только голубей, больше ничего не было”

“На Московском проспекте у храма четыре клетки. Какие птицы, не разглядели, но явно не голуби”

“Храм Ксении Петербургской. 14.00. Птиц нет”

“Благовещенский собор, 14.00. Продажи птиц нет”

“Казанский храм. Торгуют только голубями”

“Храм на Домостроителей. 15.00. Продажи нет”

“Благовещенский собор, 15.00. Торговых точек нет”

“Остановка “Нижняя”, 16.00, 5 клеток видели, и ещё 2 клетки были в мешках. На Московском проспекте 8 клеток плюс голуби”

“Были в трех местах: Благовещенский собор, Воскресенская церковь у Каменного моста, Никольская церковь у спуска к “Адмиралтейке”. Время 14.30 - 15.30. Птиц не видели”

“У Благовещенского собора во время службы (17.00 - 18.00) никого не было”

“У Петропавловской церкви никого нет.”

“18.00. Торгуют на Советской. Один мужик откуда то взялся. Но уже сворачивается. Записали номер машины”

“Покровский собор, 12.30 - 14.00. Продажи нет, но рано утром была”

“Покровский собор, 18.35. Одна клетка с щеглами”

“У Тихвино-Онуфриевского, Троицкого, Алексеево-Акатово женского монастыря, храма Введения Пресвятой Богородицы и Святого князя Владимира птиц не обнаружено”.

“Храм Иконы Божьей Матери. Торговли нет”

“У храма Домостроителей в обеденный перерыв торговали только голубями”

По окончании рейда приходят новые подробности. На волонтеров нападали дважды (возле храмов на Циолковского и Хользунова), пытаясь отобрать смартфоны. Имели место угрозы расправой и спущенное колесо машины. На координатора операции Елену Шерстяных у храма на Полины Осипенко напала пожилая женщина, которая обратилась к торговцу с мертвой птичкой, чтобы вернул 100 рублей за чижа. Сначала сама отдала трупик, а потом набросилась, потому что хотела его вернуть себе (Изъятые трупики птиц сдаются на станцию по борьбе с болезнями животных). О мотивах этого поступка остается лишь догадываться.

    В этот раз все активисты ДОП ВГПУ ходили на операцию первый раз и были, надо сказать, сильно впечатлены, судя по их постам в социальных сетях: “Я вообще в шоке, если честно. Я раньше и не задумывалась, что таким занимаются в праздник Благовещенья”. Девушки смело вступали в споры с продавцами и покупателями птиц. Снова передаю им слово: “Я не думаю, что эта традиция наносит какой-то вред природе. Вообще в дикой природе птицы гибнут не реже, чем в «страшных» историях, которые ходят вокруг благовещенской традиции. А весенний период – вообще для многих птиц критичный. Очень много птиц погибает – от холода, от сырости, от бескормицы, от хищников. Что поделать, такая жизнь! Это вот бабуля прокомментировала, которая собиралась покупать [птицу] внуку своему. В общем, людей не смущает, что продают птиц”. Или вот ещё “А мужчина, который продавал птиц сказал, что вот на Пасху мы же садимся за стол есть птицу и никто не задумывается об этом... Ну в общем, всех всё устраивает...Ещё один мужчина сказал на нас: "Ой, вот они понаехали “снимальщики"”...

Из особенностей проведения операции в этом году следует отметить активное участие управ района и городского управления экологии. Они привлекали дополнительно полицию, проводили контрольные покупки... Областной Департамент природных ресурсов ограничился заявлением в СМИ и присылкой одного инспектора, который исчез через 5 минут.

Общие выводы по проведенной операции:

    Несмотря на общее снижение объёмов браконьерства, проблема ещё остается весьма острой. Произошли и некоторые изменения локаций незаконной торговли. Если раньше основная торговля происходила в центре города, то сейчас браконьеры сместились к небольшим храмам на окраинах. При этом они стали вести себя более скрытно, торговать из закрытых сумок и из машин. Неопытные волонтеры не всегда их замечали! В будущем планируется наряду с традиционными мерами борьбы (рейдами с привлечением полиции и государственных природоохранных органов) провести серьёзное изучение данной проблемы со сбором данных на основании анкетирования населения.  

    Основным недостатком работы зоозащитников является слабая подготовка волонтёров и несогласованность действий между общественными и государственными экологическими организациями, что значительно снижает эффективность действий. Этому вопросу необходимо в будущем уделить особое внимание, а заодно и побудить государственные природоохранные структуры к более решительным действиям.b-tiZFDRuDY.jpg EOkkYyQ9mKE.jpg XKNA_9CNf6I.jpg  


 

Первоцвет - 2022

Весна в этом году, хоть и медленно, но всё же вступает в свои права. Почвенный покров в парках, лесопарках и пригородных лесах Воронежа покрывается синим ковром из подснежников с вкраплениями фиолетовых пятен хохлаток Галлера, а значит, Дружине охраны природы ВГПУ пора проводить в очередной (уже в десятый!) раз операцию “Первоцвет”.

Мы долго не могли определиться с подходящим днем. Каждый раз погода вносила свои коррективы. В день, когда операция была наконец-то назначена с утра шел проливной дождь, чередующийся с мокрым снегом. Снова возникли сомнения (проводить или опять переносить?), но к полудню неожиданно выглянуло солнце, облака разошлись, как занавес в театре перед началом премьерного спектакля.

Кроме того, в этом году неожиданно возникла проблема с листовками. Раньше ими занимался Областной Департамент природных ресурсов и экологии, но в этом году он почему-то “слился” (по выражению студентов). Помогли, как водится, наши выпускники, сотрудники Росприроднадзора, сумевшие за короткий срок организовать быстрое печатание листовок в необходимом количестве.

В назначенное время мы собираемся на остановке “Институт лесной генетики” что рядом с лесопарком того же института, имеющим статус памятника природы и являющимся традиционным местом проведения операции “Первоцвет”. В лесу после дождя тропы все раскисли и это оказалось даже благом, сильно уменьшившим число желающих погулять по лесу, а заодно и собрать подснежников “на память”. Мало кто задумывается над тем, что эта “память” едва ли продержится в доме дольше часа.

Невольно вспомнился прошлогодний случай, когда прямо под окнами Росприроднадзора (!!!!) поймали бабушку божьего одуванчика с 9 кг (!!!!!) подснежников. Это заставляет нас быть начеку, но лес пустынен, и кроме поющих дроздов и зябликов, ничто не нарушает его покоя!

Убедившись, что в лесу никого нет приступаем к распространению листовок. Часть расклеиваем на столбах, часть раздаем прямо на прилегающих к лесопарку улицах, часть студенты берут себе, чтобы распространить среди друзей и знакомых.

В расклейке листовок студенты проявляют недюжинное рвение, добираясь даже до бетонных столбов, растущих среди густого подлеска. При этом к этим столбам дружинникам приходится продираться, расчищая себе путь в кустах.

Раздача листовок на улицах идет быстро. Прохожие не отказываются от листовок, но реагируют как-то излишне спокойно и даже равнодушно. Может, и правда острота проблемы притупилась? Конечно, если брать время моей природоохранной молодости, то это несомненно, но хотелось бы верить, что и за последние десять лет в этом вопросе происходят положительные изменения.

Только один мальчик (со слов дружинниц, класс 5-й - 6-й) отреагировал эмоционально, сказав, что непременно покажет листовку родителям и друзьям, дабы они никогда, никогда.... ну, в общем, никогда!

Закончив раздачу и расклейку листовку и ещё раз убедившись, что в лес никто не идет (от слова “вообще”!) тайно благословляем дождливую погоду, явно мешающую любителям подснежников, и молимся, чтобы таковая продолжалась до конца цветения первоцветов.

Выводы по акции:

Острота проблемы сбора весенних первоцветов в наших краях явно снизилась за тридцать лет и имеет тенденцию к снижению и за последние десять лет. Об этом говорит ещё и тот факт, что подснежники появились даже в тех местах, где ранее никогда не встречались (например, в дендропарке аграрного университета). В то же время явно многое зависит от конкретных погодных условий в период цветения первоцветов. Дождливая погода явно снижает посещаемость леса и, соответственно, объёмы незаконного сбора. h0z4O1aqJ94.jpg CLSTOjoRBeM.jpg UcR_8uL6Wug.jpg XmlQEhZyors.jpg

Экскурсия на ООО "Харти"

Довольно прохладный апрельский день с периодически набегающими тучами, сквозь которые иногда пробивается робкое солнце, застает нас на остановке посреди бесконечно тянущихся вдоль северо-западной окраины промзон. Места эти лично у меня (хоть я и неоднократно здесь бывал) до сих пор вызывают опасения. Почти полное отсутствие тротуаров (которые практически полностью заставлены транспортом) и пешеходных переходов, пешеходов на улицах, лужи создает весьма серьёзный контраст с районом нашего педагогического университета, который мы только что покинули, и который теперь кажется нам чуть ли не фешенебельным.

Целью появления здесь студентов экологов является посещение ООО “Харти”, перерабатывающего макулатуру в туалетную бумагу и благодаря которому Воронеж полностью обеспечивает себя этих дефицитным в советские времена продуктом, который даже вывозится в другие регионы.

На подходе к предприятию мы встречаем огромный баннер с бодрящей надписью (привожу полностью) “Воронежская фабрика бумаги Delica. Приём и утилизация макулатуры. Дорого. Уничтожение документов”. Далее были указаны телефоны, очевидно, для оптовых поставщиков. Студенты не упускают случая сфотографироваться на фоне данной вывески.

При входе на предприятие (нам ещё пришлось немного подождать, так как мы пришли раньше назначенного времени) нам выдают жилетки салатно-зелёного цвета, и мы начинаем наше перемещение по этому сравнительно небольшому (здесь работает около 100 человек) предприятию.

Первым делом мы посещаем приёмочный цех, где нашему вниманию сначала попадаются огромные тюки, выгружаемые с небольших автофургонов с фирменными знаками предприятия. Наш гид говорит, что основная масса макулатуры поступает со школ, учреждений, предприятий, торговых сетей. Тут же мне попеняли за то, что педагогический университет недостаточно активно сдает макулатуру, значительно уступая таким вузам как аграрный и лесотехнический университеты. Ладно, возьмём на заметку!

В приёмочной нам демонстрируют конвейер, по которому распакованная из тюков бумага (часто вместе с пленкой) подается в реактор, где смешиваются с водой и измельчается. За всем происходящим ведется наблюдение с монитора компьютера.

Затем начинается таинство превращения макулатуры в туалетную бумагу, занимающее в общей сложности около сорока минут. Пленка и прочие непригодные компоненты (например, гофрокартон) при этом отсеивается, а все другие виды картона и бумаги вступают в производственный процесс, который включает неоднократное измельчение, промывание, термическую обработку. Результатом всего этого действа является огромный (весом до полутонны) рулон бумаги, которому остается лишь придать товарный вид. Этот процесс нам также удалось наблюдать.

На наших глазах автопогрузчик отвез такой рулон в соседний цех, где его сначала размотали на более мелкие рулоны, которые обмотали упаковкой (которую, кстати, производят не на этом предприятии, а привозят из Подмосковья). Потом рулон поступает под ножи и разрезается на все нам хорошо знакомые рулоны в яркой упаковке, которые ныне сейчас смотрят на нас с прилавков любого супермаркета. Кстати, выяснилось, что женщина, стоящая у конвейера, работает 12 часов в день с двумя перерывами по часу. Этот факт я позволю себе оставить без комментариев.

Получим в подарок упаковку туалетной бумаги (восторгу студентов нет предела!), мы покидаем гостеприимное предприятие. Я обещаю в скором времени привести сюда другую группу.

Выводы по экскурсии:

    Каждый визит на данное предприятие (я был здесь уже в четвертый раз) приоткрывает новые завесы над таинством переработки макулатуры.

    Воронеж, похоже, является региональным лидером по переработке макулатуры. Продукция его предприятий (кроме “Харти” имеются ещё “ЭкоВторма” и “Эколайнер”, перерабытывающих различные виды картона, в том числе гофрокартон) вывозится во многие регионы России и даже за границу. Других подобных предприятий в Центральном Черноземье нет, а ближайшие находятся в Подмосковье и Краснодарском крае.  

KsymAOxlMVI.jpg hm0w5dFbq8c.jpg 1AVraxZZMm0.jpg R6NTPCz-gpI.jpg gOa6oobDF70.jpg ydXjNa20A9I.jpg WGxI8xRsEXI.jpg

 

 

Проверка системы утилизации отходов в Воронеже, пункты приёма вторсырья

Вторым этапом мониторинга системы утилизации отходов Воронежа стала проверка пунктов приема вторичного сырья. При данной проверке мы, как и предыдущие годы руководствовались интерактивной картой “Это - не мусор!”, составленной организатором проекта “Это - не мусор!” Денисом Евграфовым.

Всего нами было проверено 50 пунктов приема вторсырья, из которых 41 (82 %) представляли собой сетки для сбора пластиковых ПЭТ - бутылок. Из них 14 (34,1 %) были установлены региональным оператором ООО “Экотехнологии”. Принадлежность остальных установить не удалось. 10 сеток на карте ранее обозначены не были.  

Были проверены также 4 стационарных пункта приема вторичного сырья, рассчитанных на приём металла, стекла и пластика, из которых 2 (50 %), обозначенных на карте, уже не существовали. Исчезли также склады благотворительных организаций, занимающихся приемкой одежды.

Было обнаружено таже три контейнера для приема макулатуры и два бокса для приема батареек, установленные в магазинах крупных торговых сетей. Один бокс ранее на карте обозначен не был.

Выводы по итогам проведенного мониторинга:

Система утилизации вторичного сырья в Воронеже, похоже, претерпела за прошедший год серьезные изменения. Количество стационарных пунктов приема снизилось в два раза, тогда как выросло на треть число сеток для приема пластиковых ПЭТ-бутылок, из которых свыше трети установлено региональным оператором ООО “Экотехнологии”. Выросло в два раза количество боксов для приёма опасных отходов (батареек).

Мы не нашли пунктов, занимающихся приёмом макулатуры, в то время как спрос на неё в последнее время значительно вырос. Вероятно (нам известно несколько таких фактов) макулатура поступает на предприятия, занимающиеся её переработкой, непосредственно от мусорообразователей.

Переориентация системы утилизации отходов со стационарных пунктов на сетки, контейнеры и боксы может быть объяснено последствиями пандемии коронавируса, но возможно и влияние других факторов, нам пока не известных.    

Проверка системы утилизации отходов в Воронежской области - 2022, часть 1, контейнерные площадки

С началом нового учебного семестра Дружина охраны природы ВГПУ приступила уже к ставшему традиционному мониторингу системы утилизации бытовых отходов. Начали, как водится, с контейнерных площадок. На этот раз выборка стала особенно представительной. Всего было обследовано 121 контейнерная площадка: 70 - в областном центре и 51 в райцентрах и селах Воронежской, Липецкой и Ростовской областей. Здесь выкладываем результаты мониторинга. Для сравнения в прошлом году в областном центре было обследовано 55, а в области 4 контейнерные площадки.

В этот раз мы обращали внимание не только на традиционные параметры состояния контейнерных площадок. И здесь нас ждала первая неожиданность! Доля современных пластиковых контейнеров в областном центре составила 12,9 %, а в райцентрах и селах - 60,8 %. При этом в городах Данков Липецкой области и Павловск Воронежской области все контейнеры были пластиковыми!

Теперь об обнаруженных нарушениях. Бетонное покрытие отсутствовало в областном центре у 40 %, в области - у 60,8 %. В прошлом году этот показатель составил 14,5 % в Воронеже. И опять здесь остается лишь предполагать, что это: следствие ли увеличения объема выборки или увеличения общего количества контейнерных площадок в городе, многие из которых ещё не оборудованы должным образом.

Отсутствие контейнеров для раздельного сбора мусора наблюдалось: в областном центре - у 64,3 %, в райцентрах и селах - у 64,7 %. В прошлом году такая картина наблюдалась у 10,9 % контейнерных площадок. Что это, опять расширение объема выборки или увеличение общего количества контейнерных площадок?

Несвоевременный вывоз мусора наблюдался у 35,7 % контейнерных площадок в областном центре, а в районе таких контейнерных площадок вообще не было обнаружено! В прошлом году аналогичная картина была у 34,5 % городских контейнерных площадок. Так что в этом плане картина существенно не изменилась.

Грязь на площадке в областном центре наблюдалась у 64,3 %, а в райцентрах и селах - у 49,0 % контейнерных площадок. И здесь город оказался в хвосте! В прошлом году этот показатель составил для города 25,4 %. Как говорится, есть над чем подумать!

В областном центре ограждения отсутствовали у 20,0 % площадок, в области - у 27,5 %. Навеса не обнаружено в областном центре у 87,3 %, в райцентрах - у 94,1 %. В прошлом году эти показатели для Воронежа составили: по ограждениям - 7,3 %, по навесам - 74,5 %. Так что и тут картина не улучшилась!

И, наконец, баннер с указанием обслуживающей организации и её координат в областном центре не был обнаружен у 87,1 %, а в райцентрах и селах у 68,6 %. В прошлом году этот показатель для областного центра составил 18,2 %.

Общие выводы по результатам мониторинга

Изменение показателей состояния контейнерных площадок не в лучшую сторону (за исключением доли современных пластиковых контейнеров) может быть объяснено увеличением их общего количества при ненадлежащем содержании. Остается лишь надеяться, что картина со временем выправится! Впервые получены статистически достоверные данные для райцентров и сел, где ситуация оказалась в целом значительно лучше, чем в областном центре. 8-rKEl4QOBE.jpg RZN6MbBd3p8.jpg v1kq4ESOTRI.jpg AeaPzajO1hg.jpg FiYgT4w65oM.jpg  

 

Встреча волонтеров проекта "Собиратор"

О недавно открывшемся в нашем городе проекте “Собиратор” я уже писал на страницах своего блога (Открытие проекта «Собиратор» в Воронеже (rbcu.ru), так что здесь на этом подробно останавливаться не буду, а сразу приступлю к делу. Через полтора месяца после открытия Дружина охраны природы ВГПУ вновь получила приглашение на мероприятие “Собиратора”, проводившееся в стенах бывшего паба “100 ручьев”, где ныне размещается данный проект.

В назначенное время вечером накануне Крещенья мы подходим к зданию по улице Кирова, мешая ногами снежную “кашу” и стараясь обходить образовавшиеся в результате последней оттепели лужи.

Гостеприимные хозяева уже ожидают нас. На втором этаже нас ожидает стол, на котором стоят чашки для чая, сахар и две коробки с пряниками и с печеньями. Здесь же подготовлен экран и ноутбук для показа презентации.

Гостей собирается около двух десятков человек. Хозяйка мероприятия очаровательная Светлана Степанова, с которой мы давно знакомы по мероприятиям в рамках проекта “Сделаем!”, приветствует прибывших гостей, среди которых есть как опытные волонтеры, так и пришедшие в “Собиратор” в первый раз.

Светлана коротко рассказывает для в первый раз прибывших о проекте “Собиратор”, особенно подчеркивая необходимость создания устойчивого волонтерского сообщества. Затем наступает торжественный момент вручения грамот активным волонтерам. Здесь “Собиратор” также решил быть “экологичным”. Грамоты не распечатывались (дабы лишний раз не переводить бумагу), а выкладывались в файлохранилище, доступ в который обеспечивается через QR-код. А уж потом, кому надо, сами распечатают!

После короткого чаепития с приятными разговорами Светлана нам поведала о планах по развитию проекта, включающих проведение экологического лектория для всех желающих. Нам также было предложено обсудить темы данного лектория.

Затем наступило самое интересное - время свободного общения. По итогам нашей беседы позволю себе сделать следующие выводы:

1) Нельзя не отметить имеющиеся в нашем городе положительные тенденции в организации утилизации бытовых отходов. Появляется всё больше контейнерных площадок, оборудованных в соответствии с необходимыми требованиями. Конечно, хотелось бы большего (а не просто новых контейнеров с надписями “Твердые отходы” и “Жидкие отходы”), но на фоне того, что было, данную картину можно воспринимать как прогресс.

2) Организация раздельного сбора в Воронеже сдвинулась с мертвой точки, но масштабы его пока оставляют желать лучшего. Процесс этот идет по принципу “два шага вперед, шаг назад”. И это несмотря на то, что в нашем городе действуют, как минимум, три проекта по раздельному сбору. На данный момент уже три года функционирует проект “Экодвор” и его производные (“Экомобиль” и “Экотакси”). Теперь вот развивается проект “Собиратор”. Открываются новые пункты сети “Лепесток”. Но подавляющая часть населения пока остается абсолютно не в курсе даже относительно того, что раздельный сбор мусора вообще существует в природе. И это после того, как пять лет назад в городе осуществлялся проект по организации раздельного сбора мусора в средних учебных заведениях, охвативший 17 школ! Помню, тогда с большой помпой в школах устанавливались контейнеры для раздельного сбора, студенты давали экоуроки, приезжало телевидение. Интересно узнать, сохранились ли в этих школах установленные тогда контейнеры?

3) Из описанного выше следует другой вывод. Необходимо продумать многолетнюю логистику организации раздельного сбора мусора в нашем городе с указанием ближних и дальних перспектив развития и мер по их достижению. Конечно, надолго планировать в нашей стране что-либо - дело неблагодарное, но попытаться стоит.  

Разошлись мы уже в девятом часу вечера. Я направился к автобусной остановке, лавируя между лужами. С неба сыпались хлопья мокрого снега.pPUbOoXNsc0.jpg ee5zgrH-czk.jpg JHM0ruEM3-0.jpg kjj6HYVrg-Y.jpg  

 

Серая шейка - 2022

После нескольких сеансов весьма неустойчивой погоды, сочетающей снегопады, гололедицу и прочие неприятные погодные явления над Центральным Черноземьем наконец-то установилась на короткое время весьма приятная погода с легким морозцем и почти полным отсутствием ветра.  

Пользуясь этим обстоятельством, а также своим выходным днем, я уже утром спешу в Центральный парк Воронежа. Два обстоятельства гонят меня сюда в это солнечное январское утро выходного дня. О первом я уже написал в предыдущем абзаце. Второе представляет собой то, что в эти дни проходит Всероссийская акция “Серая шейка”, проводимая Союзом охраны птиц России. Суть её означает проведение ежегодного учета зимующих водоплавающих птиц.  

Давным-давно ушли в прошлое те времена, когда водоплавающие и околоводные птицы полностью покидали на зиму умеренную климатическую зону. Оставались лишь больные и раненые птицы, которые в большинстве случаев были обречены на гибель. Под впечатлением одного такого наблюдаемого случая писатель Д. Мамин - Сибиряк и написал свой печальный рассказ “Серая шейка”.  

За сто с лишним лет климат изменился кардинальным образом и теперь таких “серых шеек” (вполне здоровых, сытых и бодрых) можно зимой наблюдать по всей европейской части страны и в большей части Сибири.

В Воронеже впервые такая массовая утиная “тусовка” образовалась на пруду в Центральном парке в зиму 2018 – 2019 гг. За три года зимующие утки стали всеобщими любимицами горожан и одним из раскрученных воронежских “брендов”, как сейчас модно говорить.

Накануне я поручил своим студентам найти другие места зимовок водоплавающих вдоль берегов “Воронежского моря”, но ответы приходили отовсюду одинаковые: “водохранилище замерзло, уток нигде нет”. Так что вся надежда оставалась на Центральный парк.

Спускаясь в Ботаническую балку со стороны Пионерской горы, слышу тяжелые ровные удары по стволам деревьев, чем-то напоминающие стук топора. Делаю несколько шагов в сторону и натыкаюсь на пару черных дятлов, или желн, с деловитым видов обрабатывающих стволы старых дубов.

Эти огромные (размером с ворону) эффектные иссиня-черные птицы тоже стали жителями Центрального парка сравнительно недавно, а именно с 2010 года. Засуха того года вызвала серьезное усыхание древостоя по всей области. Дятлам стало проще выдалбливать дупла для себя и своего потомства, и желны быстро расселились по всей области, включая небольшие байрачные дубравы юга области и городские парки.

Черные дятлы были не одни. Почти бок о бок с ними работали на стволах их собратья, большой пестрый и белоспинный дятлы. Первый уже давно стал жильцов городских зеленых насаждений, второй, если и встречается в них, то предпочитает крупные лесные массивы от Центрального парка до Воронежской Нагорной дубравы.

В лесу, помимо дятлов, слышно пощелкиванье поползней, свист маленьких птичек пищух, чья жизнь представляет собой практически непрерывное ползанье вверх по стволам. Отчетливо доносятся до моего слуха “колокольчики” синиц, уже почувствовавших приближением весны и “трельки” их более мелких собратьев лазоревок.

Наконец, вхожу на территорию парка и приближаюсь к пруду. Замечаю уток ещё издали. Хотя на самом пруду льда почти нет, почти все кряквы собрались вдоль вытекающей из него протоки, носящей патриархальное название “Коровий лог”. Часть протоки замерзла, но возле небольших уступов с быстрым течением льда нет. Впрочем, уток эти участки мало интересовали. Большая их часть мирно дремала либо на пологих склонах берегов, либо вообще в стороне на склонах балки, не обращая внимания на гуляющих посетителей парка. Пять или шесть крякв кружились в воздухе, периодически издавая характерное покрякивание. В такой группе замечаю одну уточку и четыре - пять селезней.

Начинаю считать уток. Результат получается довольно внушительный. Всего в парке мною на десять часов утра было учтено двести семьдесят девять птиц. Большая их часть сосредоточилась вдоль протоки, но по краям утиной “тусовки” замечаю несколько утиных пар, явно старающихся держаться подальше от собратьев. Значит, и у крякв начался период свадеб и парообразования в преддверии грядущей весны. Пары у крякв, кстати, образуются на всю жизнь и разрушаются только в случае гибели одного из супругов.

Закончив учет, подхожу к выходу из парка и начинаю подниматься вверх в сторону Березовой Рощи. Над моей головой пронеслась ещё одна группа крякв. За скромной уточкой летели со страстным кряканьем сразу несколько кавалеров.  

-sLmxhEJUvQ.jpg SJePwYJp4OE.jpg T_xV_fycaV8.jpg oEFSpOqtgX0.jpg

Отчет ДОП ВГПУ за 2021 год

Вот и прошел очередной год работы ДОП ВГПУ (Воронежского педагогического университета), год непростой в условиях пандемии и бюрократических сложностей, с ней связанных. Но обо всем по порядку!

За 2021 год ДОП провела (или участвовала, или выступала соорганизатором) 85 мероприятий, из которых  35,3 % составили оперативные акции, 27,5 % акции общественного звучания, 7,1 % эколого-просветительские акции, 2,3 % - научные мероприятия. Из данных следует, что в условиях пандемии наиболее живучими оказались оперативные акции, да и акции общественного звучания оказались более "живучими". А вот просветительские акции оказались затруднены ввиду закрытия школ и других средних учебных заведений. Пандемия нас давит, но мы продолжаем активно работать!

Из оперативных акций самыми эффективными оказались рейды по выявлению незаконных свалок и экологических правонарушений на территории особо охраняемых природных территорий нашего города. А вот проведение общественных акций оказалось связанным с другими экологическими организациями (в частности, с ВРОО «Центр экологической политики»). Попытка ДОП ВГПУ войти в состав Всероссийского объединенного движения волонтеров экологов «Делай!» завершилась неудачей ввиду крайне забюрократированности данной организации и её ориентированности на Правительство РФ и «федералов». Так что, роман, как говорится, не вышел! Ну ничего, и не то переживали!

Из связей с другими организациями следует заметить, что связь с ВРОО «Центр экологической политики» восстановлена практически на до-ковидном уровне. Наметилось и восстановление связей с Воронежским заповедником, хотя тут ситуация куда как более сложная.

Студенты продолжают прибывать в ДОП, так что дефицита кадров пока не испытываем. Налажено сотрудничество с Волонтерским корпусом ВГПУ, так что теперь в наши ряды вливаются студенты других факультетов. Молодежь рвется в бой, так что единственным сдерживающим фактором пока остаются ковидные ограничения.

Но в целом с такими ограничениям, связанными с ковидом, мы уже приспособились, проведя в полном формате операции «Ель», «Первоцвет». Надеемся также в будущем году в полном объеме провести операцию «Благовещенье – без жертв!». Наметились восстановление «отношений» с Центром реабилитации диких животных, Волонтерами Гринпис (чья группа вновь воссоздана в нашем городе) и т.д.

Так что Дружина охраны природы ВГПУ полна решимости и в будущем году намерена достойно отпраздновать 50-летие ДОП Воронежа, равно как и продолжать работу на благо охраны природы нашего родного Центрального Черноземья.

Планы на будущее:

1.      Проведение юбилея 50-летия студенческого природоохранного движения Воронежа с участием Департамента природных ресурсов и экологии Правительства Воронежской области.

2.      Проведение дальнейших мероприятий в связи с установленным планом с дальнейшим расширением связи с различными экологическими общественными и государственными sufj-VKTESA.jpg LTF-GTAj8WI.jpg bbQxC1F9QoM.jpg xoKC9D-SOa4.jpg 1UyldlyO3ag.jpg организациями.

Итоги операции «Елочка – 2021»

Вот и закончилась очередная операция «Елочка», ежегодно проводимая Дружиной охраны природы ВГПУ в лесопарке Института лесной генетики и селекции. В последний раз в этом году мы запрокинули за плечи рюкзаки, затушили дозорный костер и потопали к автобусной остановке. В лесу было пустынно, но в ближайших жилых кварталах вовсю грохотали петарды! Народ уже начал досрочно встречать Новый год!

Для тех, кто не помнит, позволю себе заметить, что операция «Ёлочка» представляет собой комплекс мероприятий по охране насаждений хвойных в предновогодний период. Пока мы дошли до остановки, нам в лесу никто не попался. Так что у нас было время подумать об особенностях операции «Елочка – 2021». Итак, обо всем по порядку!

Пандемия коронавируса, захлестнувшая мир, сказалась и на нашей деятельности. Число проводимых общественных мероприятий сократилось раз в пять! Стоял вопрос и о проведении данной операции, тем более что за прошедшие десять лет острота данного вопроса заметно снизилась. Здесь, наверно, сказались и проводимые охранные мероприятия, значительно увеличившиеся штрафы за незаконные порубки и, с другой стороны, насыщение рынка новогодних «ёлочек» товарами, поступающими в нашу область со всего мира, начиная от пригородных лесничеств и заканчивая отдаленными регионами типа Вологодской и Архангельской областей. Появились также импортные «ёлочки» из Норвегии и даже Северной Америки!

Стали также разнообразней формы новогоднего обслуживания населения. Получили распространение искусственные «ёлочки», а также аренда ёлок напрокат с последующим высаживанием в питомниках или на участках озеленения.

Тем не менее, мы считаем необходимым не расслабляться и продолжать традиционную охрану елок в местах их непосредственного произрастания, уделяя особое внимание уникальной коллекции хвойных на территории лесопарка Института лесной генетики и селекции. Тем более, что следы порубок мы там встречаем практически ежегодно. Кто-то хоть по мелочи, а пакостит!

В этом году наблюдалось также значительное усыхание хвойных насаждений на территории лесопарка вследствие двухлетней засухи, по своей жестокости уступающей только засухе 2010 года. Мы неоднократно встречали засохшие ели, пихты, туи, кедры! По нашим подсчетам усохло не менее 15 % этой уникальной коллекции!

Операция «Ель» началась с традиционной заготовки дров для дозорного костра. В этот раз не обошлось без накладок! Не успели распились мы первый лежачий ствол, как бензопила сломалась! Пришлось разыскивать другую, так что заканчивать заготовку пришлось уже в темноте!

В первый вечер нас дежурило восемь человек студентов и выпускников различных лет. Мы традиционно контролировали наиболее ценные посадки хвойных (урочища «Голубые ели» и «Дальний кедровник»), одновременно совершая обходы всей территории лесопарка. Нам сразу бросилось в глаза значительно меньшее по сравнению с предыдущими годами количество гуляющих в лесу граждан. А с наступлением темноты люди из леса вообще исчезли! Объяснить мы сей феномен пока не можем. Может и это тоже как-то связано с пандемией коронавируса?

Следующий день начался с тревожного сообщения в социальных сетях об обнаружении следов порубки! Мы помчались на место преступления и действительно обнаружили кусок ствола канадской ели, обрезанный с двух сторон. Какой-то мерзавец сначала спилил елочку, а затем ещё и срезал макушку. А мы, ввиду своей малочисленности данный момент проглядели! Нам не сразу удалось обнаружить место порубки. Выродок (иначе его и не назовешь!) выбрал самые густые заросли, очевидно, в расчете на то, что порубку не заметят! Но что-то его спугнуло, и негодяй бросил кусок ствола, что позволило обнаружить следы преступления. Нам оставалось лишь искренне понадеяться, что срубленная елочка принесет беду в дом того, кто её погубил! Иначе, кажется, и быть не должно!

В последний день дежурств нам было четверо. Мы также контролировали самые ценные участки насаждений, периодически совершая выходы на другие участки. Но все было тихо, а с наступлением темноты люди из леса вообще исчезли. Данное обстоятельство нам повторно показалось необычным.

Итоги операции «Ёлочка – 2021»:

1.      Острота проблемы сохранения насаждений хвойных в предновогодний период заметно снизилась, но полностью не исчезла. Отдельные несознательные граждане (это ещё мягко сказано!) ещё наносят посадкам мелкий, но больно бьющий по нашим душам ущерб. Искренне надеюсь до них добраться. Это наверняка кто-нибудь из местных жителей.

2.      В последние два года на состоянии хвойных заметно сказался и природный фактор засушливости. Это уже вне нашей компетенции, но хотелось, чтобы руководство Института лесной генетики и селекции обратило на него внимание, равно как и на усовершенствование методов ухода за насаждениями хвойных, предотвращающих массовое усыхание или хотя бы уменьшающих его последствия.tusKAjowHV4.jpg Pasys-D6UHA.jpg nfVFZpTRc24.jpg LTF-GTAj8WI.jpg rWJIGZWaKYI.jpg aLIIRRpUq4I.jpg hA9KI4_TeTA.jpg

Открытие проекта «Собиратор» в Воронеже

сбиратор2.jpg собиратор.jpg собиратор3.jpg собиратор4.jpg

Мрачное ноябрьское утро отнюдь не способствует весёлому настроению. Тем не менее, преодолеваю себя, покидаю теплую квартиру и направляюсь к автобусной остановке. Менее чем через двадцать минут я выхожу на остановке «Улица Кирова». Прохожу ещё две сотни шагов и оказываюсь возле паба «100 ручьев», культового места у воронежской молодежи. Сегодня меня привело сюда предстоящие открытие проекта «Собиратор». Позволю себе коротко рассказать о самом проекте. Цитирую из интернета.

«Собиратор — это сообщество экоосознанных людей. Мы верим, что все жители Земли могут такими стать. Для этого Собиратор создает инфополе с экознаниями для каждого человека и организаций. Мы комплексно подходим к экологическим проблемам: меняем культуру потребления жителей, влияем на создание грамотной инфраструктуры раздельного сбора, сотрудничаем с компаниями и даем рекомендации для законодательных органов».

«Мы поможем:

— без труда и с удовольствием пройти этот путь;

— наладить раздельный сбор отходов;

— обучить и вовлечь команду, детей, близких;

— провести экологичное мероприятие и запустить масштабную промо-акцию;

— собрать вторсырьё на переработку и вещи на благотворительности;

— приобрести экологичные товары и продукцию из вторсырья».

Вот такой проект, наряду с проектами «Экодвор», «Сделаем!» и «Раздельный сбор» теперь появился на воронежской земле. Неудивительно, что он вызвал интерес как профессиональных экологов, так и экоактивистов.

Первое, что замечаю у входа в паб – стол, на котором стоят два самовара и несколько плетеных корзинок с пучками высушенной травы. Среди растений без труда узнаю зверобой, душицу, чабрец, традиционно ставшими в наших краях приправами к чаю.

В вестибюле паба вдоль стен размещены несколько контейнеров разных размеров и с различными надписями: «Макулатура», «Макулатура микс: книги, журналы, газеты, тонкий картон и др.», «Техника», «Электротехника», «Вещи для фондов (я так понял, имелись в виду благотворительные фонды»), «Жестяные банки и крышки», «Фольга», «Алюминиевые банки», «Пакеты и пленка» (здесь для каждого вида пластика был установлен отдельный контейнер с соответствующей маркировкой), «Металл». На втором этаже обращаю внимание на стеллаж, над которым красуется большая надпись «Редкости». Под редкостями в данном случае подразумевались: бытовая химия и средства гигиены, очки с диоптриями, украшения, настольные игры, канцтовары, материалы для творчества (?), подгузники и пеленки, пряжа, подарочные пакеты, винные пробки, бэйджи, контейнеры для линз, бритвенные станки, чеки, пластиковые карты, дозаторы, киндеры (?), ручки, фломастеры, диски DVD, коробки от дисков и кассет, рентген – снимки, палочки для суши. Я не случайно все так подробно расписываю. Надо сказать, что до сих такой детальной сортировки я не наблюдал.

Также на втором этаже висели несколько плакатов, озаглавленных: «То, что точно едет на свалку», «Как надо обращаться с отходами», «Как вы можете помочь планете прямо сейчас», «Переработка как вторая жизнь», «Гринвошинг или как нас обманывают бренды», «Какая упаковка экологичнее», «В чем проблема отходов».

На мероприятии я встречаю друзей, экологических активистов нашего города. Оживленно беседуем с Сашей Бурцевой (координатором регионального штаба Всероссийского движения молодых волонтеров экологов) и Катей Хомич (организатором проекта «Экодвор»). Из-за пандемии мы давно не виделись и нам есть о чум поговорить.

Вступительная часть завершается мастер-классами по изготовлению свечей из вощины и вязанием изделий из джутовой пряжи. Я заметил, что первый мастер-класс привлек значительно больше народа.

Когда я шел от здания паба «100 ручьев» к остановке, мгла на небе сгустилась ещё больше и стал накрапывать дождик. Но на душе моей было значительно светлей, чем в начале дня!

Фото:

С новым учебным годом!

День Знаний с советских времен традиционно отмечается широко! 1 сентября даже можно не смотреть в календарь, наблюдая счастливых разодетых в пух и прах родителей, волокущих за руки своих несчастных (но тоже одетых в парадные формы) отпрысков в направлении «рассадника знаний и культуры». Не случайно негласно этот день называют «Днем Вселенской детской скорби». В школьных дворах проходят торжественные линейки, гремит музыка, произносятся торжественные речи. Даже пандемия ковида не в состоянии отменить эти традиции!
Отгремела музыка и пышные спичи, и на следующий день начинается уже собственно учебный процесс. Позволю себе и я поведать о том, как проходил первый учебный день в одной из школ нашей области.
День начался с того, что две симпатичные девочки (6 класс) ... сломали недавно поставленный вокруг школьного участка металлический забор, легко выбив поддерживающие его опоры! На возмущение прораба девочки ответили такими словами, что прораб (а уж строители толк в ругани знают!), не ответив не слова, побежал жаловаться директору школы. Но это было только начало!
На одном из уроков ученику 7 класса, перебравшему энергетических напитков, стало плохо с сердцем! Вызывали скорую, сумевшую таки привести юного дегенерата в чувство, но на том приключения первого учебного дня не закончились!
На одной из перемен ученица 8 класса погналась на своим бойфрендом, упала с лестницы и сломала ногу! Снова вызвали «скорую»! У врачей, дважды в течение дня приезжавших в одну школу, похоже, сложилось об этом учебном заведении весьма определенное мнение. А мне между тем вспомнился легендарный монолог Г. Хазанова «Во всем виновата школа!»
Итак, итог первого учебного дня: два вызова «скорой», сломанная нога девушки, сокрушенный забор… Это при том, что около трети учеников ещё находятся с родителями «на югах» или ещё где-то на каникулах! Начало учебного года, типа, не про них…
С новым учебным годом, коллеги!  

Воронежские набережные

Воронеж — город морской, хотя и расположен в 600 км от ближайшего моря! Но он, пожалуй, единственный в мире (!) город, жители которого могут сказать: «У нас в городе есть море!». Да, да, именно так, не «город у моря» (этим никого не удивишь!), а именно море в городе! Читатели уже наверно догадались, что речь пойдет о Воронежском водохранилище, которое одни жители нашего города гордо называют «Воронежским морем», другие — куда менее почтительно «Водо..анкой». Но как бы то ни было, а «Воронежское море» и воронежские набережные являются на данный момент весьма ярким фасадом города, привлекающим жителей и гостей Воронежа.
Основными набережными Воронежа, определяющими в большой мере облик города, являются набережные, заключенные между Северным и Вогрэсовским мостами. Для людей, не бывавших в нашем городе, назову: Адмиралтейская, Массалитинова, Спортивная, Авиастроителей. Дружина охраны природы Воронежского педуниверситета наблюдает (сейчас модно говорить «мониторит») их состояние уже несколько лет подряд, фиксируя состояние берегов, наличие рекреационной инфраструктуры, качество воды, наличие сливов, мусора и его примерный состав. Уж что поделать, такова порода экологов: норовят в любую бочку меда подлить ложку дегтя! Итак, начнем по порядку. Предоставляю слово юным защитникам природы (цитирую с некоторыми исправлениями).
Набережная Авиастроителей (от Чернавского до Вогрэсовского мостов):
«Инфраструктура полностью отсутствует. Вода мутная, зеленого цвета. Местами есть заросли водорослей, но их не так много и они небольшой площади, примерно 1-3 метра. Есть места с более прозрачной водой, некоторые жители города не брезгуют искупаться там. Сливов не нашли. Больше всего мусора мы увидели на протяжении жк «Парус». На одном участке протяженностью 2 км собрали более крупный мусор, у нас получилось  11 мусорных пакетов. В одном месте, которое было размером максимум 3 м в длину и 4 м в ширину, для интереса, решили посчитать пластмассовые палочки для кофе и чая, насчитали 70 штук! И это на таком маленьком участке! В основном преобладает мелкий мусор, такой как бычки, пластмассовые палочки, фантики. Но так же много бутылок от алкогольных напитков».
Адмиралтейская набережная:
«Первый участок. Петровская набережная до причала теплохода Москва-16 (напротив дома по адресу улица Софьи Перовской, 4), (смотровой площадки с фонтаном). Параллельный улице Софьи Перовской. В целом больших проблем на этом участке не наблюдается, было обнаружено одно-два пятна зеленения (темно-зеленого оттенка) площадью 9-12 м2, без включения отходов. Цвет воды в большой степени в норме темно-голубого оттенка. Заросшие участки отсутствуют. Инфраструктура представлена смотровыми площадками, пристанью у Чернавского моста. На всей протяженности присутствуют мусорный урны (заполнены не полностью, осуществляется вывоз).
Второй участок. От причала теплохода Москва — 16 до Адмиралтейской набережной. На этом участке наблюдается проблемы: участок местам сильно загрязнён, было обнаружено множество пятен цветения (темно-зеленого оттенка) площадью 9-25 м2
с включения отходов различного рода (пластик, стекло, дерево, текстиль и т.д). Основные проблемные участки расположены у самого причала теплохода Москва-16; следующий участок напротив теннисного корта, заводь, поросшая растительностью (наблюдается выброс ила, водорослей и отходов на берег); другой участок берег напротив сооружения по адресу: улица Софьи Перовской, 5А (пятна зеленения с наличием мусора). Обнаружена также пара мертвых рыб на поверхности воды. На самой Адмиралтейской площади по набережной проблем не наблюдается. Цвет воды в большой степени: темно-зеленого оттенка. Заросшие участки присутствуют. Инфраструктура представлена смотровыми площадками, пристанью. На всей протяженности присутствуют мусорный урны (заполнены не полностью, осуществляется вывоз).
Третий участок. Песочная насыпь (дуга) расположенная между Адмиралтейской площадью и Вогрэсовским мостом. Представлена частично пляжем. На этом участке наблюдается небольшие проблемы, было обнаружено несколько пятен цветения (темно-зеленого оттенка) площадью 5-10 м2, без включения отходов). Основная проблема: выброс ила и водорослей на берег. Также есть участки с вывалом ТКО различного рода (пластик, стекло, текстиль и т.д). Есть участок изрезанной заводи с очень ярко-зеленым цветением воды, с отстойником отходов на границе с Адмиралтейской площадью. Также свою роль играет человеческий фактор, выброс мусора по месту отдыха на протяжение всего пляжа (пищевые отходы, упаковки). Цвет воды в большой степени: зеленого оттенка. Есть небольшие редкие заросшие участки. Инфраструктура представлена пляжем. На всей протяженности отсутствуют мусорные урны, вывоз отходов не осуществляется. Но стоит отметить что пляж стихийный, неофициальный и поэтому никак не оборудован».
Спортивная набережная (от Северного до Чернавского моста):
«Рядом с Северным мостом обнаружены автомобильные шины от находящейся рядом площадки для вождения. Пляж, расположенный рядом с парком «Дельфин», плохо оборудован. Есть кабинки для переодевания. Урн, туалета, пляжных зонтиков, лавок и прочего нет. Грязно, разбросано много мусора. Большая часть мусора стеклянные бутылки.
Напротив дома 1/12 по улице Переверткина обнаружена куча веток и мусора.
Координаты …. 80% мусора— пластиковые бутылки.
По координатам …. обнаружена труба. По-видимому, из неё вытекает обычная вода, неприятного запаха нет, прозрачная.
Куча мусора из пластиковой одноразовой посуды. Координаты …
Напротив Дворца Подводного Спорта по адресу Набережная улица 15А есть труба, но никаких сбросов из неё не замечено».
Набережная Массалитинова. «От Чернавского моста до пересечения набережной и ул. Достоевского на наличие экологических нарушений крупных нарушений не было выявлено. Свалок и сливов не обнаружено. В воде Воронежского водохранилища  были обнаружены бутылки и упаковочная обертка, а также тина и водоросли. Вода имеет зеленоватый оттенок.
На участке от пересечения набережной и ул. Достоевского до пересечения набережной и ул. Коммунаров больших нарушений замечено не было. Несанкционированных свалок и сливов обнаружено не было. Вдоль набережной наблюдается некоторое количество мусора (окурки, различный пластик, бутылки). Также мусор присутствует в самой воде. Вода в водохранилище имеет темно-зелёный цвет, замечены водоросли, а также цветение воды. Обнаружен неприятный запах.
На участке от спортивного клуба "Академия водного спорта" до пересечения набережной с улицей Коммунаров, больших скоплений мусора, сливов и явных загрязнений воды не обнаружено. Однако, на протяжении всего участка наблюдается мелкий мусор, в основном окурки, также встречаются стеклянные и пластиковые бутылки, жестяные банки, пакеты и т.д. Возле самого спортивного клуба замечены признаки цветения воды, присутствует характерный запах.
На участке от Северного моста до спортивного клуба "Академия водного спорта" явных нарушений замечено не было. Но, на протяжении всей данной территории наблюдается небольшое количество мусора в виде окурков, различных видов пластика, бумажной упаковки, стекла, покрышек и т.д. Наличие свалок и сливов не обнаружено. На основной площади прибрежного участка присутствует излишняя растительность. Вода темно-зеленого цвета, имеет признаки цветения, присутствует характерный запах».
Таковы полученные нами, как сами понимаете, весьма поверхностные результаты, которые уже заставляют глубоко задуматься. Из четырех обследованных набережных в мало мальски удовлетворительном состоянии находится только набережная Массалитинова и отдельные участки Адмиралтейской набережной. Все остальные участки подвержены нерегулируемой рекреационной нагрузки при отсутствии каких-либо признаков наличия инфраструктуры. Так что за проблему благоустройства воронежских набережных пора браться кардинально и со всех сторон: от создания рекреационной инфраструктуры до строгого преследования любителей использовать набережные в качестве свалки.Безымянный7.jpg Безымянный6.jpg Безымянный8.jpg Безымянный13.jpg Безымянный10.jpg Безымянный11.jpg Безымянный10.jpg Безымянный9.jpg Безымянный4.jpg Безымянный7.jpg  

Особо охраняемые природные территории Воронежа: итоги обследования 2021

Лето для Дружины охраны природы Воронежского педагогического университета — пора особая. Именно в это время собирается большая часть научного материала, который затем используется на занятиях или для написания курсовых и дипломных работ. На этот раз объектом нашего пристального внимания стали особо охраняемые природные территории нашего города. В обследовании принимали участие 18 студентов профиля «Экология». Всего было обследовано 10 ООПТ Воронежа, из которых 3 областного, 7 — местного значения. В объекты исследования попали 1 природный парк, 2 памятника природы, 7 садово-парковых ландшафтов. Оценивалось: состояние древостоя, наличие вывалов мусора, вытоптанных и выгоревших участков. Результаты обследований показаны в таблице.

Таблица
Результаты обследования ООПТ Воронежа летом 2021

Обнаруженные нарушения
Алые паруса
Танаис
Сквер «Северный»
Дендропарк ВГЛТУ
ПП «Северный лес»
Парк им. А. Дурова
Сквер «Мемориальный»
Танаис
Южный
Дельфин
Неудовлетворительное состояние древостоя
+
+
+
Вывалы мусора
+
+
+
+
Вытоптанные участки
+
+
+
+
+
+
+
+
Выгоревшие участки
+
+
Как видно, чаще других встречается такое нарушение как наличие вытоптанных участков. Оно обнаружено в 80 % ООПТ. Данное обстоятельство говорит о  чрезмерной рекреационной нагрузке в этих ООПТ и необходимости принятия мер по её регуляции.
Вывалы мусора обнаружены в 40 % ООПТ. Здесь необходимо принимать самые разнообразные меры: от жестких штрафов до планомерной работы в области экологического просвещения населения. В принципе в этом плане за последние 5 лет наблюдается определенный прогресс.
Неудовлетворительное состояние древостоя обнаружено в 30 % ООПТ. Всё это парки, древостой которых состоит более чем на 90 % из сосны. Это — загущенные насаждения, ранее бывшие лесами и при застройке новых районов ставшие парками. Для улучшения их состояния необходимо принятие комплекса лесохозяйственных мероприятий, направленных на повышение устойчивости лесных экосистем.
И, наконец, наличие выгоревших участков в 20 % городских экосистем требует принятия самых жестких мер по борьбе с любителями разведения костров в лесу, вплоть до уголовной ответственности.
В заключение приведу несколько выдержек из дневников студентов участников обследования:
Безымянный7.jpg Безымянный4.jpg Безымянный5.jpg Безымянный4.jpg Безымянный3.jpg Безымянный3.jpg
Парк «Танаис»: «Примерный состав мусора: пластик (полиэтилен, ПЭТ бутылки, и т.д.), бумага и бумагосодержащие элементы, сигаретные бычки. Очень много мусора, люди устраивают пикники, но убирать за собой не хотят!»
Парк «Южный»: «Присутствуют участки со строительным мусором. Бытовой мусор встречается изредка и представляет собой: пластик, стекло и пищевые отходы.»
Парк «Дельфин»: «Мусор состоит в основном из пластиковых бутылок и строительного материала».
Как говорится, ни прибавить, ни убавить! Простим стилистику молодых защитников природы! Ясно, что некоторые выражения вырвались у них сгоряча при виде тех безобразий, что творят в наших парках представители старшего поколения!

Центральный парк Воронежа: июль

В один из выходных дней июля я спускаюсь по хорошо знакомой тропе в Центральный парк Воронежа, известный его жителям как парк «Динамо». Ночной дождь освежил воздух и разогнал на время удушливую жару, сделав пребывание в Ботанической балке, на стенах которой и раскинулся этот крупнейший парк города, достаточно комфортным.
На окраине парка в самом начале тропы меня приветствуют своим цветением этакие «маленькие солнышки» - ярко-желтые соцветия пижмы. «Пижма зацвела – лету конец» - гласит народная примета.  
Июльский парк по сравнению с июньским поражает своей тишиной, нарушаемой лишь доносящимися с большой высоты резкими криками «стрииии» выводков стрижей, недавно покинувших свои гнезда, устраиваемые под карнизами и подоконниками Березовой Рощи и новых домов по улицам Транспортная и Ленина.
Кажется, парк пуст, но стоит внимательней прислушаться и вглядеться, как быстро понимаешь, что это далеко не так. Парк и сейчас (как и в любое время года) насыщен жизнью, но сейчас эта жизнь стала менее заметной и не так бросающейся в глаза.
С макушек самых высоких тополей, растущих вдоль главной аллеи периодически доносится «тянь — тень — тень — тень — пень». Это поет пеночка — теньковка. Пение уже не такое громкое, какое издает эта маленькая птичка в апреле по прибытии со своих средиземноморских зимовок. Это пение теперь будет слышно до самого отлета, который произойдет в середине октября.
Явно поубавилось в парке сизых голубей и полевых воробьев. Голубей, впрочем, стало меньше ещё в конце мая, когда разъевшиеся на даровых харчах, щедро приносимых посетителями парка, «сизари» разлетелись гнездиться по окрестным городским кварталам. А вот воробьи в массе своей покинули парк недавно с появлением вторых выводков, перейдя к кочевому образу жизни по окрестным полям и пустырям.
Исчезли из парка и дикие утки кряквы. В конце июня их выводок поднялся на крыло и покинул на время родной пруд, направившись на просторы «Воронежского моря». Вернутся сюда кряквы теперь в сентябре. Сначала прилетят «хозяева» пруда, а потом к ним присоединятся «гости» в количестве до нескольких сотен, образуя уже известную всему городу «утиную тусовку», ставшую за последние время одним из популярных воронежских брендов.
Незаметны сейчас в парке и представители вороньего племени — вороны, сороки и сойки. Они, правда, никуда не делись, но ведут себя весьма тихо, стремясь не привлекать внимание к недавно покинувшим гнезда слеткам. То же самое можно сказать и о дятлах.
Не слышно и соловьев. Правда, иногда из кустов доносится тихое жалобное «пиии», прерываемое еле слышным «хр, хр». Это все что осталось от богатой разнообразными звуками майской соловьиной песни. Птенцы у соловьев вывелись в последней декаде июня, и сейчас распадаются последние выводки. Наши края эти «короли российских певцов» покинут уже в августе, хотя отдельные птицы могут задержаться до начала октября.
В районах парка с обильным подлеском сейчас — царство синичьих выводков. Это -  вторые синичьи выводки в году. Сейчас они кочуют по ближайшим окрестностям. А начиная с середины октября начнут возвращаться в парк и в ближайшие городские кварталы поближе к устраиваемым для них кормушкам. Вместе с ними прибудет их многочисленная синичья родня из окрестных лесов.    
Из других выводков в это время в парке можно обнаружить маленьких скромно окрашенных сероватых птичек с пестрой грудью и рыжим подхвостьем. Они издают довольно громкий писк, прерывающийся хрипловатыми звуками. Это — серые мухоловки, устраивающие гнезда в полудуплах под отставшей корой.
Нередки в это время в парке выводки горихвосток — красивых птичек в ярко-оранжевым подхвостьем, за которое они и получили свое название. Эта птица также устраивает свои гнезда в дуплах. Серые мухоловки и горихвостки пробудут в парке до начала октября, после чего отправятся на свои средиземноморские и африканские зимовки.
Такова жизнь в Центральном парке в середине лета. Когда я покидал парк, поднимаясь по склонам Пионерской горы, до моего слуха донеслось громкое хрипловатое «ху — ху — хуууу — хуху» лесного голубя вяхиря, ставшего за последние двадцать лет обычным обитателем Центрального парка.  

Сюрпризы этого лета

Удушливая жара и влажность, обрушившиеся на Центральное Черноземье во второй половине июня, вызвала у воронежцев легкую панику. Жители областного центра устремились на городские пляжи и в магазины и киоски за прохладительными напитками, а блистательная корреспондентка "Блокнот - Воронеж" Вика Воротникова приступила к регулярному обследованию состояния воронежских пляжей. Воронежские дачники устремились в пригородные садово-огородные товарищества за первым в этом году урожаем: редиской, морковкой, огурчиками, зеленым луком и прочим.
А тем временем в степях юга области происходили события другого рода, мало кем замеченные, но от этого не менее значимые. Степная растительность, словно бы обрадовавшись наступившей влажности, стала приобретать сочные зеленые цвета, на фоне которых эффектно выделяются синие, фиолетовые, розовые и светло-серебристые пятна. Такое сочетание цветов для наших степей не вполне обычно. В то же время традиционно степные растения: ковыль, шалфей поникший, астрагалы такой активности не проявляют.
Синие краски в степи создает цветущий шалфей степной. Это — удивительное растение, обладающее незаурядными лекарственными свойствами. В его листьях содержатся эфирные масла, дубильные вещества, алкалоиды. Водный настой листьев шалфея применяется при простудных заболеваниях и как вяжущее дезинфицирующее средство при кишечных и желудочных расстройствах. Кроме того, шалфей входит в состав травяной смеси, применяемой в народной медицине при лечении туберкулеза легких и других заболеваниях органов дыхания.
Фиолетовый цвет придает степной растительности душица обыкновенная, встречающаяся практически повсеместно. Это — одно из самых популярных лекарственных растений, содержащее эфирные масла и витамин С. Она возбуждает аппетит, улучшает пищеварение, снимает тошноту и головную боль. Наружно настой душицы применяется при рахите, золотухе, сыпях, нарывах и других кожных заболеваниях. Кроме того, многие любители душицу заваривают и пьют как суррогат чая.
Розовые пятна создают в степи заросли чины клубненосной. Это — влаголюбивое растение и обычно его в степи немного, но условия этого года способствовали увеличению численности и распространения этого вида. Это - также лекарственное растение (а у нас других и нет!), отвар которого применяется в народной медицине при дизентериях, поносах и других желудочно-кишечных расстройствах.
Светло-серебристый цвет степи придают обсеменившиеся головки козлобородника, этакого мегаодуванчика. Уже в середине июня его семена покрыли водную гладь Дона, немало смущая рыбаков и купальщиков.  
Повышенные температура и влажность способствовали более раннему появлению выводков у некоторых видов птиц. Причем разница с обычными сроками составила до двух недель.
Так раньше обычного появились выводки сорокопутов жуланов и чернолобых сорокопутов. Уже в конце июня в степных зарослях терновника можно было услышать  характерные крики «вэй, вэй», которым родители предупреждают слетков об опасности.
Раньше обычного стали собираться в стаи молодые серые вороны и скворцы. Первые покинули места своего гнездования уже в середине июня. При этом исчезли даже те пары, которые проводили на своем участке круглый год. Невольно задумываешься, к чему бы это?
 А скворцы впервые за последние минимум два десятка лет стали опять собираться в огромные стаи по несколько тысяч птиц, кочую по пригородным садам и долинам рек. Такое впечатление, что их что-то подгоняет к более раннему началу миграций. Хотелось бы знать, что?
Таковы сюрпризы, которые нам (помимо новой вспышки пандемии коронавируса) преподнесло начало этого лета. А что нас ждет впереди?AcniaecgnhI.jpg -3lctDFkHsU.jpg zF6qysmMKBI.jpg

«В лесах» и «Тень» (почти по П. Мельникову — Печерскому и Е. Шварцу)

Теплое майское утро застаёт меня на вокзале «Воронеж — 1» в ожидании скоростного поезда «Юность» Воронеж — Москва. Мне предстоит дальняя поездка в один из глухих районов нижегородской области, в места, когда-то воспетые П. Мельниковым — Печерским, в край староверческих скитов, лесозаготовителей и золотоискателей. Но моя роль более прозаична! Я направляюсь туда в качестве судебного эксперта, дабы разрешить извечный спор между соседями, а именно, является ли установленный одной стороной глухой забор помехой для выращивания другой стороной огородных культур. История, в общем — то, стара как мир, но почему-то московские эксперты не стали ею заниматься, «перекинув» сие малоприятное дело на своих воронежских коллег.
Дорога на Москву мне знакома уже, наверно, до мелочей. Но я каждый раз внимательно смотрю в окно, пытаясь заметить что-то новое. Начиная с рязанской области замечаю стоящую в придорожных канавах воду, а вдоль дороги регулярно попадаются семьи воронов. Одновременно мне на вацап приходит сообщение от московской знакомой: «А у нас стрижи появились!»
В Москве я совершаю быстрый переезд с Казанского вокзала на Курский, где беру билет на скоростной поезд «Стриж» до Нижнего Новгорода. Его цена почему-то оказывается в три с лишним раза выше аналогичной цены билета из Воронежа до Москвы (при том, что расстояние в полтора раза меньше). Думаю, что поеду в каких-то суперкомфортных условиях («Это же «Стриж»!» - с придыханием заметила мне кассирша), но … попадаю в довольно тесный вагон. Как впоследствии выяснилось, уровень обслуживания здесь явно ниже, чем в нашей «Юности». Впрочем, вопрос формирования цен, по-моему, до сих остается одним из самых малоизученных в экономике!
Мои соседи по вагону почти непрерывно говорят по мобильным телефонам. «А трубы завезли?», «Сколько бетона загрузили?», «Начинайте разгрузку!», «Грузи на два кубометра больше!» - так и несется со всех сторон. Мне невольно вспомнились слова наших студенток, ездивших в Нижний Новгород на конференцию ДДОП: «Нижний Новгород — один большой Машмет!» Для несведущих, «Машмет» - промышленно-пролетарско-хулиганский район Воронежа, известный дешевизной жилья и не самой благополучной в городе криминогенной обстановкой.
Прибываю в Нижний Новгород, беру такси и направляюсь в отель «Майский сад», где мне должен быть забронирован номер. Отель располагается в одном из центральных районов Нижнего Новгорода, но застроенного почти одними бревенчатыми бараками. Район заселен преимущественно мусульманами (хозяином отеля является волжский татарин). Немного прогулявшись после ужина, встречаю несколько компаний молодых парней (и ни одной девушки!) с характерными мусульманскими бородками, ведущих себя однако абсолютно не агрессивно и даже здоровающихся со мной. Между собой, как я заметил, мусульмане говорили по-русски.
Всю ночь за окнами пели соловьи! Я заметил, что их пение несколько отличается от пения наших прославленных курских и воронежских соловьев. Здесь в соловьином пении явно преобладают свистовые звуки, тогда как наши соловьи славятся своими «дробями» и «раскатами».
Утром после сытного завтрака («Когда ещё придется обедать?» - думалось мне) решаю добраться до райцентра Ковернино на такси. Ведь мне надо успеть до того, как злополучная тень уйдет с огорода, который мне необходимо обследовать. Если верить ранее изученным мною материалам дела (весьма толстой папки!) то тень присутствует на соседнем участке в первой половине дня, исчезая к полудню. «Тень, знай своё место!» - невольно вспомнилось мне высказывание из бессмертного произведения Е. Шварца.
За время двухчасового пути я старался как мог получше узнать об окружающих меня окрестностях. Таксист, узнав о том, зачем я еду в Ковернино, заметил с присвистом: «Да вы уже не первый такой, кого я вожу! В этом Ковернино редко кто из соседей с другим ладит! Даже если один новую машину купил, то там сосед с ним уже не здоровается!» Эти высказывания меня на оптимистичный лад далеко не настраивали.
Пейзаж в Нижегородской области (по крайней мере, в той части, которую я посетил) представлен в основном молодыми лесами возраста не больше тридцати лет, выросшими на месте заброшенных полей. Кое-где мне попались довольно обширные участки сельхозугодий, на которых трудились импортные картофелепосадочные машины. Местные агрохолдинги явно отдают предпочтение этой овощной культуре.
Из птиц (как же я мог не обратить на них внимание!) обращало на себя внимание довольно большое количество чаек (сказывалась близость матушки Волги!). На попавшихся нам в дороге прудах покачивались гоголя. Из хищников мне по одному разу попались болотный лунь и черный коршун.
Обращало на себя внимание явно небольшое (по сравнению с нашим регионом) количество машин с московскими номерами. Видно, что данное направление для жителей столицы в плане отдыха мало популярно.
Наконец, прибываем на место и не без труда находим нужный адрес. Отпускаю такси, делаю глубокий вдох — выдох, мысленно крещусь и стучу в калитку. Хозяева (довольно приятная пожилая пара) открывают мне почти сразу! Видно, что меня здесь ждут давно и с нетерпением!
Ширина означенной тени на момент моего прибытия (около десяти часов утра) составляет полтора метра (тщательно измеряю рулеткой), потом беру в руки люксметр и измеряю уровень освещенности. Этот процесс несколько затягивается, так как периодически набегающие облачка сбивают картину. Закончив с измерением уровня освещенности, приступаю к ботаническому обследованию.
Тем временем «на сцене» появляется противоположная сторона! Они (супружеская пара лет под сорок) сперва держатся настороженно, поглядывая на меня с явной неприязнью, но потом «оттаивают» и даже помогают в измерениях.
Я беру в руки веревку, делаю из неё квадрат со стороной двадцать сантиметров, кладу его на землю через каждые пять метров. В присутствии обеих сторон считаю количество растений в каждом квадрате.  
Следующим этапом становится подсчет кустов сирени и жимолости, оказавшихся в зоне затенения, измеряю их высоту, количество ветвей, число завязей на одной ветви. Хозяйка участка почти непрерывно причитает о том, что вот, как забор построили, урожай лука упал, жимолости и смородины стало меньше и лежать она стала хуже! Другая сторона молчит, так что я даже невольно зауважал их стоицизм.
Здесь мне вспомнился мой предыдущий опыт работы судебного эксперта и невольно подумалось, что с олигархами, транснациональными корпорациями и агрохолдингами простым гражданам легче договориться, чем соседям и родственникам между собой.
Вспомнил я и одного знакомого районного судью, матерого «волчару», вынесшего не один десяток суровых приговоров и схватившего инфаркт после разбора одного подобного дела! После он долго не мог понять, как нормальные люди из-за дела, не стоящего выеденного яйца, превращаются, по его словам, «черт знает во что»…
Заканчиваю осмотр, стороны подписывают акт, на мой вопрос, есть ли у кого претензии, дружно мотают головами. Хозяева предлагают остаться у них пообедать, но я уазываю на щекотливость моего положения и прошу лишь отвезти меня на автостанцию. Когда мы садились в машину, хозяин спросил моего мнения об их шансах выиграть дело. «Пока вы между собой не договоритесь, вам вся академия наук не поможет!» - выпаливаю в ответ. Хозяин вздыхает, с грустью смотрит на злосчастный забор и, имея в виду, очевидно, своих соседей, высказывается: «Но ведь так же не делается...»
Обратный путь проходит стремительно. Я лишь успеваю перескакивать из автобуса в поезд и с поезда на поезд. Уже на следующее утро выхожу на станции «Воронеж — Южный». Родной город встречает меня жарой и обилием майских жуков! Меньше чем через час я уже ласкаю своих котиков, оставленных на два дня на попечение знакомой.
На том закончилась моя эпопея «В лесах»!


 

Очередной субботник на Песчановке

Довольно теплое апрельское утро застает нас у главного корпуса педагогического университета. Нас это членов Дружины охраны природы во главе с их куратором. А собрались мы в ожидании автобуса, который отвезет нас на берег «Воронежского моря», где мы уже пять лет (!) проводим регулярную очистку прибрежных лесных посадок от многочисленного мусора, оставляемого здесь нашими несознательными гражданами.  
Наши многолетние усилия принесли определенные плоды, мусора стало заметно меньше, но … пандемия коронавируса, во время которой различные мероприятия (в том числе, субботники) стали невозможны, возникали определенные опасения, что проявившиеся положительные тенденции могут, как говорится, «повернуть вспять».
К нам присоединяются студенты института высоких технологий, так что автобус едет набитый «под завязку». Не проходит и получаса, как мы уже на месте. Нас встречают наши давние друзья, сотрудники ВРОО «Центр экологической политики» в характерных ветровках светло-салатного цвета и с разноцветными мешками для сбора мусора.
Стоящий на берегу хозяин черной “BMV” сперва с недоумением смотрит на такую толпу, а потом неуверенно спрашивает: «А что вы тут собираетесь делать?» «Мусор за вами убирать!» - следует бойкий ответ и  “BMV” моментально ретируется.
Первым делом наши организаторы напоминают, чтобы студенты ВИВТ ни в коем случае не рвали весенние цветы, которых в лесу ещё довольно много. Нашим студентам, среди которых немало участников операции «Первоцвет», об этом напоминать не надо! Проводится короткий инструктаж о том, какой мусор в мешки какого цвета надо собирать, и мы приступаем.
Студенты веером входят в лес, работа закипает, но вскоре становится ясно, что силы необходимо перераспределить. На одном участке мусора довольно много, а на другом его почти нет (что в определенной степени приятно).  
Прямо посреди леса мы наталкиваемся на кучу какого-то странного вещества белёсого цвета, по виду похожую на соль. Правда, попробовать её на вкус никто не решился! В ход идут лопаты, и вскоре мешки черного цвета (для «разного» мусора) оказываются заполненными почти все. А их было почти сорок!
А вот традиционной пластиковой и стеклянной тары, всегда в изобилии встречающейся в подобных популярных местах отдыха, на этот раз явно немного. Мы едва собрали десяток мешков того и другого. Или стал поаккуратней народ за прошедшие пять лет? Хотелось бы в это верить!
Уборка заканчивается довольно быстро. Студенты с торжеством выносят из леса и складывают в общую кучу последние мешки. Фотографируемся на их фоне, после чего следует самое интересное для молодежи — раздача различных призов! Без приза — небольшой, но очень практичной матерчатой сумочки не остался никто!

Выводы по акции:

Пять лет наших усилий по уборке мусора на этом конкретном участке не пропали даром: мусора стало заметно меньше. При этом особенно заметно упала доля т.н. «бытового» мусора, и увеличилась доля мусора явно промышленного происхождения. Два года назад мы прямо из воды вытащили с полсотни шин, высыпанных каким-то нерадивым «шиномонтажем», а в этот раз пришлось повозиться над уборкой какого-то странного солеподобного вещества, происхождение которого не мешало бы выяснить!
6eKOa5ipEwg.jpg HhSHmDPGvFA.jpg 92dnfNVWHVE.jpg  

Интеллектуальная экологическая игра «ECO QUIZ”

Предложение поучаствовать в интеллектуальной экологической игре поступило, как всегда, неожиданно. Нам предлагалось выставить команду, как было указано в письме, «для участия в битве экологических интеллектуалов». На неожиданные предложения реагировать надо быстро, так что бросаю клич в социальных сетях. На моё удивление желающих поучаствовать оказывается достаточно много, так что мы даже набираем сразу две команды.
В назначенное время я уже прохаживаюсь у входа в 7-й (новый по моим понятиям) учебный корпус лесотехнического университета в ожидании главных участников «битвы интеллектуалов». Пока я жду студентов, в голову неумолимо наползают воспоминания 33-летней давности.  
В то время, когда лесотехнический университет был ещё лесотехническим институтом, не было интернета и мобильных телефонов, а на месте 7-го корпуса был обычный пустырь, в столовой ВЛТИ проходил интеллектуальный турнир «Природа и мы», в котором автор этих строк принимал участие в качестве капитана команды биофака ВГУ. Этот турнир проходил по образцу популярного тогда (да и сейчас!) интеллектуального шоу «Что? Где? Когда?». Все было, «как у тех самых знатоков» - волчок, ведущий, блиц-турнир, а в качестве призов давались книги о природе. Автор до сих пор хранит у себя выигранный тогда сборник рассказов Э. Сетон-Томпсона, да и мои товарищи ушли, как говорится, «с трофеями», не говоря уже о большом моральном удовлетворении. Ведь мы тогда победили две команды «лестеха»! В душе играла надежда, что и сейчас я увижу нечто подобное турниру 30-летней давности!
Наконец, наши обе команды экологов ВГПУ собираются, и мы направляемся в большую аудиторию, где и должны произойти основные события. Собираются и другие команды. Помимо наших двух со звонкими названиями «Экогерои» и «Зелёный камуфляж», читаю таблички с надписями «Эколестех», «ЭкоВГУ», «Ареал». Всего было представлено семь команд из четырех вузов и двух колледжей.
Игра начинается, как водится, с выступления ведущего. Затем участников приветствовала проректор ВГЛТУ по науке и инновациям. Было предоставлено слово и автору этих строк.
Игра начинается с представления команд. Некоторые команды ограничивались выкрикиванием девиза, хозяева турнира (команда «Эколестех») показала мини-видеоролик о своем вузе, но наша команда «Зелёный камуфляж» воистину «зажгла», исполнив красивую песню "Эколог любимый - надежда России!" на мотив песни «Районы, кварталы...» популярной ныне у молодежи группы «Звери». «Это — серьезная заявка на победу!» - резюмировал ведущий.
Далее последовала разминка. Она заключалась в том, что ведущий задавал вопросы, а на экране высвечивались варианты ответов. У участников подобных игр моего поколения такая форма вызвала бы, как минимум, недоумение, но сейчас такое весьма распространено. Здесь главную роль играли даже не знания, а острота реакции. Важно было первым поднять «флажок», но при этом не совершить «фальш-старта», подняв его раньше, чем ведущий закончит называть варианты ответов.
Следующим раундом было разгадывание ребусов, также высвечивающихся на экране. За каждым ребусом пряталось какое-либо общеизвестное экологическое понятие. Здесь участникам надо было проявить одновременно сообразительность и быстроту реакции и в то же время не перестараться, опять совершив «фальш-старт».
Затем последовало новое испытание. Оно заключалось в следующем. Каждой команде были выданы листки с названием биологической науки и названием группы живых организмов. Необходимо было составить список живых организмов соответствующей группы с названиями, начинающимися на буквы, из которых состояло название биологической науки. Например, если на листке были написаны слова «зоология» и «растения», то надо было составить список из растений, названия которых начинались с букв «з», «о», «о», «л», «о», «г», «и» и «я». Если команде попался листок со словами «ботаника» и «птицы», то нужно было составить список видов птиц, названия которых начинались на буквы «б», «о», «т», «а», «н», «и», «к» и «а». Ну и так далее. Время при этом не зачитывалось.
Последним раундом опять стали вопросы с указанием вариантов ответов. Например, задавался вопрос «В каком году была издана первая Красная книга?», и на экране выдавались варианты ответов. Победу опять же решала скорость и острота реакции. Нужно было поднять  «флажок» раньше других команд, но не раньше, чем ведущий огласит последний вариант ответа.
Пока жюри подводило итоги, обе команды ВГПУ, уже отметившиеся исполнением  песен, были приглашены на сцену. Прозвучала песня «Районы, кварталы...» на этот раз в оригинале. Затем была исполнена популярная и в мое время песня В. Цоя «Звезда по имени Солнце». Публика долго аплодировала и не желала наших студентов отпускать. «Ну, не победим, так хоть «зажгли»!» - мелькнула у меня мысль.
Наконец пришел момент объявления победителей. Объявлять, как водится, начали с конца. Два последних места досталось представителям средних учебных заведений (что, в общем, следовало ожидать). Неожиданно сразу за ними следовала команда ВГУ, которую вначале прочили чуть ли не в победители. Следующей стала наша команда «Зелёный камуфляж» (к немалому её огорчению). Зато команда «Экогерои», состоящая из студентов 1 курса, возликовала! Теперь стало ясно, что они, как минимум, призеры! А когда следующей объявили команду «Ареал» из арихитектурно-строительного университета, ликование среди «Экогероев» достигло пика!  
Как и следовало ожидать, нам досталось второе место, а победителями (что тоже было вполне ожидаемым) стали хозяева турнира команда «Эколестех» (не заморачивались ребята явно с названием).  

Выводы по данному мероприятию:

У участников турниров «Природа и мы» и «Что? Где? Когда?» (типа автора этих строк), а также «Турнира трех наук» (где автор имел честь быть членом жюри) предложенный формат интеллектуальной игры вызвал бы явное недоумение. Не скрою, моё первое впечатление было именно таким! Но, тем не менее, у меня появилась надежда, что со временем данный турнир получит развитие и станет настоящей «битвой экологических интеллектуалов».  
6o69edM8XM4.jpg kW_xUC6xIpA.jpg C6dn6fir9ss (1).jpg EtP_nItgczw.jpg  
Фото:

ВоронежВторма - 2021

Теплый, хотя и пасмурный, апрельский день застает нас, студентов — экологов и их неугомонного куратора, на проходной ООО «ВоронежВторма», что находится, как говорят в нашем городе, «на Ваях», в районе, овеянном славой группы «Сектор Газа».
Но нас сюда привлекли не музыкальная история Воронежа, а нечто другое. Вот уже пять лет мы регулярно посещаем вышеуказанное предприятие, отслеживая происходящие изменения в воронежском рынке вторичных ресурсов.
«Воронежвторма» - старейшее предприятие нашего города, занимающееся переработкой вторичного сырья и ведущее свою историю ещё от советского предприятия «Воронежвторресурс».
В прошлом году экскурсия не состоялась ввиду введенных ограничений, связанных с пандемией коронавируса, так что данной экскурсии лично я ждал с особым нетерпением. И вот мы проходим через проходную и оказываемся на территории предприятия.
Первое изменение, бросившееся в глаза — отсутствие могучих «дальномеров» с украинскими номерами, чьё место заняли небольшие но верткие грузовые «ГАЗели». Осмотрев двор, мы проходим в цех переработки полиэтиленовой пленки.
Сразу замечаем целые «Альпы» полиэтиленовой пленки, буквально заполонившие помещение и вздымающиеся до потолка! Такого здесь раньше не было! На мой вопрос, отуда такое количество полиэтилена наш гид отвечает, что в основном (процентов на 30) полиэтилен поступает с приемных пунктов «Стимул», разбросанных по всему городу.
Крупные торговые сети стали поставлять значительно меньше (это касается и полиэтилена, и макулатуры), предпочитая другие предприятия города, где цена повыше. Но появилось много мелких магазинчиков, также сдающих на «Вторма» свои отходы. А в целом, объём принимаемых отходов вырос, и даже штаты предприятия расширились! Похоже, объемы производимых в нашем городе отходов за два года заметно выросли, так что, несмотря на конкуренцию, безработица этой отрасли пока не грозит!
Аналогичную картину (заполненные до потолка помещения) мы застаем и в цехе макулатуры. Здесь, как и в предыдущие годы, нам удается найти несколько интересных книжек, которые мы прихватываем с собой.
В цехе готовой продукции студенты на упускают случая сфотографироваться на фоне огромных тюков прессованной макулатуры, также вплотную уставившие помещение и возвышающиеся да потолка.
На мой вопрос, куда пойдет эта продукция, следует ответ, что раньше 85 % макулатуры закупал киевский картонно-бумажный комбинат, а сейчас основная её масса отправляется на небольшие предприятия Воронежа и Липецка, где производят туалетную бумагу, бумажные полотенца, салфетки и т. д., т. е. товар действительно ходкий и быстро находящий спрос. В соседнем цеху нам представилась возможность наблюдать работу пресса, произведенного ещё в братской ГДР и являющегося ровесником автора этих строк, но служащего до сих пор.  
На открытых площадках мы полюбовались несколькими грудами разноцветном битого стекла. Его скупает какое-то воронежское ИП, а потом направляет оное на стекольные заводы, причем не только в России, но и за границей.
Я задал вопрос гиду, сказалась ли пандемия на рынке вторичного сырья? Оказывается, сказалась. Пожилые люди, являющие главными посетителями пунктов приема, явно снизили активность. Некоторые приемные пункты даже пришлось закрыть, но в ближайшее время они возобновят свою работу.
На том экскурсия заканчивается. Благодарим нашего гида и направляемся к выходу, тем более, что дождь уже начинает накрапывать.

Выводы по экскурсии:

1. Объем производимого в нашем городе вторичного сырья заметно вырос за прошедшие два года, что видно невооруженным глазом даже на примере одного предприятия, занятого его первичной переработкой.
2. Количество предприятий, перерабатывающих и использующих вторичное сырье в Воронеже и ближайших регионах также заметно выросло. В основном, это небольшие предприятия, производящие насущные товары из бумаги и полиэтиленовой пленки.
3. В целом, рынок вторичного сырья в нашем городе интенсивно растет и развивается и в ближайшие годы следует ожидать дальнейшего увеличения как объемов поступающего сюда сырья, так и количества предприятий, занимающихся его утилизацией.eHDO42qLN-4.jpg BOjqM9pL_SY.jpg Vzy64O6JLDM.jpg OR6EfFSc988.jpg p1qM-iTiufc.jpg  

Первоцвет - 2021

Операция «Первоцвет», направленная на предотвращение сбора и продажи весенних раннецветущих растений, является традиционной операцией, проводимой Движением студенческих Дружин охраны природы с 70-х годов прошедшего века. Дружина охраны природы ВГПУ проводит эту операцию с момента своего основания, т. е., с 2013 года.
Этот год, как и многие предыдущие, имеет в этом отношении свои особенности. Снег сошел рано, но в марте ударили морозы, в результате которых пострадали уже тронувшиеся в рост луковицы подснежников (пролески сибирской). В результате появление этих первых весенних растений задержалось по сравнению в предыдущим годом где-то на месяц, да и сам «синий ковер», традиционно покрывающий почву наших дубрав в начале апреля (а то и раньше!) в этом году оказался сильно прореженным.
На южных склонах подснежники появились почти на две недели раньше, чем на водоразделах. А когда и там они полезли массово, то на южных склонах уже началось отцветание. Таким образом, одновременно в лесу цвело не так уж много подснежников, что в определенном смысле оказалось благом, так как нечистые на руку сборщики (в основном, старушки «божьи одуванчики) не успевали поспеть в то или иное место к самому пику цветения.
Тем не менее несколько случаев незаконной торговли подснежниками в городе было обнаружено и пресечено выпускниками и членами Дружины охраны природы ВГПУ, но главное, патрулирование мест их массового произрастания, было впереди. Накануне рейда пришло сообщение о задержанной сотрудниками Росприроднадзора в том месте, куда мы направляемся, бабуське, насобиравшей 8 (!!!!) килограммов подснежников. Просто подивишься подобному «трудолюбию»! Это известие заставляет нас быть начеку!
В назначенное время студенты, выпускники, общественные экологические инспектора из других организаций собираются на остановке «Институт лесной генетики», ставшей за много лет традиционным местом проведения операции «Первоцвет».
Студенты разбирают листовки, призывающие не собирать и не покупать весенние первоцветы, и приступают в работе. К нам присоединяется инспектор Росприроднадзора и съемочная группа телеканала «Россия».
Раздача листовок идет быстро, хотя далеко не все граждане берут их охотно. Вероятно, ещё сказывается царящая в мире пандемия коронавируса. Впрочем, несколько студенток пошустрей справляются с раздачей довольно быстро и присоединяются к оперативной группе, направляющейся вглубь лесопарка.
Мы проходим по центральной аллее мимо изрядно поредевшего в результате прошлогодней засухи строя канадских елей. Замечаем несколько сорванных и брошенных посреди тропы подснежников. Это заставляет нас быть внимательными.
Впрочем, в лесу нам никто не встретился и лишь на выходе мы замечаем две фигуры, склонившиеся в подозрительных позах. Рядом прямо на тропе лежат два велосипеда. Ускоряем шаг, но тревога оказывается ложной! Молодая красивая мама с малолетней дочерью действительно заинтересовались подснежниками, но ограничились фотосессией, не сорвав ни одного цветка. Вот бы все так!
Чуть дальше мы все-таки замечаем аналогичную пару, рвущую подснежники. Проводим разъяснительную беседу (не в стиле Шурика из «Операции «Ы»»!!!). Обе дамы краснеют и клятвенно заверяют нас, что, типа, мы в последний раз и мы больше никогда… Дай-то Бог!
Несколько листовок дружинники забирают собой, чтобы раздать их по кафе и киоскам Центрального парка. Мы ещё, обеспокоенные последней встречей с нарушителями, на некоторое время задерживаемся в лесу, когда на мой смартфон уже пришли сообщения с фото листовок, выставленных в витринах.

Итоги акции:

Особенности весны этого года вызвали неравномерное прорастание подснежников в лесах, что существенно ограничило возможности их массового сбора. Это позволяет надеяться, что ущерб от него в этом году будет минимальным. w8n3nOt-iHg.jpg 5bcYmgcTjYw.jpg 3UdCwSFXdz8.jpg LQisyVAv4Eg.jpg
 

Благовещенье без жертв - 2021

Праздник Благовещенья экологи всегда ждут с немалым опасением и тревогой. Обычай выпускать на волю птиц в этот день обернулся, как водится, их массовым отловом накануне с  последующим содержанием в условиях, весьма далеких от идеала! Масса птиц гибнет от голода и травм! Поэтому этот праздник давно уже стал головной болью у Росприроднадзора, Департамента природных ресурсов и экологии, Россельхознадзора, полиции и массы эковолонтеров и зоозащитников.
В этом году решили навалиться всем миром! Накануне праздника волонтеры Дружины охраны природы ВГПУ распространяли брошюры соответствующего содержания в жилых домах возле храмов, часть брошюр была передана в социальный отдел Воронежской епархии, где их обещали распространить по храмам Воронежа.  
7 апреля в 9.00 возле Благовещенского собора собирается группа волонтеров. Прибывают члены Дружины охраны природы ВГПУ, АНО «Наша природа», АНО «Усманка», другие общественные экоинспектора. К нам присоединяется группа московских зоозащитников, специально прибывших на эту акцию.
Возле главного кафедрального собора нам делать оказывается нечего. Мы видим лишь пару клеток с голубями. А ведь ещё пару лет назад весь тротуар у входа в Первомайский сад был заставлен клетками с певчими птицами! Так что прогресс, как говорится, налицо!
Решаем сразу отправиться к Покровскому собору, где всегда проходила основная торговля птицами. По прибытии туда застаем следующую картину: местный участковый обходит уже начавшие разворачиваться лотки, заставляя прекратить торговлю. В основном это были клетки с голубями, но мы замечаем и несколько маленьких клеток, явно предназначенных для мелких птиц. Но … где же сами птицы?
Замечаем с краю площади какого-то благообразного дедулю, подозрительно быстро что-то запихивающего в большую матерчатую сумку. Подхожу и прошу открыть сумку. Увидев моё удостоверение общественного инспектора Росприроднадзора, дедуля неохотно подчиняется. В сумке оказывается клетка с сиротливо сидящим там одиноким щеглом с явно поломанным крылом. Мы бережно достаем оттуда раненую птицу и передаем её Елене Шерстяных, нашей отважной зоозащитнице и главному организатору данной операции, которая прячет щегла в специально приготовленный мешочек. Щегол будет отправлен в реабилитационный центр АНО "Наша природа", где его попытаются выходить.
Дедуля пытается спорить, и тут наши московские соратники допускают ошибку, вступая с ним в идеологическую дискуссию. За дедулю вступается его бабка, грозя пожаловаться «самому Путину», подать в суд, и что муж её - «профессор орнитологии» (!!!) и т. д. и т. п. Интенсивность спора увеличивается по спирали, обе стороны не жалеют голосовых связок, и дискуссия останавливается лишь решительным вмешательством сотрудника полиции.
Далее мы решаем разделиться. Часть (местные волонтеры, включая автора этих строк) направляется на полицейской «ГАЗели» к храму Успения Пресвятой Богородицы, москвичи (они были на своих машинах) — к храмам Ксении Петербургской и Всех Святых. Именно возле этих храмов, по опыту предыдущих лет, наблюдалась наиболее интенсивная торговля птицами.  
Возле храма Успения Пресвятой Богородицы автору пришлось побыть в роли «подсадной утки», совершив под телекамерами (кстати, на протяжении всего рейда нас сопровождало телевидение) т. н. «контрольную закупку». Купив маленького (и весьма ослабевшего) чижика, я тут же передал его уже упоминаемой здесь Лене Шерстяных, а продавца полиция тут же поволокла «под белы руки» к нашей ГАЗели.  
Пока шло составление протокола и изъятие несчастных птиц (многие из которые были явно ослаблены, помяты, имели ссадины), волонтеры осмотрели машину браконьера и приволокли в полицейскую ГАЗель ещё одну клетку со щеглами. В общей сложности были задержаны два браконьера, и ещё одна парочка успела скрыться.
К сожалению, мне надо было идти на занятия, и в дальнейшем я в рейде участия не принимал. Уже отходя от храма, я услышал разговор двух прохожих. «Хотел сегодня в честь праздника птичку выпустить, пришел, а тут ничего нет!» - сетовал один. О дальнейшем ходе рейда я узнавал уже из социальных сетей.  
У Покровского собора «бодание» волонтеров с браконьерами (при эпизодическом участии полиции) продолжалось до темна. Начавшийся дождь несколько остудил кипевшие страсти. При волонтерах браконьеры не решались продавать свой живой товар и сидели, запершись в машинах. Волонтеры стояли под дождем, периодически сменяя друг друга. В итоге удалось конфисковать «товар» ещё у двоих браконьеров, один, вероятно, отчаявшись, выпустил свой товар сам, двое сбежали, так и не начав торговать.
Из других храмов поступали следующие сообщения:
Храм Ксении Петербургской. С утра там вроде торговля начала разворачиваться, но служители храма сами вызвали полицию, торговля прекратилась и больше уже не возобновлялась. Кстати, только в этом храме бесплатно распространялись переданные нами накануне в социальный отдел епархии брошюры, направленные против отлова птиц на Благовещенье. До других храмов они, похоже, так и не дошли.
Возле храма Всех Святых торговля была пресечена силами волонтеров в районе одиннадцати утра. Было конфисковано около полусотни птиц, весьма помятых и истощенных.
Возле других храмов Воронежа торговля птицами в тот день не наблюдалась. Не была она зафиксирована и в других районах области (в Латной, Лисках, Калаче, Новой Усмани, Россоши, некоторых районах соседних Курской, Липецкой и Волгоградской областей).
Всего по итогам рейда было конфисковано и отправлено в реабилитационный центр 133 птицы, из которых около трети были в весьма тяжелом состоянии, а половина лишена части перьевого покрова. Птичьих трупов было найдено всего два. Это, конечно, заметно меньше, чем два года назад: 46 трупов и 131 птица в тяжелом состоянии.

Выводы по акции:

1. Объемы незаконной торговли певчими птицами на Благовещенье за последние два года заметно сократились. Снизилась и распространенность торговли, которая по итогам дня оказалась локализованной в одном месте у Покровского собора. Все это явилось результатом упорной борьбы НКО «Природа», сумевшей привлечь к ней другие общественные экологические организации, государственные природоохранные органы, полицию. Впервые за это время в активную борьбу с незаконной торговлей певчими птицами включилась Воронежская епархия. Несмотря на некоторую несогласованность действий общие усилия имели успех!  
2. Опыт борьбы показывает, что эковолонтеров в Воронеже начинают побаиваться и уважать. По крайней мере, вид «красной корочки» общественного инспектора Росприроднадзора на нарушителей производит впечатление.90zpKDCim34.jpg AoKx82M_2AI.jpg P9vtRZa_jIY.jpg uuz5OAq6v7c.jpg

Весна - 2021 на ЕГФ

Сейчас поймал себя на мысли о том, что хочу начать эту статью пафосными словами: «И вот наступил, долгожданный праздник студенческой «Весны»!», а потом поймал себя на мысли о том, что в этом году этот праздник действительно долгожданный ввиду того, что в прошлом году он был пропущен из-за пандемии коронавируса, да и в этом году проведение его стояло под вопросом.  
Были у меня и опасения другого рода. Мне казалось, что образовавшийся разрыв неизбежно прервет традиции студенческих концертов и вызовет к жизни нежелательные тенденции, с которыми долго боролись. Но обо всем по порядку!
Я намеренно не буду описывать набившие оскомину меры против распространения пандемии, которыми в этом году сопровождаются все подобные мероприятия, а перейду сразу к концерту.
Где-то за двадцать минут до начала концерта я захожу в актовый зал, где царит приятная предконцертная суета, отвечая на приветствия студентов и выпускников. Многие из последних доказали свою преданность факультету, участвуя в этих концертах через ряд лет после окончания, будучи уже магистрами и аспирантами других факультетов и вузов.  
Концерт начинается с гимна студенческой «Весны», после которого на сцену выходит Павел Богословский, мой бывший студент эколог, а ныне популярный журналист и телеведущий, уже бравший у автора этих строк интервью на какую-то (сейчас уже точно не помню на какую) экологическую тему.
После открытия концерт начался, что называется, без раскачки. Сцена заполнилась дымом, сквозь который с трудом можно было различить танцующие под грохочущую в стиле “Ramstein” музыку фигуры. Зажигательный танец, от которого веяло некой воинственностью прервался (так же внезапно, как и начался) голосом «Граждане! Воздушная тревога! Воздушная тревога!». Не скрою моим первым ощущением, пронесшимся в том момент в голове было «Что это было?»
Следом за первым номером стала ясна основная идея концерта. На этот раз был применен сквозной конферанс в виде спектакля, сюжет которого был следующим. После мировой катастрофы остатки выжившего человечества укрылись в нескольких бункерах. Одному из людей надоела такая жизнь, и он отправляется в опасное путешествие по «Пустоши», в надежде найти других выживших. Друзья его сперва отговаривают, а затем отправляются на его поиски, когда проходят сроки его предполагаемого возвращения. В пути их, естественно, поджидают многочисленные опасности. Такая схема концерта сразу настроила меня на скептический лад. Я чуть позже объясню, почему.
Сразу обратили на себя внимание многочисленные декорации, оперативно выставляемые и задвигаемые обратно. Изготовление таких декораций явно потребовало немало труда.
Затем последовали другие номера (песни и танцы), исполняемые на весьма высоком уровне. Видно, что студенты репетировали, не щадя своих сил и времени! Но…., честно говоря, я запомнил только один танец, исполняемый в самурайской манере. И куда — то делся понравившийся нам в предыдущие годы «Хор мальчиков — зайчиков и девочек — припевочек», исполнявший актуальные по тематике песни на тему студенческой жизни, «общаге», стипендии, сессии и всего прочего, что нам казалось таким важным и родным…
Все это было заменено красивыми (я бы даже сказал, великолепными) танцами, хорошо исполняемыми песнями, но …. куда делась студенческая жизнь, преподаватели, экзамены и прочие актуальные проблемы. Даже злободневные мировые и городские темы прозвучали … всего два раза! Первый раз была упомянута пандемия коронавируса, второй — уже полгода перекрытый виадук у «Работницы». И всё!!!!
Отсутствие характерных для студенческого концерта острых и злободневных тем не компенсировалось мастерски поставленными танцами, прекрасно исполняемыми песнями, ни даже титрами с фамилиями участников (ещё одно нововведение!) и тем же сквозным конферансом, который, на мой взгляд, был также излишне растянут.

Общие выводы по концерту:

1. С точки зрение исполнительского мастерства, актерской игры, срепетированности и срежиссированности «Весна — 2021» ЕГФ была, пожалуй, одной из лучших за последние пять, как минимум, лет. Видно, что на подготовку концерта (включая декорации) было затрачено много времени и труда.
2. Отсутствие острых студенческих, городских, мировых, политических проблем, которые студенческий концерт как жанр просто обязан поднимать, подражание профессиональным эстрадно-театральным стандартам существенно снизило уровень концерта, по сути отбросив его к 2013 году, когда автор на страницах этого блога впервые обратился к тематике студенческой самодеятельности. В этом плане худшие опасения автора подтвердились.
Остается лишь надеяться, что такой «откат назад» в плане тематики студенческих концертов на ЕГФ — явление временное, возможно вызванное (хотя я сам до конца не пойму, каким образом) той же пандемией коронавируса, уже сказавшейся негативно на многих сторонах общественной жизни.momNMBjlRaM.jpg rtJ-om84Z3Y.jpg syllhbVW7dc.jpg UCOQKiSw_d0.jpg WBU_pTdYCYY.jpg  
 

О состоянии школьной экологической науки в условиях пандемии

Пандемия коронавируса, охватившая планету, сказалась на всех без исключения сторонах общественной жизни. Школьная наука не стала исключением. Количество мероприятий резко снизилось или было переведено в режим он-лайн, что является, как мы уже убедились, весьма неважной заменой реалиям. Впрочем, как и всё дистанционное, с позволения сказать, образование! Возможности для проведения экспериментов и наблюдений в природе также стали ограничены!
Возможность детально оценить состояние школьной экологической науки в условиях пандемии автору скоро представилась. Будучи уже многолетним членом жюри школьной научной экологической конференции «От любви к природе — к культуре природопользования», я смог наблюдать весь процесс развития школьной экологической науки в динамике.
Итак, чем же отличался прошедший год для школьной экологической науки? Обо всем по порядку!
Проведение конференции он-лайн на платформе zoom, являющейся далеко, мягко скажем, не образцом площадки для проведения видеоконференций, сразу уменьшило число участников, но одновременно расширило их географию. Впервые на нашей конференции, до последнего года ограниченной региональными рамками, были представлены доклады из Новосибирска и Чечни. В этот раз нам досталось судить выступления 8 — 9-х классов.
Тематика докладов была, как всегда, разнообразной — от школьной экожурналистики до лихеноиндикации. Были и уже давно приевшиеся работы по обустройству родников, школьных участков, чисто компилятивные работы по заповедному делу. Мне показалось (и я оказался прав!), что темы работ не меняются уже несколько лет, меняя лишь исполнителей и полученные данные. При этом напрочь игнорировались работы предшественников, хотя многолетние данные придали бы докладу дополнительную значимость!
Пожалуй, действительно новой, как по замыслу, так и по исполнению, была единственная работа, представленная Учебно-исследовательским экологическим центром имени Е.Н. Павловского и посвященная анализу популяции клена ясенелистного в Борисоглебске.
По лихеноиндикации было представлено сразу три работы. Только одна, представленная Павловской СОШ № 2, имело свою, т.с., свежую мысль. В ней оценивался именно видовой состав лишайников школьного двора. Два других докладчика твердили, как мантру, о роли лишайников в оценке загрязнения атмосферы и представляли также давно знакомые вещи о загрязнении атмосферы в зависимости от расстояния от автомобильной дороги.
Были и доклады, которые нам пытались «всучить» уже не по первому разу. Так доклад о системе очистки воды в селе Устье я слышал уже по третьему разу и все три раза он был построен на данных, полученных аж в 2014 году.
Теперь о докладах. Тут, конечно, претензии больше не к докладчикам, а к руководителям работ. Ведь это их функция — грамотно построить структуру доклада и выделись самые, т.с., «выигрышные» вещи. А «выигрышными», дорогие коллеги, являются как раз те результаты, которые получили ваши питомцы. Они и должны занимать в докладе центральное место! И совершенно незачем тратить время и силы на изложение вступительной части, теории, сути проблемы и так далее! Тем более, что всё это давно известно! Да и время на доклад ограничено! Повторял это уже много раз и чувствую, буду повторять ещё долго! Из шестнадцати докладов, нами заслушанных, только три (они и были победителями) были составлены по всем правилам с выделением именно собственноручно полученных результатов!

Общие выводы:

1. В школьной экологической науке явно обозначился «застой», вызванный, т.с., «дефицитом идей»! Надеюсь, что это явление временное, вызванное пандемией. Но иногда мне кажется (дай Бог, чтобы я ошибался!), что состояние школьной науки является отражением нашей науки вообще!
2. Лидерство в школьной экологической науке сохранили ВУВК им. А.П. Киселева, ДЭБЦ «Росток», УИЭЦ им. Е.Н. Павловского, Павловская СОШ № 2. Как и в прошлые годы, они представили наибольшее число докладов, отмеченных призами.
2. И опять же обращаю внимание руководителей школьной науки на важность и значимость подготовки докладов! Плохой доклад губит хорошую работу, а хороший нередко вытягивает посредственно!
3. Общий уровень докладов на прошедшие два года, тем не менее, не упал (но и не поднялся). Я, честно говоря, ожидал худшего! Так что для оптимизма есть повод!  

Проверка системы утилизации мусора в Воронеже, ч. 2. Пункты приема вторсырья

Вторым этапом проверки системы утилизации мусора в нашем городе, проводимой регулярно Дружиной охраны природы ВГПУ, стало обследование пунктов приема вторичного сырья.  
При проверке мы руководствовались интерактивной картой «Это — не мусор!», составленной организатором проекта «ЭкоВоронеж» Денисом Евграфовым. Случайным образом была взята выборка из 30 пунктов, из которых 10 (33,3 %) уже к моменту проверки не функционировали.
Проверяемые пункты принадлежали следующим организациям: «Стимул» (14 пунктов), «Проминвест» (1 пункт), «Экотехнологии» (3 пункта), «Аrai” (1 пункт), экоцентр «Зелёный дом» (1 пункт), «Леруа Мерлен» (1 пункт), AKS (1 пункт), ИП Тарароева (1 пункт), «Славянское наследие» (2 пункта), «Экотрейдус» (1 пункт), проекту «Чистая тропа» (2 пункта), проекту «Общие дети» (1 пункт), «Вкусвилл» (1 пункт).
Из 10 пунктов, прекративших (или прервавших) свою деятельность 1 принадлежал проекту «Общие дети» (100 %), 2 — проекту «Чистая тропа (100 %), 2 - «Стимул» (14,3 %), 1 — ИП Тарароева (100 %), 1 - «Проминвест» (100 %), 2 - «Экотехнологии» (66,6 %), 1 - «Славянское наследие» (50 %).
Из обследованных пунктов 16 занимались приемом макулатуры, 21 — приемом пластика разных видов, 6 — приемом опасных отходов, 2 — приемом одежды, 14 — приемом стекла.  
Из закрытых пунктов 6 (28,6 %) занимались приемом пластика, 2 (12,5 %) - приемом макулатуры, 1 (50 %) - приемом одежды, 2 (33,3 %) - приемом опасных отходов, 2 (14,3 %) - приемом стекла.  
Таким образом, если оценивать количество закрытых пунктов приема вторичного сырья, то можно заметить, что наибольшее сокращение понесли пункты, относящиеся к общественным проектам, а также пункты, принадлежащие мелким компаниям. Пункты, относящиеся к крупным трендам Воронежа, пострадали меньше.
Если анализировать изменения в рынке вторичного сырья, то заметно, что в наибольшей степени пострадал прием одежды (им занимались в основном благотворительные организации) и прием опасных отходов (также в основном за счет общественных проектов). Прием макулатуры и стекла пострадал меньше, а прием пластика занимает промежуточное положение.
Можно предположить, что в рынке приема вторичного сырья в нашем городе наметилась заметная стагнация. Нам не удалось обнаружить ни одного нового пункта, не отмеченного на карте «Это — не мусор!». Кроме того, два пункта, принадлежащие компании «Стимул», явно не соблюдали предписанный график работы. В то же время один пункт, принадлежащий той же компании, расширил ассортимент принимаемого сырья. То же можно сказать о пункте приема, принадлежащего компании «Вкусвилл», который теперь, помимо пластмассовых крышечек, принимает пластиковую тару и опасные отходы в виде батареек. Но это — единичные случаи.  
В то же время остается надежда, что наблюдаемая стагнация — явление временное, вызванное пандемией коронавируса и связанным с ним общим снижением общественной активности. Но в целом складывающаяся картина ещё ждет более детального изучения и анализа, что позволит в будущем составлять прогнозы динамики рынка вторичного сырья в нашем городе.1dh5KJlsT4g.jpg Безымянный11.jpg Безымянный3.jpg Безымянный.jpg Безымянный6.jpg

О «пользе» интернет — навигаторов

Продолжительное мартовское потепление (уже в который раз!) сменились морозами, покрывшими скользкой ледяной коркой не только городские тротуары, но и лесные тропинки Центрального парка и недавно оттаявшие склоны Ботанической балки. Но если на городских улицах коммунальные службы, хотя бы местами, пытались с этой проблемой бороться, посыпая соленым песком ледяные надолбы, то в лесу сделать это было просто некому. Так что передвигаться по лесным тропам и днищу балок приходилось с немалой осторожностью.
В один из выходных дней начала марта я осторожно продвигаюсь по лесной тропе, считая количество попадавшихся птиц. В одном месте я задержался, оказавшись посреди большой стаи синиц, целенаправленно двигавшейся прямо через густой кустарник в сторону противоположную от города. Впереди за густыми кустами терновника тропинка делала крутой поворот. Я ещё не дошел до него, когда до моего слуха донесся явный человеческий стон, что заставило невольно ускорить шаг.
Вывернув из-за поворота вижу картину, явно не лишенную драматизма. Прямо на обледенелой тропе лежал навзничь молодой парень в форме «зелёного доставщика». Рядом валялся велосипед и открывшийся ранец, из которого частью высыпались какие-то продукты, завернутые в оберточную бумагу. Парень лежал навзничь, держась за голову, и громко стонал. Доставщики продуктов на дом уже давно стали привычной частью городского пейзажа, но что он делает здесь на дне балки в довольно глухом месте явно вдали от потенциальных заказчиков? Но рассуждать было некогда!
Я помог страдальцу подняться и собрать высыпавшиеся из ранца продукты. Убедившись, что серьезных травм в парня нет, и он вполне способен самостоятельно передвигаться дальше, я не удержался от вопроса:
- Простите меня, юноша, но как вы оказались здесь в лесу на явно неподходящем для такого времени и места транспорте и в явно неподходящей экипировке?
Парень ответил на сразу. Придерживая руками велосипед, он достал из кармана смартфон.
- Мне нужно на Ломоносова. Я поехал по навигатору и вот… - Он погладил ушибленное колено. - А теперь мне нужно туда.
Взгляд доставщика устремился в сторону Ястребиной балки, где мы когда-то с Леонидом Леонидовичем Семаго, нашим замечательным воронежским писателем натуралистов, снимали фильм «Птичьи дети». Это была самая глухая часть леса, где не то, что на велосипеде, но и пешком продвигаться трудно в любое время года.
- Не вздумайте! — во мне заговорил педагог, и я невольно повысил голос. - Вы там шею себе свернете! Лучше поднимайтесь вверх прямо по этой тропе. - я указал в сторону, перпендикулярную по направлению к той, куда собирался отправиться горепервопроходец - Увидите поле и дальше следуйте вдоль лесополосы. Достигнете улицы, там и включайте свой «гаджет». А то он вас доведет до больничной койки!
Доставщик посмотрел на меня с явным недоверием. В нем, очевидно, боролись интернет-зависимость и желание последовать (это до него, очевидно, медленно, но все-таки доходило) разумному совету и побыстрей выбраться из этого явно негостеприимного места.
Минутой спустя парень уже следовал вверх по склону, держа велосипед в поводу. Но при этом он все же не выпускал из рук смартфона и бросал настороженные взгляды в ту сторону, куда показывал навигатор и куда ему идти явно не стоило. Я проследил за ним, пока он не скрылся за гребнем балки. Затем мысленно пожелал ему благополучно (и без новых травм) доставить заказ по адресу и пошел своей дорогой.

Проверка системы утилизации отходов в Воронежской области, ч.1. Контейнерные площадки

С началом учебного семестра Дружина охраны природы ВГПУ приступила к уже ставшей традиционной проверке системы утилизации мусора в нашем городе и области. Такую проверку активисты ДОП ВГПУ проводят уже третий год.
Начали мы с проверки контейнерных площадок, являющихся, т.с., первичным звеном процесса утилизации. Нами было проверено 55 контейнерных площадок в Воронеже и 4 — в Россоши. Результаты проверки показаны в таблице.

Таблица  
Результаты проверки контейнерных площадок в Воронеже в 2021
Район
Число проверенных площадок
Нет бетонного покрытия, n/%
Нет контейнера для пластика, n/%
Несвоевременный вывоз,  n/%
Нет навеса,  n/%
Площадка грязная,  n/%
Нет ограждений,  n/%
Нет баннера с указанием обслуживающей организации,  n/%
Нет площадки для крупномера,  n/%
Количество площадок с нарушениями, %
Центральный
17
4/23,5
4/23,5
4/23,5
14/82,3
8/47,1
3/17,6
6/35,3
2/11,8
33,1
Коминтерновский
16
1/6,2
4/25,0
5/31,2
12/75,0
1/6,2
1/6,2
3/18,7
3/18,7
23,4
Ленинский
5
3/60,0
1/20,0
2/40,0
1/40,0
20,0
Советский
1
1/100,0
1/100,0
1/100,0
1/100,0
1/100,0
62,5
Левобережный
4
3/75,0
2/50,0
3/75,0
2/50,0
31,2
Железнодорожный
12
1/8,3
5/41,7
11/91,7
2/16,7
2/16,7
21,9
Воронеж
55
8/14,5
6/10,9
19/34,5
41/74,5
14/25,4
4/7,3
10/18,2
10/18,2
32,0
Россошь
4
2/50,0
4/100,0
4/100,0
1/25,0
1/25,0
37,5

Из того, что не попало в таблицу, следует сказать, что почти везде нам попадались традиционные привычные всем металлические контейнеры. Заглубленные контейнеры европейского типа были встречены только на двух площадках — в Центральном и Железнодорожном районах.
В разных административных районах города было проверено (ввиду различных субъективных и объективных обстоятельств) разное количество контейнерных площадок. Сопоставимое количество площадок проверено в Центральном, Коминтерновском и Железнодорожном районах.
Наиболее часто встречаемым нарушением на контейнерных площадках было отсутствие навеса. В Россоши вообще все площадки не имели навеса. На втором месте по количеству площадок был несвоевременный вывоз, на третьем — грязь на самой площадке. Интересно, что в Россоши не было обнаружено площадок, с которых мусор бы вывозился несвоевременно.
Из районов, где было проверено наибольшее количество контейнерных площадок, в «антилидеры» угодил Центральный район. Ситуация в Коминтерновском и Железнодорожном районах несколько лучше. Также Центральный район «лидирует» по количеству площадок, не имеющих положенного ограждения. Но при этом в Центральном районе значительно меньше доля площадок, где мусор вывозится несвоевременно. Здесь «лидирует» Железнодорожный район, а Коминтерновский занимает промежуточное положение. Доля контейнерных площадок без навеса во всех трех районах сходная.
В Центральном районе значительно больше количество площадок, не имеющих таблички с указанием обслуживающей организации. Также «лидирует» он по количеству площадок, не имеющих положенного бетонного основания и по количеству грязных площадок. Последний показатель лучше в Коминтерновском районе, а Железнодорожный занимает промежуточное положение.
При этом в Железнодорожном районе на всех площадках присутствуют контейнеры для сбора пластиковых бутылок. По этому показателю Центральный и Коминтерновский районы значительно уступают. Их показатели в это случае сходны. Доля площадок, не имеющих специального отдела для крупномерного мусора, во всех трех районах сходна.
Если сравнивать Воронеж и Россошь, то доля площадок с нарушениями сходна. Отсутствие в Россоши контейнеров для пластиковых бутылок, высокая доля площадок не имеющих специального твердого покрытия и ограждения в известной степени компенсируется отсутствием площадок, где мусор вывозится несвоевременно.
Данное небольшое исследование является лишь началом многоступенчатой и длительной проверки системы утилизации отходов в нашей области. Следующим пунктом будет проверка работы пунктов приема вторичного сырья.Безымянный2.jpg Безымянный.jpg Безымянный.jpg Безымянный2.jpg Безымянный.jpg

Открытие регионального штаба Всероссийской организации волонтеров экологов «Делай!»

mcu84RKeWgo.jpg BFamNSQrxTM.jpg kfIu_43U6R0.jpg 8J-MdfG94XA.jpg FuZjM_P68gU.jpg q3dzmtgeKu8.jpg MZafvNygerI.jpg xmDKSxvyP5s.jpg
Приглашение поучаствовать в заседании, посвященном открытию регионального штаба Всероссийской организации волонтеров экологов «Делай!» было первым за более, чем годичный перерыв, связанный с пандемией коронавируса, в течение которого мы почти забыли, что такое общественные мероприятия, а также истосковались по живому общению с соратниками.
Так что в назначенному времени делегация Дружины охраны природы ВГПУ, бодро шлепая по весенним лужам (весна пришла, как всегда, неожиданно!), подошла ко входу в главный корпус медицинского университета, где должно проходить вышеназванное заседание. На входе нас встречает уже предупрежденные охранники и волонтеры, одетые в свитера солидного черного цвета с надписью «Делай!».
Заседание начинается без опоздания! После прокрутки нескольких видеороликов на экологическую тему с участием мировых эстрадных звезд (среди них, похоже, пошла также мода на интерес к экологическим проблемам) заседание открывает очаровательная Александра Бурцева, преподаватель медицинского университета и региональный координатор «Делай!». Она коротко рассказывает об истории организации, начавшейся, кстати сказать, только в 2016 году в екатеринбургских вузах, о проведении «Чистых игр» и формировании сети организации в различных регионах России.
Далее выступали наши хорошие знакомые и соратники: Анита Придоткайте, Марина Адоньева, Елена Шерстяных (операция «Благовещенье — без жертв!»), Светлана Зябухина («Сделаем!»), Денис Евграфов («Это — не мусор!»). Они коротко рассказывали о своей деятельности и выражали пожелание на объединение усилий в решении местных экологических проблем.
Выступление автора этих строк о деятельности студенческих Дружин охраны природы  Воронежа вызвала немалый интерес. Из сидящих в аудитории примерно тридцати человек ВООБЩЕ НИКТО не знал о том, что в следующем году исполняется 50 лет студенческому природоохранному движению Воронежа, а в минувшем году 60 лет отметило Движение студенческих Дружин охраны природы СССР. Вот уже в который раз убеждаюсь, что «Новое — это хорошо забытое старое!»
Немалый интерес также вызвал рассказ представителя музея — заповедника «Костенки», посвященный знакомой автору проблеме восстановления популяций реликтовой сосны меловой, в давние времена занимающей огромные площади в Донском Белогорье, а сейчас сохранившейся лишь в четырех местах Центрального Черноземья.
В завершение заседания было решено создать региональный штаб Всероссийской организации волонтеров экологов «Делай!» из представителей различных молодежных экологических организаций. Каждый представитель будет отвечать за определенное направление работы. Мне тут моментально пришла на ум мысль, что именно по такому принципу формировались штабы студенческих Дружин охраны природы, где каждый отвечал за работу определенного сектора. Вот уж точно ещё одно подтверждение старой пословицы «Новое — это хорошо забытое старое!».

Общие выводы по данному событию:

1. Создание Всероссийской организации волонтеров экологов «Делай!» с региональными координаторами и штабами в отдельных регионах является в известной степени аналогом организации и структуры Движения студенческих Дружин охраны природы. Даже направления работы в большой степени сходны (конечно, с известными поправками на современность).
2. Позволю себе предположить, что успех данного проекта в дальнейшем будем зависеть от следующих факторов:
а) насколько тесно и скоординированно будут работать между собой представители различных экологических организаций и проектов, насколько будет, т.с., сильна воля к объединению;
б) насколько полно и грамотно будет использован опыт предыдущих экологических организаций и проектов, в частности опыт Движения студенческих Дружин охраны природы. Начинать каждый экологический проект с нуля, мне думается, занятие бесперспективное!

На сим позволю себе закончить на относительно оптимистической ноте и выразить надежду, что некоторый спад в деятельности общественных экологических организаций в минувшем году вызван «всего лишь» пандемией коронавируса. С её затуханием, будем надеяться, молодежное экологическое движение вновь обретет присущую ему живость и силу!
Фото:

Экологическая катастрофа на Усмани: некоторые подробности

Сообщения о массовой гибели рыбы и других водных обитателях в реке Усмани (воронежцы ласково называют её «Усманка») на территории Воронежского заповедника начали поступать в начале декабря. Социальные сети наполнились душераздирающими фотографиями умирающей и вмерзшей в лед рыбы! Правда, сколько-нибудь достоверной информации так и не поступило!
Тем более я не мог отказаться от участия в совещании, проводимом в Центрально-Черноземном управлении Росприроднадзора и посвященном сложившейся ситуации. Туда я был приглашен в качестве общественного эксперта. Так что ровно в 10.00 я прибываю к зданию Росприроднадзора.  
Совещание начинается минута в минуту. Первым был доклад директора Воронежского заповедника. С его слов следует, что Усманка в пределах заповедника погублена напрочь! Погибли рыба, выхухоли, бобры, водная растительность! Её уже справедливо можно считать мертвой рекой! И это в пределах заповедника… Повышенные концентрации загрязняющих веществ обнаружены даже ниже заповедника т. е. в непосредственной близости от города, где находятся любимые воронежцами пляжи»!  
Из доклада представителя Росприроднадзора видно, что анализ проб, взятых в Усмани, показал превышение ПДК по нитратам, фосфатам, марганцу, фенолу выше в 30 0000 и более раз! Основными источниками считаются «Липецкводоканал» и ООО «Овощи Черноземья». Якобы при проверке этих предприятий были обнаружены определенные нарушения. Но уже следующие доклады вызвали у меня определенные сомнения!
Концентрация фенола (как известно, отхода химического производства), сложно объяснить сбросами с тепличного хозяйства и с водоканала. Откуда там взяться фенолу? Повышенное содержание тяжелых металлов ещё можно объяснить применением удобрений, да и то с натяжкой!
На мой вопрос последовал довольно туманный ответ о возможном разовом сбросе «с какой-нибудь фуры». Честно говоря, меня это не удовлетворило! Но даже, если так, и все доказательства говорят о виновности вышеуказанных предприятий, то почему ещё не заведено уголовное дело, а руководители предприятий ещё не находятся в СИЗО?
Тем более странно прозвучало, что ООО «Овощи Черноземья» так и не предоставило требуемую информацию. Если предприятие такую информацию не предоставило, то туда уже пора являться с ОМОНом, а руководителей предприятий брать «под белые руки»!
Представитель прокуратуры на мой вопрос довольно туманно ответил, что, типа для того должно быть проведено следствие. Опять же вопрос, почему оно до сих пор не проведено? Ведь факта нанесения ущерба заповедной реке, протекающей по территории биосферного заповедника больше, чем достаточно! И тут уже административной статьей точно не отделаешься! Дело пахнет «уголовкой» со всеми вытекающими!

Общие выводы по случившемуся:

1. Факт нанесения ущерба заповедной реке налицо, а природоохранные органы и прокуратура действуют как-то вяло, ограничиваясь «мониторингом ситуации». Чем это объяснить, я пока не знаю.
2. Нанесения ущерба (это ещё мягко сказано!) заповедной реке должно повлечь за виновниками, куда более серьезные последствия, чем «административка». А пока природоохранные органы заняты лишь «расчетом ущерба». Какой к черту расчет, когда уже сажать пора? Разговор на совещании в итоге свелся к правильности методики расчета этого самого «ущерба»!
3. Система охраны природы, существовавшая в СССР, похоже, разрушена напрочь и заменена какими-то вялыми «расчетами ущерба» и административными делами, отнюдь не адекватными масштабам нанесенного вреда!    

Серая шейка - 2021: морозы и пандемия

Ежегодно проводимая Союзом охраны птиц России операция по учету зимующих водоплавающих в этом году имела свою специфику, так как проходила в условиях пандемии и дистанционного обучения, что существенно снизило число наблюдателей. На момент проведения учетов Центральное Черноземья охватили морозы до — 15 С, что тоже наложило свой отпечаток. Но обо всем по порядку.
1. Участок реки Дон в районе с. Гороховка Верхнемамонского района, наблюдатель — Я. Абрамов. С 24.12. 2020 до 16.01. 2021 на полыньях держится пара крякв.
2. Город Тим Курской области, пруды, наблюдатель — А. Арбуз. Пруды покрыты слоем льда, водоплавающих не обнаружено.
3. Город Каменск-на-Дону Ростовской области, наблюдатель — А. Горшенёва. В полынье на р. Дон 21.01. 2021 обнаружено 16 крякв.
4. Город Бутурлиновка Воронежской области, наблюдатель — Д. Подорожний. Р. Осередь подо льдом, водоплавающие не обнаружены.
5. С. Старая Криуша Петропавловского района, наблюдатель — В. Рублева. р. Криуша подо льдом, водоплавающие не обнаружены.
6. Воронежское водохранилище, наблюдатель — К. Солопова. Полыньи возле набережных Авиастроителей, Адмиралтейской, Спортивной покрыты льдом. Водоплавающих нет.
7. Воронеж, Центральный парк, наблюдатель — К. Успенский. На пруду и вытекающей из него протоке 17.01. 2021 обнаружено 268 крякв. В прошлом году в то же время было обнаружено 67 крякв и позднее это число не поднималось больше 148. Из крякв, встреченных в 2021 году, примерно 20 % вели себя пугливо, взлетая при приближении наблюдателей, что позволяет предположить, что эти птицы явно не местного происхождения и, возможно, прилетели даже из отдаленных регионов.

Что можно сказать по итогам операции? Пандемия коронавируса и связанное с ней дистанционное обучение существенно снизили возможность наблюдений, хотя и позволили несколько расширить их географию. Морозы вызвали ещё большую концентрацию зимующих уток в Воронеже (а точнее, на пруду Центрального парка), где в этом году обнаружено 99,3 % зимующих уток (в прошлом году — 90,8 %).
Таким образом, на протяжении 3 лет проведения операции «Серая шейка» Воронеж остается основным центром зимовки водоплавающих птиц в регионе. В Воронеже основным местом зимовки водоплавающих является пруд в Центральном парке, где собираются не только кряквы с Воронежского водохранилища, но и мигранты из более отдаленных регионов.R_fJx7hNDis.jpg zK9sd-pjfvs.jpg NtN-Dr7KWp8.jpg  

Дружина охраны природы ВГПУ: отчет за 2020 год


 

Вот и прошел очередной год работы Дружины охраны природы ВГПУ, очень тяжелый год, ознаменованный пандемией коронавируса, весьма осложнившей деятельность общественных экологических организаций (но не осложнившей деятельность нарушителей экологического законодательства).
За весь 2020 год ДОП ВГПУ провела (или участвовала, или выступала соорганизатором) 89 мероприятий (для сравнения, в 2019 — 290), из которых 45 (50, 1 %) составили акции общественного звучания, 36 (19,0 %) - оперативные мероприятия, 6 (6,7 %) - эколого-просветительские мероприятия, 6 (2,2 %) - научные мероприятия.
Таким образом, пандемия коронавируса в наибольшей степени сказалась на эколого-просветительском и научном направлении деятельности ДОП ВГПУ, и в меньшем — на проведении общественных акций (частично — онлайн) и оперативных мероприятий (эти проводились, т.с., в реалии). Так, ДОП ВГПУ приняла активное участие в мероприятиях он-лайн «Останови огонь!» и «Трава-расти!» в рамках весенней противопожарной компании. Многие члены ДОП ВГПУ, находясь на дистанционном обучении в задыхаясь от дыма, сами распечатали необходимые противопожарные баннеры и пошли их расклеивать по райцентрам и селам Воронежской области.
Несмотря на пандемию, небольшие оперативные группы ДОП ВГПУ проверяли деятельность пунктов приема вторсырья в Воронеже, а также состояние ООПТ, парков и пляжей Воронежа. Результаты проверки докладывались в ВРОО «Центр экологической политики». Были проведены оперативные мероприятия в рамках операций «Первоцвет», «Благовещенье — без жертв!», «Елочка». ДОП ВГПУ приняла участие в конференции, посвященной 60-летию ДОП МГУ.
Проводилась и работа в области организации раздельного сбора мусора, проектов «Экомомобиль», заседаниях Молодежного парламента области, рейдов по БСЗ в Воронеже и области. Так, активистка ДОП ВГПУ Кристина Солопова стала одним из организаторов проекта «Экомобиль», а также акций по раздельному сбору мусора и сбора отработанной оргтехники.  
В то же время на эколого-просветительской деятельности ДОП ВГПУ пандемия коронавируса сыграла более значительную и негативную роль, когда доступ в образовательные учреждения для ДОП ВГПУ (также как и для других организаций) был закрыт.
Результат 2020 года ознаменуется не столько уменьшением количества мероприятий, сколько обрывом связей с Воронежским заповедником, многими школами и значительным ослаблением связей с ВРОО «Центр экологической политики». На восстановление этих связей может потребоваться не один год!
Итак, общие выводы за 2020 год:
1) В условиях пандемии коронавируса ДОП ВГПУ сохранила свою боеспособность и желание работать;
2) Пандемия в большей степени сказалась на мероприятиях эколого-просветительского направления, мало затронув оперативные мероприятия и мероприятия общественного звучания (проводимые в значительной степени он-лайн);

Планы на будущий год:

1) Восстановление связей с Воронежским заповедником, школами и другими учебными заведениями с целью проведения эколого-просветительских и эковолонтерских мероприятий;
2) Укрепление связей с ВРОО «Центр экологической политик» с целью достижения предыдущего уровня сотрудничества. Впрочем, многое будет зависеть от развития пандемии коронавируса в 2021 году.otTR98cMdZY.jpg 6.jpg 1PZXtFvXB40.jpg hNE4JEOLQDA.jpg Безымянный9.jpg

Итоги операции «Елочка — 2020» и анализ проведения данной операции за период 2009 — 2020 гг


 
Операция «Елочка — 2020» проводилась в условиях пандемии коронавируса, что, конечно же, наложило свой отпечаток (впрочем, как и на всю деятельность Дружины охраны природы ВГПУ в 2020 году). Студенты в своей массе разъехались по домам. В соответствующую группу в «В контакте» записались более 70 человек, но на деле пришли значительно меньше. Но к этому мы уже привыкли.
Накануне Нового года весь Воронеж буквально был усеян елочными базарами, предлагающими свой товар по сравнительно недорогой цене. При этом новогодние елочки были самого различного происхождения — от небольших сосенок из пригородных лесхозов до голубых елей из Норвегии с соответствующей маркировкой и штрих-кодами.  
Мы, конечно же, знали, что, благодаря нашим многолетним усилиям и ряду других факторов (на них я остановлюсь чуть позже) острота ситуации с коллекцией «хвойников» в лесопарке Института лесной генетики и селекции за много лет несколько снизилась. Случаи порубок макушек деревьев прекратились, да и поломки ветвей стали скорее исключением (лет десять назад они были правилом), но расслабляться мы не сочли для себя возможным. Тем более, что в первый же день пришлось разогнать одну парочку с ребенком, мамашка которого (пол ребенка я не успел определить) сама же его и науськивала. Типа, вот, сломай, дитятко, веточку… Эти мамашки — просто стихийное бедствие!
В остальном дежурства прошли абсолютно спокойно, если не сказать, скучно. Обычные хлопоты по разведению костра и обходы лесопарка проходили даже как-то рутинно. Даже поломанных веток мы не обнаружили!
Следует также отметить равнодушие к операции «Елочка» со стороны СМИ и руководства Института лесной генетики и селекции. Бывали годы, когда к нашему костру прибывали съемочные группы сразу трех телеканалов плюс корреспондент «Комсомольской правды». А теперь — тишина! Похоже, в этом году руководство Института лесной генетики на удосужилось даже издать приказ об охране насаждений хвойных. К чему-то приведет такая расслабленность?
Итак, за прошедшие 12 лет острота ситуации, связанная с порубками насаждений хвойных в предновогодний период заметно снизилась, чему способствовали следующие факторы (перечисляю их по мере убывания их значения):
1. Многолетние усилия волонтеров и руководства Института лесной генетики и селекции, направленные на охрану насаждений хвойных в предновогодний период. В период 2009 — 2011 гг. редкая ночь проходила без нарушений, погонь, стычек и вызовов полиции. Я помню ночь, когда сразу 10 (!!!) канадских елей лишились своих вершин! Ночами мы не спали, прислушиваясь и ожидая каждую минуту услышать стук топора или скрежет пилы! Теперь в лесопарке (тьфу, тьфу, тьфу, чтобы не сглазить!) царит благостная тишина, нарушаемая только «клыканьем» желны, писком пухляков и ночными криками неясытей. И это при том, что за время проведения операции «Елочка», вокруг лесопарка на месте пустырей выросли многоэтажные кварталы!
2. Насыщенность рынка новогодних елок сравнительно недорогими товарами с разных концов бывшего СССР и даже из дальнего зарубежья.
3. Выросший уровень жизни населения и вместе с ним уровень экологического сознания (увы, эти две вещи, похоже, сильно связаны). Конечно, вырос этот уровень не настолько, насколько бы хотелось экологам, но все же…
4. Изменение характера самих насаждений хвойных. Многие деревья за время проведения операции «Елочка» поднялись в росте и уже благодаря этому стали труднодоступными для самовольных порубок.
Такова картина на сегодняшний день. Можно, конечно, успокаивая себя, говорить о том, что операция «Елочка» в нашем городе достигла своей цели, но известная доля опасения все же остается.    

Смертельная тропа (обращение к нынешним и будущим экологам)

Фильм с таким названием попался мне чисто случайно на ютубе. Поначалу мне показалось, что это — обычный голливудский ужастик (или, как сейчас модно говорить, триллер). В аннотации указывалось, что действие происходит в одном из национальных парков Северо-Запада США. Это меня несколько насторожило, так как подобного рода фильмы, прямо или косвенно связанные с природоохранной тематикой, меня всегда интересовали. Немного поколебавшись, нажимаю на кнопку «Пуск».
Сюжет фильма в общем-то незатейлив. Молодая девушка (похоже, студентка) работает на пол-ставки рейнджером в национальном парке. Она не отличается точностью и аккуратностью, постоянно опаздывает на планерки, за что получает регулярные нагоняи от начальства, которое, тем не менее, относится к ней снисходительно. Ведь её функционал в общем-то не особо важен и сводится к раздаче сувениров, проведению небольших экскурсий по оборудованным экологическим тропам и инструктажей по технике безопасности для туристов с детьми. Ничего, как говорится, экстремального даже и близко нет!
Но в один из дней юная «природоохранница» соглашается подменить подругу, которой поручено расклеить баннеры по проложенным туристическим маршрутам. Поначалу задание кажется легким и представляется приятной прогулкой по лесу. Девушка втыкает в уши наушники от своего смартфона и, слушая какой-то рок и пританцовывая, отправляется выполнять задание. При этом она не забывает сделать селфи в самых живописных местах по дороге. Как это мне знакомо!!
Так, напевая и пританцовывая, незаметно для себя юная красотка сбивается с дороги и оказывается в заповедной глуши, откуда явно не успеет выбраться до темноты. А вокруг медведи, пумы и какие-то подозрительные личности. Девушке предстоит самой решать, как выжить этой ночью.
К чему я это пишу? А к тому, мои дорогие и любимые нынешние и будущие экологи, что, работая по специальности (а ведь есть и такие!!), вам, возможно и не придется продираться сквозь тайгу с тяжелым рюкзаком за плечами, проводя учет амурских тигров по следам или взбираться на скалы в поисках гнезд краснокнижных птиц. Скорей всего (а многие так себе свою будущую профессию и представляют) вы будете сидеть в теплой конторе, работая с какими-нибудь документами. Выезды в дикую природу для вас будут эпизодическими и казаться приятным развлечением (именно тем они и казались героине просмотренного фильма).
Но … вы всегда находитесь РЯДОМ с дикой природой, охранять которую является вашей прямой профессиональной обязанностью, а, значит, шансов оказаться на её лоне в весьма неожиданный момент у вас больше, чем вы себе представляете, и в любом случае больше, чем у других простых смертных. И к таким моментам вы должны быть готовы! Поэтому не советую пренебрегать навыками полевой жизни, которые вам предоставляется возможность приобрести в процессе обучения.  
Посещая Воронежский заповедник на экскурсиях или даже работая в нем волонтером, мы также оказываемся в дикой природе достаточно редко, в большинстве случаев ограничиваясь центральной усадьбой и прилегающими к ней оборудованными экологическими тропами. Но стоит попасть в самый центр нашего заповедника, как сразу убеждаешься, что побродить по его Центральной усадьбе, посетить музей и бобровый питомник, пройти по Черепахинской экологической тропе и оказаться одной в заповедной глуши есть две большие разницы (как говорил незабвенный Остап Бендер) . А ведь такие случаи бывали и в мою студенческую природоохранную молодость! И тогда напрямую встанет вопрос вашего ВЫЖИВАНИЯ!
Так что учитесь, девушки (и мальчики) разводить в лесу костер, устраивать себе ложе из веток, готовить пищу из природных материалов. Отправляясь даже на небольшую прогулку в Воронежскую Нагорную дубраву (а ведь и в ней люди «блукали», я знаю такие случаи), надлежит позаботиться о достаточном количестве продуктов, спичках, фонарике, ноже, защитных средствах от дождя. И, прежде всего, вы должны НЕ БОЯТЬСЯ, НЕ БОЯТЬСЯ, НЕ БОЯТЬСЯ!!! Настоящий эколог природу бояться не должен!!!!  

Ссылка на фильм «Смертельная тропа»: https://www.youtube.com/watch?v=-ru6uqB2M1Q&pbjreload=101

Полчаса в советском прошлом

Павильон «Рыба Камчатки» на Кольцовском рынке. Давно забытая (а молодежи, наверно, вообще незнакомая) картина советской очереди, в которой стоят исключительно пожилые люди! Я, наверно, в той очереди оказался самым молодым!
Как водится, там, где собираются пожилые люди советской закваски, начинаются политические дебаты. Досталось и Путину, и маленьким пенсиям, и нерадивой молодежи, и жизни вообще. Меня подмывало задать вопрос, как же сия уважаемая публика с их маленькими пенсиями и при такой тяжелой жизни стоят в очереди за деликатесами, минимальная стоимость которых составляет тысячу рублей за килограмм, но я на тот момент сдержался.
И уж какая-то же советская очередь без особей, желающих пролезть без очереди! Эта тоже не оказалась исключением. Какая то толстая «бабетта» с распущенными темными волосами и на двух (!) костылях с воплями «Я — инвалид и ветеран труда!» устремляется к прилавку. Начинается милая забытая советская перебранка! Проклятия летят в обе стороны!
- А у меня диабет! Мне тоже тяжело стоять!
- Удостоверение покажи!
- Сама покажи!
- Чтоб ты подавилась этой рыбой! И т. д.
- Вы со мной не ссорьтесь! Я людей лечу! - провозглашает нарушительница спокойствия.
- Я что лечите, если не секрет? — тут уж я не выдерживаю.
- Тебя могу от импотенции вылечить! - наводит на меня прицел своих черных глаз дама с костылями.
- Правда? Вы наводите на размышления! И каким же образом? - продолжаю с невинным видом. Очередь начинает похихикивать. Напряжение несколько спадает.
- А у тебе ещё и печень увеличена на три сантиметра! - продолжает наступать народная целительница — А мне достаточно рукой провести…
- А Вы — продолжаю сколь возможно вежливо — случайно гонорею не лечите?
Тут уж очередь не выдержала, и стены павильона затряслись от гомерического хохота. Даже продавщица, молодая смуглая камчадалка, до сих пор казавшаяся образцом спокойствия и невозмутимости, не удержалась. Замечаю, как проходящие мимо павильона посетители рынка с удивлением оборачиваются.
Даже под маской стало видно, как дама с черными волосами и глазами покраснела как свекла. Последовало несколько взаимных (но уже каких-то вялых) проклятий между ней и стоящими к ней поближе покупателями, и возмутительница спокойствия покидает павильон. Я, честно говоря, даже не заметил, купила ли она что-нибудь.
- Милая советская обстановка — продолжаю, воспользовавшись наступившим затишьем — Осталось продавщице кому-нибудь нахамить, и можно проливать слезы ностальгии!
Сделав нужные мне покупки, не спеша, покидаю павильон и направляюсь к рядам с овощами. Нужно было ещё купить чеснок для осенней посадки.
 

Большая Воронежская экологическая тропа, Нагорная дубрава, засуха и коронавирус

fuimKJBcaBU.jpg k7r70CcQL1Q.jpg Солнечное, не по сезону теплое октябрьское утро, застает рейдовую группу Дружины охраны природы ВГПУ бодро шагающей от остановки «Улица Морозова» по направлению к конторе правления учебно-опытного лесоохотничьего хозяйства лесотехнического университета. Наступило время очередного рейда по проверке состояния и наличия экологических правонарушений на Нагорном участке Большой Воронежской экологической тропы, за которым ДОП ВГПУ наблюдает (сейчас модно говорить, «мониторит») с 2015 года. В этом году картина осложнялась пандемией коронавируса и сильной засухой, уже неоднократно приводившей (в сочетании с человеческой безалаберностью) к лесным пожарам, лишь чудом не достигших масштабов 2010 года. Не избежала пожаров и Нагорная дубрава. Лишь героизм пожарных и волонтеров позволил избежать катастрофы!
Мы начинаем спуск от улицы Морозова к санаторию имени Горького, внимательно осматриваясь по сторонам. В 2015 году нашими усилиями здесь была ликвидирована «свалка диффузного типа» (по определению сотрудников «Гринпис»), которая с того времени не возобновлялась (тьфу, тьфу, тьфу!). Вдоль краев тропы замечаем брошенные прохожими пластиковые и алюминиевые банки, но больших скоплений мусора, обнаруженных пять лет назад в старых воронках времен войны все-таки не образуется. Только в одном месте мы увидели скопление сухих веток, невесть кем сюда принесенных и по такой засухе представляющих заметную пожарную угрозу. Фотографируем, заносим на гугл-карту и продолжаем наш путь.
У выхода из леса встречаем первое препятствие. Территория санатория имени М. Горького прочно закрыта вследствие пандемии. Все калитки закрыты какими-то решетками и заварены. Нам приходится сделать изрядный крюк.
Обойдя корпуса санатория, начинаем подъем на Лысую гору. Здесь в 2015 году также нами было собрано изрядное количество мусора и обнаружено несколько кострищ. Теперь мы не замечаем НИКАКОГО мусора, а кострища заросли до практически полной незаметности. Новым моментом на этом участке экотропы являются установленные навигаторы. Я мысленно выражаю пожелание простоять им подольше.
В лесу видны явные признаки засухи. Листья на подросте клена остролистного не пожелтели, а буквально засохли. В лесу заметно тише обычного. Лишь изредка до нашего слуха доносится стук дятлов, писк больших синиц, пощелкиванье поползня. Один раз мы услышали раскатистый крик желны.
За Лысой горой мы выходим на старый скифский могильник. В свое время вышел большой скандал из-за использования его территории велосипедистами экстремалами, наделавших на нем различных трамплинов и других препятствий. Сейчас большинство этих спортивных сооружений находится на разных стадиях развала и осыпания.
На повороте на поселок Рыбачий замечаем новые объекты благоустройства, установленные АНО «Большая Воронежская экологическая тропа». Объект сделан из оцинкованного железа и имеет вид навеса для защиты от дождя.  
На подходе к дачному поселку встречаем мусорную площадку без контейнеров, но заполненную мешками с мусором, вывозить которые явно никто не собирается. Делаем фото, отмечаем на гугл-карте и двигаемся дальше. Правда, ближе к Рыбачьему обнаруживаем вполне цивильную мусорную площадку с контейнерами и надлежащим образом огороженную. Двигаясь вдоль окраины поселка замечаем ещё одну свалку, а чуть дальше — кучу деревянных помостов, выброшенных прямо в лесу. На автопарковке замечаем ещё один арт-объект, сделанный похожим на первый. Правда, местные дачники, похоже, по-своему истолковали его предназначение. Под навесом мы обнаружили несколько брошенных мешком с мусором!
Мы спускаемся в пойму реки, где картина несколько меняется. Клены и липы сменяются ивами и ольхами. Здесь заметно оживленней. До нашего слуха птичьи голоса доносятся чаще. Слышны пощелкиванья поползней, трельки лазоревок, резкие крики соек, «журк, журк» ополовников. Мы сворачиваем к роднику, чтобы пополнить запасы воды. Здесь мы обнаруживаем своеобразную деревянную скульптуру в виде дерева с человеческим черепом на вершине и надписью «Мертвая вода». Не берусь оценивать художественные достоинства данной скульптуры, но от души желаю ей уцелеть от рук вандалов.
Возле векового дуба, традиционно являющимся конечным пунктом нашего рейда, задерживаемся, чтобы немного перекусить и попить горячего чая. Пользуясь моментом, посвящаю некоторое время наблюдению за водными птицами. Их пока мало, так как массовый пролет в этом году явно задерживается. Замечаем отдельные выводки крякв, чомг, лысух. Попадается на глаза крупная серебристая чайка и большая утка с черной головой и длинным клювом, в которой узнаю нашего зимнего гостя — большого крохаля. Значит, зимовщики уже начинают прибывать!
Обратный путь проходит быстро! Мы идем просекой «Скандинавия», пересекая сбегающие к реке балки, то преодолевая подъемы, то спуски. Именно на этой просеке по-настоящему поймешь смысл названия «Нагорная дубрава». По дороге нам попался ещё один пластмассовый контейнер с мусором, брошенный прямо в лесу. Чешем в затылках, на всякий случай фотографируем. Меньше, чем через полтора часа выходим к остановке «Детская областная больница». Здесь на опушке Нагорной дубравы замечаем очередную «диффузную свалку». Так закончился наш очередной рейд по Большой Воронежской экологической тропе!

Общие выводы по рейду:

1) На Большой Воронежской экологической тропе ведутся интенсивные работы по благоустройству! Искренне надеюсь, что установленные объекты уцелеют от рук варваров

2) Свалки, ликвидированные в районе санатория имени М. Горького и Лысой горы, не возобновляются, чему можно искренне порадоваться

3) Основным источником загрязнения ТКО Нагорной дубравы остается поселок Рыбачий, хотя там и наблюдаются попытки наладить хотя бы обычный вывоз мусора

_OXwdu7P5TY.jpg 0yqHIS9gdng.jpg c5lWpz2iRug.jpg cllHm1nUKhI.jpg 8NYFz7PUDls.jpg ixZgM0ButhU.jpg Qe3X8679pcE.jpg RIBvqOGj290.jpg MHXO99B_Ihk.jpg tiWBqA1--Kk.jpg
 

Дни наблюдений птиц

Ежегодно в конце сентября - начале октября Центрально-Черноземное отделение Союза охраны птиц России проводит Дни наблюдений птиц. В эти дни сотни как профессиональных орнитологов, так и просто любителей природы, выходят в леса, парки, в сады, на поля и на водоемы, соревнуясь между собой в количестве обнаруженных представителей пернатого племени.
Разумеется, автор также не мог отказаться от участия в этом мероприятии. Ранним солнечным, не по-осеннему теплым, октябрьским утром я спускаюсь по хорошо знакомой тропе в Центральный парк Воронежа.
Первое, что бросается в глаза, так это многочисленные синицы, буквально оккупировавшие окраины парка. Такое скопление говорит только об одном: большие синицы интенсивно мигрируют из окрестных лесов в город. Здесь они перемешаются с местными единоплеменниками, вместе с которыми будут посещать зимние птичьи столовые во дворах и городских парках.
Солнечный день вызвал довольно большое птичье оживление. В парке слышны крики дятлов, пощелкиванье поползней, трельки лазоревок. До моего слуха несколько раз доносятся резкие крики соек. Пару раз на глаза попалась пищуха — мелкая птичка с загнутым клювом, чья жизни проходит в постоянном ползаньи вверх по стволам деревьев.
Заметно прибавилось в парке и ворон. Накануне автор несколько раз наблюдал их большие стаи, на большой высоте пролетающие над городом в южном направлении или останавливающиеся на кормежку на полях аграрного университета. Вероятно, часть этих наших зимних гостей выбрало для зимовки Центральный парк. Местные вороны этим явно несильно довольны. Автор несколько раз наблюдал стычки между воронами, сопровождающиеся истошными криками, погонями с немыслимыми кульбитами и переворотами в воздухе. Но со временем все устаканится, и птицы мирно проведут по соседству большую часть зимы.
Царит оживление и на пруду. Здесь собралось уже около сорока крякв, равномерно распределившихся по его поверхности. Прибавилось возле пруда и голубей. Наши «сизари», похоже, далеко не так глупы, как о них порой думают. Они прекрасно знают, что диких уток посетители парка будут угощать булками, орешками, семечками и прочей снедью, немалая часть которой достанется и голубям.
Пройдя Пионерскую гору, углубляюсь в заросли терна и шиповника. Здесь в это время в изобилии встречаются рыжегрудые зарянки и эффектные черные дрозды. Один раз до моего слуха донеслась прощальная песенка пеночки-теньковки.
В ботаническом саду посетителей явно меньше, чем в Центральном парке. Большие синицы здесь встречаются в ещё большем изобилии, что, вероятно, объясняется большей близостью к Нагорной дубраве. Здесь также слышно пощелкиванье поползней, трельки лазоревок, крики соек. Один раз мне послышались равномерные тяжелые (словно удары топора) глухие удары по стволу дерева, издаваемые огромным черным дятлом, или желной.
В зарослях вокруг оврага слышно «циканье» зарянок и певчих дроздов, а также голоса черных дроздов, напоминающие по своему ритму запускаемый маховик. Здесь же слышно характерное «журк, журк», исходящее от стайки длиннохвостых синиц, или ополовников.
На выходе из ботанического сада замечаю на старой груше наполовину перелинявшую в зимний наряд белку, держащую в зубах сладкий плод. Белка смерила меня презрительным взглядом (типа, шляются тут всякие), потом возмущенно «цокнула» и принялась с аппетитом жевать грушу, придерживая её передними лапками. Сделав несколько кадров, направляюсь в обратный путь.  
b_diplom.jpg  

Сделаем - 2020

В то субботнее сентябрьское утро солнечная и теплая погода сменилась тяжелыми свинцовыми тучами, медленно ползущими над городом. Мы серьезно опасались возможного дождя, но потом все-таки решились. Так что в 9.40 утра пятнадцать членов студенческой Дружины охраны природы педагогического университета уже собрались на остановке «Микрорайон «Березка»». Мы ждем организатора ежегодной акции «Сделаем!», направленной на уборку захламленных территорий, сопровождающуюся обязательным раздельным сбором собранного мусора.
Ровно в назначенное время подходит организатор акции очаровательная Юлия Кухарчук, а также несколько волонтеров из местных жителей. Мы получаем перчатки, разноцветные мешки для различных видов мусора и приступаем. Нам предстоит собрать мусор на сравнительно небольшой территории лесопарка Института лесной генетики, который стал для ДОП ВГПУ самым настоящим полигоном. Здесь проводятся операции «Ель», «Первоцвет», различные субботники и т. д.
И на этот раз студенты с энтузиазмом принялись за работу. В данной акции принимают участие как опытные ветераны, так и новички, пришедшие на такую акцию в первый раз. Особенно хотелось отметить уже неоднократное участие в подобных акциях младшей сестры одной из студенток активисток.  
Сначала нам показалось, что мусора в лесу немного. Но …. мешки наши заполнялись быстрее, чем ожидалось. Особенно быстро мы израсходовали мешки для стекла. Их даже приходилось таскать вдвоем! Думаю, излишне будет конкретизировать, что это были в основном бутылки из-под горячительных напитков! Мы обнаружили несколько ям, укрытых ветками, из которых с трудом извлекли несколько мешков стеклотары! Не прошло и часа, как мешки для стекла у нас вышли все! Да и те мы таскали к дороге, откуда их могла бы забрать машина, наполненными практически «под завязку» и надорвавшимися от тяжести содержимого в нескольких местах.
Мешков с ПЭТ — бутылками мы собрали несколько меньше, но и они оказались заполненными «под горло», несмотря на то, что старались сминать бутылки до практически плоского состояния.
Третьей группой мусора было так называемое «разное». Туда шли куски материи, бумага, алюминиевые банки и т. д. Нами было найдено несколько крупногабаритных предметов типа автомобильных бамперов и покрышек. Просто поражаешься варварству некоторых наших соотечественников, выбрасывающих в лес (да ещё и на особо охраняемую территорию) все, что попадается под руку. И это при том, что на входах в лес практически всюду висят баннеры с призывающими надписями: «Не оставляйте мусор в лесу!», «Не мусори!», «Спасибо за чистоту в лесу!» и т.д.
Не проходит и двух часов, как мешки у нас вышли все, а мусора в лесу остается ещё достаточно. Нам удалось убрать лишь небольшой участок размером примерно двести на триста метров. Долго ли продержится наведенный нами относительный порядок, остается лишь гадать.
Наконец, мы стаскиваем собранные мешки к дороге, фотографируем их и пересчитываем. Общий итог: 26 мешков стекла, 17 мешков пластика, 12 мешков смешанного мусора. И это едва ли пятая часть того, что есть даже только в этой части леса!
По итогам данной акции мне пришла к голову мысль о том, как далеки мы от так называемого раздельного сбора отходов. Тут так бы убрать! Или это повлияла пандемия коронавируса? Ведь на других участках нам вроде удалось (хоть и не сразу) навести относительный порядок! Может, и здесь удастся?2JyL1bdi6nw.jpg bzztdQZh8jo.jpg cxU0MT1xo6U.jpg  

На павловских озерах


 
В этой статье я продолжу рассказ о проверке состояния водоемов нашей области на предмет заиления и зарастания (эфтрофикации) с помощью флуорометра «Algae tarch”, позволяющего определять в воде концентрацию сине-зеленых водорослей и общую концентрацию водорослей. Первые могут обходиться без кислорода (ученые называют такие организмы анаэробами), и их высокая концентрация в воде говорит о явной нехватке этого жизненно необходимого вещества, что может весьма губительно сказаться на других водных организмах. Кроме того, сине-зеленые водоросли выделяют вредные и даже ядовитые для других водных обитателей вещества.
На этот раз предметом наших исследований стали павловские озера Тамбовское и Тахтарка. Тем более, что в жизни этих озер в этом году уже произошли серьезные изменения. Об этом мы расскажем чуть поподробней.
С озером Тамбовским, расположенным почти в центре старого Павловска, у меня связаны многие воспоминания детства. Тогда в 70-е годы это было практически полностью заросший тростником и рогозом водоем с обилием лягушек. На озере держались домашние утки, а его вода использовалась местными жителями для полива огородов. Рыбы в озере не было.
В настоящее время идет полным ходом реконструкция озера. Экскаваторы вовсю прочищают озеро вдоль берегов, одновременно спрямляя береговую линию. Вдоль берега видны настоящие бурты синей глины, извлеченной со дна озера и являющейся весьма ценным удобрением.  
Лягушек в озере также много, а со слов местных жителей мы узнали, что в озере обитает рыба — караси, лини и сазаны. Невзирая на шум, производимый строительной техникой, посреди озера с невозмутимым видом плавают взрослые выводки крякв и лысух.
Нас встречают журналисты местной газеты и председатель местного ТОЗ. Мы коротко рассказываем о своих целях и приступаем к измерениям. Результаты оказываются для нас неожиданными. Концентрация сине-зеленых водорослей оказывается ниже, чем в воронежских прудах в 5 — 15 раз, а общая концентрация водорослей — в 6 — 12 раз. Не видно здесь «бород» и «подушек» нитчатых водорослей, в изобилии встречающихся на пруду в Центральном парке Воронежа.  
Можно сказать, что в Тамбовском озере, презрительно называемым многими местными жителями болотом, практически кристально чистая вода. Такая ситуация заставляет нас задуматься! Вероятной причиной такой чистоты может стать то, что в процессе очистки были освобождены забитые ранее илом и глиной протоки родников. Родниковая вода разбавила застоявшуюся воду, способствуя обогащению её кислородом. Соответственно численность анаэробных сине-зеленых водорослей снизилась.
На одной из лавочек, стоящих вдоль берега, мы замечаем двух пожилых местных жителей и не удержались, чтобы не спросить их мнения о ведущейся реконструкции озера.
- Ну, если вон ту траву не уберут — глубокомысленно тычут пальцами наши интервьюеры в несколько куртин речного тростника, растущего почти у самой середины озера — то никакого толку не будет!
Честно говоря, у меня такой взгляд на экологическую обстановку вызвал легкое недоумение!
На пути от Тамбовского озера нам попался ещё один более молодой абориген, находящийся под явным хмельком. Он очевидно знал моих спутников, людей известных в Павловске.
- А вы чего здесь гуляете? С озера идете? - потом слегка окосевший взгляд задержался на моей скромной персоне. Далее прозвучало почти со злобой — Смотрите, асфальта не будет, всем плохо будет!
Вероятно, сей тип принял меня за кого-нибудь из депутатов, накануне выборов в местные советы проявляющих не всегда уместный интерес к проблемам, на которые они ранее не обращали внимания.
Следующее утро мы встречаем на берегу озера Тахтарка, считающимся одним из самых живописных мест в окрестностях Павловска. А такого обилия белых кувшинок в наших краях ещё мало где встретишь.
В последний год там тоже происходят изменения, но несколько иного рода. Засушливое бедное на дожди лето вызвало понижение уровня воды и заметное повышение её температуры. Это вызвало бурное размножение водорослей, местами покрывающих поверхность воды довольно толстым слоем. Цвет воды в других местах также был с явным изумрудно-зеленым оттенком, почему-то не вызывающим положительных эстетических эмоций.
Вдоль берега лежал слой из погибших брюхоногих моллюсков шириной не менее метра. Полоса грязи вдоль берега местами была настолько толстой и вязкой, что затрудняла доступ к воде. Для своих измерений мы были вынуждены пользоваться бобровыми проходами, по которым озерная вода подходила к прибрежной растительности, где почва была более твердой. Иногда нам попадались кабаньи порои и следы норок.  
Пожалуй, самое большое впечатление на нас произвела картина в северо-западном углу озера (имеющего форму подковы). Здесь обнажившееся вследствие засухи дно тянулось на многие сотни метров. Оно уже покрылось трещинами, делившее бывшее дно озера на пугающе правильной формы многоугольники. Лично у меня возникли ассоциации с местечком Дадиа во Вьетнаме, «Дорогой гигантов» в Северной Ирландии или …. пустынными такырами в Бадхызском заSvW1a1JQ8Ow.jpg IMG_3279.JPG IMG_3270.JPG IMG_3272.JPG IMG_3264.JPG IMG_3258.JPG IMG_3256.JPG IMG_3255.JPG IMG_3253.JPG IMG_3247.JPG IMG_3238.JPG IMG_3233.JPG поведнике. Здесь же мы увидели другое зрелище — отчаянно борющиеся за жизнь растения кувшинок, оказавшихся на сухом месте. Они приподняли листья над землей почти вертикально. При этом площадь листовых пластинок была заметно меньше. «Если зимой снег не выпадет, то все померзнут!» - грустно замечает мой друг.  
Уровни замеров оказались вполне ожидаемыми. Концентрации сине-зеленых водорослей здесь оказалась выше чем в Тамбовском озере в 7 — 475 раз (!!!), а общая концентрация водорослей — в 1,2 — 63 раза (!!!). Как говорится, не прибавить, не убавить! При этом наибольшая концентрация водорослей наблюдалась в непродуваемых ветром затонах, а меньшая — возле мысов. Также сравнительно небольшая концентрация водорослей наблюдалась в более мелководной северо-западной части озера, чему мы пока не нашли вразумительного объяснения.  
Во многих местах у берега мы неоднократно видели брошенные пластиковые бутылки, стаканчики и прочий мусор. Нам подумалось, что здесь нелишним будет провести «Plastikwatchig”, о котором я уже писал в некоторых своих постах за прошлый год.  
Уже возвращаясь из последней точки замеров, мы ощутили явный запах дыма. Через минуту нашим глазам предстало жуткое (хотя, увы, нередкое!) зрелище опустошения, произведенное пожаром, ставшим результатом человеческой халатности или злого умысла (я и такого не исключаю!). На месте старого яблоневого сада царило страшное пепелище с лежащими обгоревшими стволами деревьев. Кое-где от стволов или пней ещё шел дым. А страшно  подумать, что было бы, если б огонь дошел до соснового леса!
Удрученные этим зрелищем мы выходим на берег озера. Здесь нас приветствуют два юных рыбака, оказавшиеся учениками моего друга. Мы просим их показать свой улов. Среди пары десятков небольших серебряных карасиков замечаем ротана. Эта небольшая рыбка стала символом очередной экологической проблемы, которая учеными называется интродукцией чужеродных видов. Завезенный любителями аквариумистами из бассейна Амура в европейскую часть СССР в начале ХХ века ротан быстро освоил водоемы Подмосковья, а затем продвинулся в соседние регионы. И везде эта маленькая рыбка вызывает большие проблемы, буквально вытесняя местную ихтиофауну. «Кричат караси про беду, коли ротан в пруду!» - писал воронежский писатель натуралист М. Калугин. Благодаря своей уникальной выносливости ротан способен переживать самые неблагоприятные для других рыб условия, может долго обходиться без воды, зимовать, вмерзнув в лед и одновременно питаясь икрой других рыб. В Подмосковье и других областях центра России есть водоемы, где уже нет другой рыбы, кроме ротана!
Завершая своё повествование, могу отметить, что мне редко когда удавалось наблюдать за время одной короткой экскурсии проявления сразу четырех экологических проблем, имеющих глобальный характер: эфтрофикацию водоемов, загрязнение пластиком, лесные пожары и интродукцию чужеродных видов.  

Воронежские пруды после очистки


 
О проблемах постепенного заиления и зарастания (ученые называют это эфтрофикацией) прудов в Центральном парке и на территории памятника природы «Сквер у озера» сейчас «жужжит» весь воронежский интернет. Достаточно набрать в гугле «воронежские пруды», «пруды воронеж», «пруды воронеж очистка», «пруд центральный парк воронеж», как поисковик вывалит вам ни одну сотню постов из социальных сетей, подавляющее большинство которых будет панически-негативного характера типа «воронежские пруды покрылись тиной», «рыба задыхается в пруду Центрального парка», «пруд на Ленинском проспекте спустили», «подпишите петицию против спуска пруда на Ленинском проспекте», «вода в пруду снова цветет, а властям все равно» и т. д. и т.п. Не оставили без внимание наши небольшие пруды и официальные СМИ, регулярно выпуская репортажи о проводимой очистке прудов, публикуя сметы затрат, успокаивая граждан заявлениями типа «рыбу выпустили в водохранилище», «черепах отдали в зоопарк».  
Однако страсти не утихают! На власти сыплются уже ставшие традиционными (и, наверно, не лишенные основания) обвинения в некомпетентности, в «отмывании средств», в халатности, безразличии к экологическим проблемам и…. список обвинений можно продолжать долго.
Наконец, настал и наш черед попытаться хотя бы частично разобраться в возникшей проблеме. Тем более, что в начале лета мы уже проводили обследования наших прудов, о чем я уже писал на страницах этого блога (http://www.rbcu.ru/blogs/dnevnik/na-prudu-v-tsentralnom-parke.php).
Солнечным и по-летнему теплым сентябрьским воскресным утром мы (я и двое выпускников Дружины охраны природы ВГПУ, так как работа требует подготовленных исполнителей) подходим к пруду в Центральном парке. В моей сумке находится флуорометр «Algae tarch” для измерения концентрации водорослей в воде, о котором я писал в предыдущем посте на эту тему.
Внешний вид пруда при беглом осмотре изменился мало. Все такие же «космы» и «подушки» нитчатых водорослей, плавающих на поверхности или прикрепленных к стенкам пруда. Вот только рыб не видно! Их всех, если верить СМИ «выпустили в водохранилище». Не видно и черепах! Здесь водились и заморские красноухие и отечественные болотные тортиллы, которых (опять же по информации СМИ) отдали в зоопарк. Посреди пруда гудит помещенный в воду аэратор. Бросаются в глаза размещенные в шахматном порядке контейнеры с растущими в них белыми кувшинками. Для поддержания этой красоты на дне пруда размещена отчетливо видимая металлическая решетчатая конструкция.
Возле пруда, как всегда, толпится много народа. Слышны возмущенные возгласы:
- Двадцать первый век на дворе, а власти с со своей первоклассной техникой и неограниченным бюджетом не могут один пруд очистить! - возмущается мужчина средних лет в бородкой под «дядю Сэма».
- Я здесь двадцать лет живу — говорит молодая женщина — Видела, как этот пруд реконструируют. Здесь же три  родника с купальнями были! А теперь где они? Куда вода из них уходит?
Находящийся здесь же мужчина (по виду примерно мне ровесник), не торопясь, закуривая, объясняет:
- Все три водного стока (у говорившего чувствовалось инженерное образование и явные познания в гидрогеологии) объединили в одну трубу. Трубу покрыли изоляцией, но сделали это второпях. В 2014 году, когда пруд реконструировали, власти нас торопили. Типа, думать некогда, деньги выделены, давайте делайте что-нибудь. В общем, этой изоляции на четыре года хватило! А теперь её герметичность нарушена, и вода в грунт уходит.
Объяснения выглядели убедительно. Но все это, как говорится, эмоции, а нам нужны конкретные результаты. Поэтому под огнем десятков заинтересованных пар глаз приступаем к нашим измерениям. По их результатам видно следующее. Концентрация сине-зеленых водорослей (их присутствие считается нежелательным) по сравнению с началом лета меньше в одиннадцать раз, общая концентрация водорослей — почти в три раза. Доля сине-зеленых водорослей от общего количества водорослей составляет 3 % (в начале лета она составляла 27 %). Т.е.,если брать чисто «водорослевые» показатели качества воды, то положение к началу осени несколько улучшилось (тем более, что в природных водоемах в это время обычно наблюдается «августовско-октябрьский пик водорослей»), но, думаю такое положение кратковременно.
Концентрация сине-зеленых водорослей в протоке Коровий Лог, вытекающей из пруда, меньше по сравнению с началом лета в 5,7 раза, общая концентрация водорослей — в 1,5 раза. Доля сине — зеленых водорослей составляет 3 % (в начале лета она составляла 11 %). Т.е., опять же мы видим некоторое (смею думать, временное) улучшение показателей. Ведь водоросли, как всякие микроорганизмы, размножаются весьма стремительно.
Через полчаса мы уже на Ленинском проспекте в месте, называемом «Сквер у озера». Правда, на месте озера осталась лишь небольшая лужица. Сам пруд спущен. На дне пруда заметны следы бульдозера.
В отличие от Центрального парка народу здесь мало. Рыбаков нет вообще (а в начале лета были!!!), и лишь небольшая группа местной «богемы» (час ещё ранний, но они уже хорошо «приняли») бурно обсуждает последние политические события и предстоящие выборы, не обращая на нас ни малейшего внимания.
Переглянувшись, решаем все-таки провести намеченные измерения, результатами которых спешу поделиться с читателями. Концентрация сине-зеленых водорослей меньше ранне-летней в 1,5 раза, а общая концентрация водорослей даже выше ранне-летней в 1,2 раза. Доля сине-зеленых водорослей составляет 10 % (в начале лета она составляла 13 %). Таким образом, показатели эфтрофикации от ранне-летних отличаются мало.
В этой статье я, в отличие на других статей на подобные темы, воздержусь от общих выводов. Пусть читатель их сделает сам. Ясно одно, формирование и поддержание в наших прудах экологического баланса — дело куда более сложное и длительное, чем представляется нашим властям, за эти пруды отвечающие. На том пока и закончу!    
IMG_3189.JPG IMG_3184.JPG IMG_3185.JPG IMG_3182.JPG IMG_3179.JPG IMG_3180.JPG IMG_3181.JPG IMG_3170.JPG IMG_3165.JPG  

1 сентября и коронавирус: Дню Знаний посвящается

Вот он и наступил, «долгожданный» для многочисленной школоты и учителей День Вселенской Детской скорби 1 сентября! В этом году его приход ещё и «отягощен» поразившей весь мир пандемией коронавируса. Учителя с ужасом ждали, когда опухшая от полугодового безделья распоясавшаяся орда ввалится в классы! Школьники (за исключением разве что нескольких сознательных старшеклассников), уже напрочь отвыкшие от учебы, ждали этого дня с не меньшим ужасом. Пожалуй, только родители учеников ждали этого дня с нетерпением, надеясь хоть на полдня определять своих обормотов под сень «рассадника знаний и культуры (по выражению Н.К. Крупской), чтобы хоть немного от них отдохнуть.
Итак, привожу описание празднования Дня Знаний в одной из школ одного из наших райцентров со слов моего друга школьного учителя. Разумеется, ни школы, ни даже района называть не буду, но, думаю, что сходная картина в этот день царила во всех без исключения школах области.
Итак, линейка для 1-х и выпускных классов (а выпускными в настоящее время считаются не только 11-е, но ещё и 5-е и 9-е). Все напряжены. Учителя и директор школы, естественно, в масках.
Во время речи директора один из первоклассников, стоящих прямо возле динамика, демонстративно зажимает уши. Если не считать этого небольшого казуса, то все остальное проходит относительно достойно.
Для других классов в это время проводятся школьные часы. На входе в школу держат оборону четверо учителей с термометрами, проверяя температуру у всех входящих. Родителей в школу пытаются не пускать, но они, что называется, «прут буром». Позднее мой друг говорил, что испытывал немалое желание съездить по физиономии некоторым особо наглым «предкам».
Прямо на входе учительница физкультуры отчитывает семиклассника, пришедшего в школу в, как бы это сказать, чрезмерно обтягивающих брюках. На традиционное «Ты куда пришел?» следует ответ: «Но это же так красиво! Я даже специально трусы не надел (!!!!)»
В классах царит духота. Двери открыты, но окна открывать запрещено по требованиям Роспотребнадзора из-за отсутствия на последних металлических решеток. В туалет также в соответствии с аналогичными требованиями нужно водить школяров по одному, но разве это возможно выполнить? Ситуация усугубляется ещё и сильной (прямо таки июльской!) жарой.
Нескольких учеников недосчитываются и звонят родителям. Отец одного из них удивленно вопрошает: «А разве сегодня надо в школу идти?». Мама другого школяра оказывается более конкретной: «Я сына дома оставила! Он мне здесь больше нужен, чем вам!»
В суматохе первый день пролетает быстро. Но завтра начинается основное школьное действо — занятия! Которые опять же надо проводить в соответствии со строгими указаниями Роспотребнадзора, выполнить большую часть которых просто невозможно.
Один из учителей, совершенно вымотанных Днем Знаний, устало заявляет: «Если так пойдет дальше, то через неделю, максимум, через две, нас такая корона накроет, что мало не покажется!»  
А впереди ещё начало занятий в вузах! Так что ждем, съежившись, каждый день просматривая сводки о количестве новых заболевших коронавирусом.

Хроника "антисвинской" борьбы - 2

На страницах своего блога я уже рассказывал о борьбе, развернувшейся против строительства свинокомплексов в Верхнемамонском районе нашей области. С того времени прошел год. Информация поступала нерегулярно и крайне обрывочно. О всех предыдущих перипетиях борьбы можно прочитать здесь http://www.rbcu.ru/blogs/dnevnik/khronika-antisvinskoy-borby.php
Та информация, которую мне удалось раздобыть на данный момент, в основном  записана со слов активистов «антисвинской» борьбы, поэтому заранее прошу прощения за некоторые неточности. Итак, постараюсь высказываться более или менее упорядоченно.
За год активистам удалось кое-чего добиться. Так из трех планируемых свинокомплексов на данный момент от одного власти уже отказались, а два других перенесены на значительные расстояния от населенных пунктов. Появились проблемы и у инвестора, компании «Агро-Эко», которой было, по словам тех же активистов отказано в предоставлении кредита на строительство свинокомплекса. Но борьба не утихает!
В настоящее время идет суд по иску членов инициативной группы против властей района на предмет нарушения правил проведения собраний и публичных слушаний, проводимых в ноябре 2019 года. По словам активистов власти не пускали на собрания противников строительства, доверяя выступать там только «надежным» людям. Так, в одном селе с населением в 700 человек сторонников строительства свинокомплексов оказалось всего 40. Именно эти 40 человек власти и привлекают на различные собрания. Кроме того, на эти собрания привозят людей из других районов области, в том числе и весьма отдаленных.
Также, по словам тех же активистов, власть отчаянно прессует «бюджетников», буквально запрещая им посещать собрания, проводимые активистами. (Типа, если завтра туда пойдете, то послезавтра на работу можете не приходить!). А некоторых «дружески предупреждают». Имели место задержания местной полицией адвокатов, нанятых местными фермерами и журналистов, привлекаемых для освещения судебного процесса. Надо сказать, что в борьбе принимают активное участие москвичи, имеющие в селах района дома, используемые как дачи.
Также адвокатами и журналистами были обнаружены новые нарушения в процедуре отвода сельскохозяйственных земель под строительство. Так плодородные пахотные черноземные земли вдруг оказались записанными как неплодородные, пустоши, неудобья и т.д.
Чего же так бояться местные жители? Нет, не неприятного запаха и даже не отходов в виде свиного навоза, для утилизации которого, как оказалось, до сих пор нет эффективной (и дешевой!) методики. Причина здесь в другом.
Верхнемамонский район, как и другие степные районы, весьма маловодный. Уже сейчас жители некоторых сел имеют проблемы с водоснабжением. А потребности свинокомплексов, по расчетам геологов, в воде значительно превосходят возможности местных подземных водных горизонтов.
Также выяснилось, что на одном из мест, планируемых под отведение для будущего строительства, находятся массовые захоронения советских солдат, погибших на этих полях в 1942 году. Это ещё больше возмутило местных жителей. А высказывания одного из местных чиновников - «Вся Россия строилась на костях!» была воспринята как откровенный цинизм.  
В целом охарактеризовать картину, сложившуюся на данный момент можно так. Борьба против строительства перешла из открытой, сопровождающейся митингами, собраниями, публичными слушаниями и т. д. в борьбы судебных исков, заседаний, адвокатов и т. д. и т. п. Одновременно власти используют все мыслимые подковерные методы в расчете  на запугивание и подкуп (говорят, были и такие случаи!) местных борцов активистов. Последние возлагают немалые надежды на приближающиеся местные выборы, серьезно рассчитывая на избрание своих лидеров в местные советы.  
Страницы: 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | ... | 19 | След.




© 2003-2022 Союз охраны птиц России
Создание сайта - Infoday Media