Поиск по сайту
Авторизация
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?

vstupi.jpg

vznosy1.jpg

Pomogi.jpg

Chizh-PG.jpg

Veterinar.jpg

BG.jpg
baner_Sturman.gif


 



Дневник доцента

  • Архив

    «   Май 2024   »
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3 4 5
    6 7 8 9 10 11 12
    13 14 15 16 17 18 19
    20 21 22 23 24 25 26
    27 28 29 30 31    

Оковы для науки

Мысли, которые я собираюсь изложить в этой статье, беспокоят меня уже довольно давно. Как человек, имеющий к науке некоторое отношение, я неоднократно сталкивался с тем, о чем сейчас буду писать. Так что, как говорится, всё испытал на своей шкуре!

Говорить о состоянии науки в целом, наверно, было бы слишком смело с моей стороны, поэтому я остановлюсь лишь на отдельных аспектах. Сразу предвижу возражения моих оппонентов. Типа, наша российская наука сейчас на подъёме и чтобы убедиться в этом, достаточно посетить выставку «Россия – 24». Слов нет, выставка впечатляет и невольно, посетив её, испытываешь чувство гордости за свою страну! Правда, присмотревшись внимательней, определяешь, что эти достижения касаются исключительно частных прикладных вопросов. О фундаментальных открытиях речи не идет даже близко! Спешу добавить: и не пойдет ещё долго! И не только в нашей необъятной стране!

Прежде всего, я хочу вспомнить так называемые «критерии» эффективности научной деятельности (хотелось бы узнать, кто эти критерии разработал, чтобы сказать ему «пару ласковых слов»). Прежде всего, речь идет о т.н. «публикационной активности». Самыми ценными считаются статьи, опубликованные в солидных (студенты в таком случае говорят «крутых») журналах ВАК. Далее следуют менее «крутые» журналы и сборники РИНЦ. И, наконец, есть журналы и сборники, которым вообще никакой индекс не присваивается. Типа, публикуйся в них или не публикуйся, тебе это в зачет не пойдет!

Остановимся на некоторых требованиях, выдвигаемых журналами ВАК к своим авторам. Здесь должно быть как минимум несколько литературных источников, из которых только пятая часть должна принадлежать автору данной статьи. Т.е., тема должна уже быть хорошо проработана и ничего принципиально нового опубликовать невозможно!

Теперь коснемся такого момента как цитирование. Типа, чем больше на данного автора ссылаются, тем он «круче». Таким образом, фундаментально новые темы оказываются, как говорится, «в пролете» по причинам, указанным выше.

Некоторые журналы требуют ещё и значительный процент оригинальности, в результате чего талантливые студенты и молодые исследователи не могут воспользоваться материалами своих предыдущих публикаций, что неизбежно снижает процент оригинальности.

Теперь о таком больном вопросе как финансирование научных исследований. Как человек советской закваски я привык проводить сбор научного материала бесплатно. Но теперь обязательно спросят при любом научном выступлении, сколько грантов вы привлекли и какую сумму при этом «освоили». Типа, чем больше ты денег потратил, тем ценнее твоя научная работа! Всё остальное вторично! Маразм? Лет двадцать назад я так бы и сказал, но сейчас это, как говорится, норма жизни!

Спешу напомнить авторам этих «критериев», что Мендель, Эйнштейн, супруги Кюри (да и не только они!) проводили свои исследования без всякого финансирования. Мендель опубликовал свою работу, в которой впервые проиллюстрировал законы передачи наследуемых признаков и Известиях Брюннского университета. На эту статью обратили внимание через пятьдесят лет. Но ведь обратили же! Имя Менделя теперь известно каждому школьнику.

Эйнштейн свою статью со всемирно известной формулой, которую потом начертали на памятнике ему, написал на двух страницах и без единой ссылки! Просто не на кого было ссылаться!

Уже предвижу возражения своих оппонентов: «Эк, загнул! Так это великие! Таких один на тысячу!» Согласен, но при современной постановке и организации науки новые Мендели, Эйнштейны и Кюри не появятся ещё долго!

Косвенным подтверждением изложенного мною в этой короткой статье является состояние научно-популярной литературы. Как многолетний подписчик и автор журналов «Наука и жизнь» и «Химия и жизнь» могу засвидетельствовать: до 90-х годов прошлого века в каждом номере выходили статьи, освещающие принципиально новые направления в науке – от горизонтального переноса генов до поведения приматов. Сегодня читая те же журналы, невольно про себя отмечаю: где-то я это уже читал! И так на протяжении последних двадцати лет!

В заключение позволю себе заметить, что современные государство и общество, несомненно, уделяют внимания науке, но мне иногда кажется, что … лучше бы не уделяли и дали бы расправить крылья!

Уф, выговорился! Простите меня, читатели за минорный тон статьи, но, как говорится, наболело!

Путешествие на Кавказ

Прошло четыре года с момента моего предыдущего путешествия! Такой большой перерыв объясняется рядом причин: от личных утрат и неприятностей до проблем со здоровьем и политических событий. Все это сделало весьма затруднительными путешествия за границу. Волей неволей пришлось обратить внимание на просторы нашей необъятной родины. Короче, моменты раздумий и колебаний увенчались тем, что я сижу в купе скорого поезда “Москва - Кисловодск”, уносящим меня на Кавказские Минеральные воды. Решил, так сказать, убить сразу двух зайцев: поправить своё расшатавшееся здоровье и посмотреть ранее мною никогда не посещаемый регион.

Сидя в купе сего фешенебельного поезда, невольно бросаю взгляд на проносящиеся за окном зимние пейзажи Центрального Черноземья. В лучах заходящего солнца сияют металлическим блеском градирни Нововоронежской АЭС. Темно-лиловые с рваными краями облака ещё более подчеркивают живописность картины. Мне почему-то вспомнилась картина Г. Нисского “Февраль. Подмосковье” из “Родной речи” за 5 класс.

В Пятигорск прибываю ещё затемно. Едва успеваю покинуть вагон и спуститься в подземный переход, как передо мной выстраивается очередь из таксистов, предлагающих свои услуги. Впрочем, такая картина сейчас встречается на всех российских вокзалах. Так что не проходит и двадцати минут, как я вхожу в вестибюль (или как сейчас модно говорить - “рецепшн”) гостиницы “Бештау”. Показываю симпатичной администраторше паспорт и тут же получаю в руки ключ от номера “Комфорт” и любезное приглашение на завтрак. Только тут я вдруг вспомнил, что, оказывается, по своей стране я не путешествовал с советских времен, когда попасть в гостиницу было более чем затруднительно. А тут какие-то пять минут, и ты уже в номере комфорт, осыпанный всяческими любезностями и приглашениями. Как говорится, все познается на контрасте.

После сытного завтрака решаю, чем заняться до того, как начнется экскурсионная программа моего тура. Я не любитель сидеть в помещениях, когда под окнами раскинулся незнакомый живописный город, словно бы ожидающий моего визита. Да и любезность сотрудников гостиницы настраивала на оптимистический лад и побуждала к действию.

Пятигорск для меня в первую очередь ассоциируется с героями бессмертного романа “12 стульев”. Поэтому, расспросив у администратора дорогу, решаю пешком дойти до парка “Цветник” и до знаменитого “Провала”, а заодно и прогуляться по городу.

Утро выдалось пасмурным, поэтому окружающих гор видно не было. Улицы Пятигорска, имеющего регулярную планировку, идут либо поперек склона, либо поднимаются вверх, либо спускаются вниз по склону горы. Мой путь как раз проходил по последнему варианту.  

Улицы центра Пятигорска обратили внимание прежде всего единым архитектурным стилем зданий, построенных в разные времена - от начала 19 до конца 20 века. Меня приятно удивило наличие в городе трамваев. Старенькие вагончики производства некогда дружественной Чехословакии, бодро погромыхивая на стыках рельсов, играют заметную роль в жизни курортного города. Говорят, что местные барды даже посвятили пятигорскому трамваю отдельную песню.  

Не проходит и получаса, как я уже у входа в легендарный парк “Цветник”. Попив кофе и съев восхитительный тирамису в кофейне Гукасова, вступаю на территорию парка. Первой мне бросается глаза статуя просящего милостыню Кисы Воробьянинова в образе великого актера С. Филиппова. Забегая вперед, скажу, что соответствующая сцена из фильма Л. Гайдая снималась не здесь, а возле грязелечебницы в Ессентуках. Сам “Цветник” гениальному режиссеру, как говорит современная молодежь, “не зашел”. В течение двух часов помощники режиссера объехали окрестности и обнаружили другое место и когда показали его Гайдаю, тот решительно произнес: “Кису будем снимать только здесь!”

Пока добирался до цветника, отметил, что в Пятигорске различные кофейни, кондитерские, кафе и ресторанчики попадаются буквально на каждом шагу. Стоит поднять взор, как в поле зрения практически в любой точке города окажутся не меньше двух таких точек. Общепитом сейчас и другие города богаты, но в городах - курортах уже сформировалась целая индустрия питания, не уступающая по своим масштабам (а порой и превосходящая) такие традиционно туристические страны как Греция, Испания, Италия, Франция или Чехия. Мне на ум невольно пришли советские времена с их очередями, давками и руганью в подобных местах, и я ещё раз возблагодарил рыночную экономику.  

Пройдя мимо Лермонтовской галереи, начинаю подниматься вверх по проспекту Гагарина. По обеим сторонам улицы возвышаются различные лечебницы, возведенные в 19 - начале 20 веках. Лермонтовские ванны, Ермоловские ванны, Дом княжны Мэри, дом доктора Дроздова, отель “Бристоль”. От каждого дома веет историей и литературными произведениями. Как будто вновь встречаешься с давно знакомыми героями.

Немного задержавшись на видовой площадке (города из-за тумана почти не было видно), продолжаю свой путь к Провалу. Долгая хотьба уже вызвала у меня чувство заметной усталости, и я опять почувствовал потребность подкрепиться. Передо мной призывно замаячили контуры небольшого ресторанчика “Провал”. Захожу в уютный зал, располагаюсь за столиком у окна, и тут же вышколенная официантка подает мне меню. Набор блюд сделал бы честь любому парижскому или римскому ресторану. Не тяну долго с выбором, и через полчаса сытый и взбодрившийся подхожу к Провалу, возле которого бросается в глаза статуя Остапа Бендера, продающего билеты за просмотр Провала. Не упускаю случая сфотографироваться с великим комбинатором.

День завершился посещением дома-музея М.Ю. Лермонтова. В этом доме поэт прожил всего два месяца, на его пороге получил вызов на роковую для себя дуэль. Музей был создан в 1912 году. Потом потребовалось не одно десятилетие, чтобы воссоздать обстановку, характерную для кавказского периода жизни великого поэта. Не буду вникать в подробности, но позволю себе заметить, что после посещения этого музея я стал лучше понимать творчество кавказского периода жизни М. Лермонтова.

Следующий день моего пребывания на Кавказских Минеральных водах ознаменовался моим посещением урочища “Медовые водопады”. День был на этот раз ясный, и гора Бештау, возвышающаяся на Пятигорском и сверкающая снеговой шапкой, была видна на редкость четко.

Первой была остановка у горы “Кольцо”, упоминаемой М. Лермонтовым в бессмертной повести “Герой нашего времени”. Выйдя из автобуса, я наткнулся на нескольких молодых людей, державших на привязи орлов (точно вид я с ходу не сумел определить). “Орла погладить не желаете?” - обратился ко мне субъект нагловатого вида. Со мной было удостоверение общественного инспектора Росприроднадзора. Демонстративно раскрываю перед носом субъекта красную книжицу и насколько можно сурово вопрошаю: “Страницы из Красной книги вырываете?” После этих слов парня как ветром сдуло, да и остальные его “подельники” как-то попятились, с опаской на меня поглядывая.  

Сама гора “Кольцо” со стороны напоминает человеческое произведение, построенное на заре цивилизации. Этакий примитивный коридор с колоннами, какие можно увидеть в греческих Микенах. Но на самом деле это чисто природное образование, созданное мягкими породами, ветром и водой. С видовой площадки на вершине горы открывается живописная панорама Кисловодска.  

Мы продолжаем свой путь и вскоре пересекаем границу с Карачаево-Черкесией. На границе нас встречают суровые автоматчики, которые тормозят наш автобус. Впрочем, долго нас не задерживают. Просмотрев список пассажиров, полицейские нас отпускают с миром.  

Ещё через полчаса нашему взору открываются целые поля с теплицами. Оказывается, здесь выращивается рассада меристемного картофеля, то есть выращенного из образовательных недифференцированных растительных тканей. Мне оставалось лишь порадоваться за успехи российского сельского хозяйства.  

Наша следующая остановка произошла возле чайного домика. Здесь шла бойкая торговля различного вида чаями, медами, вареньями (в том числе таких экзотических сортов как чесночное и с перцем чили), сырами, ветчинами, колбасами и т.д. Я приобрел пару баночек варенья, копченую баранью ветчину, баранью и конскую колбасы. Сразу скажу, последняя мне на вкус не понравилась.

Урочище “Медовые водопады” представляет собой глубокое ущелье, через которое протекает маленькая, но весьма бурная река Аликоновка. Через реку в одном месте перекинут живописный чугунный мостик. Там пять водопадов, из которых я посетил четыре. В зимнее время водопады покрыты льдом, что придает им ещё большую живописность. Здесь же при урочище находится турбаза, ресторанчик кавказской кухни (не упустил случая перекусить), зоологический сад с альпаками и четырехрогим бараном, этнографический музей “Карачаевское подворье”. Сделав несколько кадров водопадов, возвращаемся в автобус и следуем в Пятигорск. Так закончился мой второй день пребывания на Кавказских Минеральных водах.

Третий день моего путешествия ознаменовался поездкой к Эльбрусу - самой высокой горе России. До Баксанского ущелья дорога представляла мало интереса. Такие же привычные нам по средней полосе поля и лесополосы. Мы проехали города Черкесск и Усть-Джегута, лишенные каких-либо значимых достопримечательностей. Впрочем, тут я несколько поторопился. В этих городах (как и позже в Карачаевске) нам несколько раз попадались на глаза магазины с непривычной для жителей средней полосы вывеской “Всё для невест. Приданое”. Что ж, Восток, как говорится, дело тонкое!

По дороге мы несколько раз останавливались перекусить. Всюду даже в самых маленьких поселках нас встречал любезный персонал. Правда некоторую сложность вызывало отсутствие терминалов. Приходилось расплачиваться наличными или переводом через сбербанк онлайн.

В долине Баксана нам несколько раз попадались дачные поселки, прилепившиеся к горам на маленьких площадках (альпинисты называют их балконами). Возле въезда в один поселок я успел прочитать вывеску “Садово-огородное товарищество “Горняк””. Откуда здесь в курортной зоне горняки? С этим вопросом я обратился к гиду, и она поведала мне следующую историю.

В далекие 30-е годы 20 века в этих местах было найдено крупное месторождение вольфрамо-молибденовых стратегического значения. Эта находка стоила жизни замечательному советскому геологу В. Флёровой, погибшей здесь же в горах в возрасте 25 лет. Поначалу на шахтах трудились заключенные. В 1955 году местный поселок был преобразован в город Тырныауз, и сюда стали прибывать вольнонаемные шахтеры. Тырныауз был закрытым городом и иностранные альпинистские экспедиции, стремившиеся в Приэльбрусье, в советские годы не имели права здесь останавливаться. В 90-е годы комбинат пришел в упадок из-за отсутствия оборонных заказов и был заброшен. В 2017 году было создано ООО “Эльбрусский горнорудный комбинат”, которое вроде бы озвучило планы возобновления разработок, но до сих пор дело с мертвой точки не сдвинулось. Так что пока маленький, но весьма уютный городок живет за счет нескольких небольших частных предприятий по обслуживанию туристов. Что будет дальше, покажет время.  

И вот он - Эльбрус! Его двуглавая покрытая снегом манящая вершина была видна даже с Пятигорска! Сейчас он предстал перед нами во всем своем великолепии! Наш автобус останавливается в туристическом поселке Чегет, названном так в честь соседней с Эльбрусом вершины. Чегет был популярным местом ещё в советские годы. Его любили Ю. Визбор и В. Высоцкий, здесь проводились бардовские фестивали, снимались культовые советские фильмы по альпинистской тематике “Вертикаль” и “Завтрак с видом на Эльбрус”.

Я сажусь на подвесную скамью канатной дороги и начинаю подъем. Сначала дорога ведет нас через сосновый лес, в котором слышны крики соек, щебетанье корольков и пение синиц. Затем под нами раскрываются заснеженные горные просторы.

На первой остановке мы решаем ещё раз подкрепиться. Здесь располагается уютное кафе, где нам подают ягодный сладкий чай и чебурек с брусникой. Я выхожу на свежий воздух и устраиваю свой “завтрак с видом на Эльбрус”. Подкрепившись, продолжаю свой путь наверх.

На этот раз мы едем в застекленной кабине, а под нами открывается вид на горнолыжные трассы. Лыжники и сноубордисты проносятся под нами кто умело лавируя, но большинство уже через несколько шагов валятся как мешки. Со мной в одной кабине едет спасатель. У него оживает прикрепленная к поясу рация: “На пятой трассе - вывих плеча! На шестой трассе - перелом бедра! На седьмой трассе ...” Рация далее передает информацию в том же бодрящем духе! “И у вас каждый день такое?” - спрашиваю спасателя. “Не каждый, но частенько... А что вы думаете? Людям адреналин получать надо же! Я ему только показал, как сноуборд надевать, а он уже на самый верх лезет! Не привяжу же я его к себе! - спасатель продолжает. - Раньше на Эльбрусе редко люди гибли, а теперь каждый год! Понаберут коммерческие туристические группы, а тем вынь да положь - на Эльбрус! Даже МЧС порой не предупреждают! А с горами шутки плохи!”  

Я ещё раз посмотрел вниз. Прямо подо мной очередной сноубордист растянулся на снегу, предварительно перекувырнувшись через голову. Потом встал, поехал дальше и опять растянулся на спине. К нему подъехал другой лыжник, державшийся на ногах более уверенно, и попытался помочь неумехе встать. Окончания этой сцены я не видел. “Так бы и я съехать смогла” - произнесла сидящая со мной в кабине пожилая женщина.

Со следующей остановки открывается вид на самый высокогорный альпинистский приют Кавказа под названием “Седловина”. Он был открыт в 1933 году. Во время Отечественной войны группа немецких горных егерей из дивизии “Эдельвейс” пробралась в тыл советских войск и захватила “Седловину”. Попытка выбить их оттуда силами обычных красноармейцев привела лишь к большим потерям. Все же захватчикам пришлось уходить с Кавказа! Уходя, они все оставили в приюте как было. Ведь многие горные стрелки побывали на Кавказе до войны в качестве туристов и знали и даже дружили с местными проводниками! А альпинистское братство - не пустой звук!

Я решаюсь подняться на самую высокую точку, доступную для обычных туристов (3500 м). Туда путь проходит без эксцессов, а уже на спуске ощущаю в себе некоторую вялость и усталость. Впрочем, по прибытии в Чегет эти неприятные ощущения быстро проходят! Купив на местном рынке несколько простеньких сувениров на память, направляюсь к автобусу. Закончился мой третий день путешествия по Кавказу.

Рассвет следующего дня снова застает меня в автобусе по дороге в легендарное урочище Домбай, воспетое Визбором и на настоящее время являющееся Меккой любителей горнолыжного спорта.  

Поначалу дорога, как и днем ранее, идет по малоинтересным местам, напоминающим агроландшафты средней полосы. Когда мы въезжаем на территорию Карачаево-Черкесии, картину разнообразят большие массивы теплиц. Этот “московский огород” был создан по предложению первого секретаря МГК КПСС В. Гришина в 1979 году, т.е. накануне Московской олимпиады. Говорят, Виктор Васильевич поставил вопрос ребром: “Народ понаедет со всего мира, а чем кормить будем?” Сейчас в условиях рыночной экономики такой вопрос бы не стоял от слова “вообще”, а тогда... Вот и создали за 1300 км от Москвы специальный “московский огород” для снабжения гостей олимпиады.

Когда въезжаем в долину реки Теберды, рельеф меняется. Сначала по обе стороны дороги появляются гряды холмов, высота которых растет с каждым километром. И вот мы уже едем по дну глубокого ущелья, на дне которого гремит Теберда.

Через три часа после выезда въезжаем в современный и в то же время уютный поселок Домбай. На улицах поселка толпы людей в форме горнолыжников с лыжами и сноубордами. Возле посадки на канатную дорогу образуется пробка как в лучшие советские времена. Кто-то напирает на меня сзади, кто-то давит слева, кто-то впереди возмущается. Ситуация усугубляется ещё и тем, что некоторые лыжники надели лыжи загодя и теперь не могли в толпе сдвинуться с места. Девушка из нашей экскурсионной группы сначала неудачно подвернулась под мой правый локоть, но, потом поняв, что находиться ближе ко мне все же безопасней, сама начинает прижиматься к моему правому боку. Инструкторы, дежурившие при станции канатной дороги, уже охрипли от крика, но отчаянными усилиями им все же удается установить какое-то подобие порядка. “Не прикасайтесь ко мне!” - вопит инструктору какая-то грузная московская mеdame. “Не прикасаюсь я к вам! Я кого помоложе найду!” - остроумно парирует парень. Дружный смех вокруг несколько разряжает обстановку.

Наконец грузимся в кабину и начинаем подъём. Под нами открывается великолепный вид на горы! Сидящие со мной в кабинке хватаются за смартфоны. Сначала мы плывем над сосновым лесом. С высоты слышны крики соек и карканье воронов. Затем открывается вид на заснеженные склоны и горнолыжные трассы, а воронов и соек сменяют альпийские галки.  

На обратном пути со мной случился конфуз. Опуская защиту на кресле, я зацепил свою шапку, которая полетела вниз. Высота была ещё небольшой, и я уже собрался прыгнуть следом, но сидящий рядом инструктор удержал меня: “Не беспокойтесь, следующая кабинка доставит”. Так и вышло! Сидящая в следующей за нашей кабинкой девушка уже протянула мне шапку, но не рассчитала расстояние и соскользнула с кресла раньше времени. Девушка была на лыжах и поэтому не смогла удержаться на ногах и упала на четвереньки, а тут ещё надвигающееся кресло наподдало её по пятой точке. К счастью, опытные инструктора быстро подбежали и оттащили горнолыжницу на безопасное расстояние.

Обедали мы в тот день в ресторанчике с видом на вершину Домбай - Ёльген под стоны какого-то молодого человека, который, рисуясь перед своей девушкой, дабы показать свое знание гор, заказал себе стейк из яка, а теперь явно рисковал поломать себе зубы. Я не стал так рисковать, ограничившись харчо с хычынами и кавказским лавашом с красным соусом. На сладкое пошел брусничный компот.

“Вот и закончился круг, горное солнце прощай. Снежные флаги разлук вывесил старый Домбай” - проносились в моей голове строки из популярной визборовской песни, когда наш автобус проезжал по полутемным (в горах темнеет рано) улицам курортного поселка.

Завершив знакомство с природными красотами Кавказа, последний день своего пребывания на водах я решил посвятить знакомству с городами Кавказских Минеральных вод и потому принял предложение своего экскурсионного бюро совершить поездку в Ессентуки, Кисловодск и Железноводск.

Первым на нашем пути лежал город Ессентуки, который отделяет от Пятигорска расстояние в ... 873 метра. Впрочем, сам город мне показался менее живописным чем Пятигорск. В нем курортная и жилая зона не отделены друг от друга, а последняя представлена в основном “частным сектором”.

Осмотрев такие достопримечательности как грязелечебница, где снималась уже упоминаемая сцена с Кисой Воробьяниновым и здание санатория, где снимались сцены из советского фильма “Любовь и голуби”, мы вошли в Курортный парк. Парк этот занимает всего 9 гектар, но представлен весьма разнообразной древесной растительностью - дубами, ясенями, буками, платанами. В конце января здесь уже царит весеннее оживление. Слышно пение синиц и лазоревок, “дроби” дятлов, а на выходе из парка мне встретилась группа лесных голубей вяхирей. В парке к нам привязалась группа беспризорных собак. Животные выглядели откормленными и не проявляли ни малейших признаков агрессивности. Они доброжелательно подходили к незнакомым людям, позволяли себя погладить. На выходе из парка собаки вдруг резко устремились в одну сторону, заметив такую же “конкурирующую организацию”. Как дальше развивались события, я не видел.

Распрощавшись с Ессентуками, мы отбыли в Кисловодск - главной здравнице Кавказских Минеральных вод, по количеству различных санаториев и пансионатов занимающий второе место в стране после Сочи. Этот город лишь немного моложе Пятигорска, но выглядит более современно благодаря обилию высотных зданий. В Кисловодске мы посетили знаменитую Галерею вод, полюбовались на пещеру Демона и остатки кисловодской крепости, посмотрели самые первые ванны кисловодского курорта, сделанные из деревянных досок и обмазанные глиной. Не обошли мы вниманием и огромный Кисловодский парк площадью в 2500 га. Впрочем, весна в Кисловодске по сравнению с Ессентуками явно запаздывала, и птицы вели себя здесь менее активно.

Последним на нашем пути лежал город Железноводск, самый маленький на Кавказских Минеральных водах, но, пожалуй, самый богатый. Здесь расположены самые элитные санатории, включая санаторий Администрации Президента. Говорят, жители Железноводска не имеют проблем с работой. Более того, сюда ежедневно приезжают на работу жители других городов Минеральных вод. Не случайно именно здесь в свое время был построен дворец для бухарского эмира. Железноводск преображается и в наши дни. Уже в 2019 году здесь была обустроена Каскадная лестница, новые павильоны в Курортном парке, площадь Феррум 26. В городе ежегодно проводятся около 300 фестивалей (почти каждый день какой-нибудь фестиваль!), включая такие экзотические как Фестиваль грязи и Забег невест. В общем, народ развлекается вовсю!

Хочу отметить, что в Железноводске я не заметил весьма характерного для других городов Кавказских Минеральных вод “недостроя”. На вопрос о причине такого явления гиды по большей части ссылались на “лихие 90-е”, на которые наложились события двух чеченских войн.

На обратном пути мы заехали на место роковой дуэли М. Лермонтова. Впрочем, местом дуэли его можно считать весьма условно, так как такие дела в то время уже не афишировались. Не буду утомлять читателя различными версиями возникновения конфликта и хода самой дуэли. Из того, что я знаю, могу сделать вывод, что молодые люди, что называется, заигрались. Лермонтов со своим секундантом явились на дуэль с сорокаминутным опозданием и далеко не трезвые. Да ещё и приволокли с собой дюжину бутылок шампанского. Идеализировать другую сторону тоже не приходится, но у Мартынова все-таки, надо признать, были причины если не убивать, то хотя бы наказать своего приятеля за его шутки, далеко не всегда безобидные. В общем, хотели на досуге и со скуки поиграться, а в результате случилась трагедия!

 

Я покидал Пятигорск пасмурным январским днем, когда мгла закрыла от глаз вершину горы Бештао. Уже было объявлено о прибытии поезда “Кисловодск - Сант-Петербург”, который через двадцать часов доставил меня в родной город.

По итогам своей поездки я сделал следующий вывод. Россия стала весьма благоприятной для туризма страной, уровень сервиса в которой превосходит тот, что я наблюдал в большинстве посещенных мною ранее стран. Так что, друзья, путешествуйте по России!

Фото:

Наблюдения птиц на Кавказских минеральных водах 24 – 31 января 2024

За период с 24 по 31 января на Кавказских Минеральных водах, а также во время экскурсий в урочища “Медовые водопады” и “Домбай”, а также в Приэльбрусье наблюдалось 31 вид птиц.

Альпийская галка (Pyrrhocorax graculus). Группы птиц встречены 26.01 на склоне г. Чегет и 27.01 в Домбае.

Сизый голубь (Columba livia). Многочисленный вид, встречающийся в указанный период во всех населенных пунктах обследованной территории.

Вяхирь (Columba palumbus). Группа птиц встречена 28.01 в Курортном парке г. Ессентуки.

Кольчатая горлица (Streptopelia decaocto). Брачные крики отмечены 24.01 в Пятигорске, 26.01 - в Черкесске, 29.01 - в Кисловодске.  

Желна (Dryocopus martius). Один экземпляр встречен 24.01 в Пятигорске.

Седой дятел (Picus canus). Один экземпляр встречен 28.01 в Курортном парке г. Ессентуки.

Большой пестрый дятел (Dendrocopos major). Обычен в Курортных парках гг. Ессентуки и Кисловодск. 28.01 наблюдалось оживление птиц, погони друг за другом, были слышны дроби.

Болотный лунь (Circus aeruginosus). Один экземпляр встречен 25.01 на полях в районе урочища “Медовые водопады”.

Орлан - белохвост (Haliaeetus albicilla). Один экземпляр встречен 25.01 в районе урочища “Медовые водопады”.

Канюк обыкновенный (Buteo buteo). Стая птиц, относящаяся к темной морфе, встречена 25.01 у вершины г. Чегет.

Ворон (Corvus corax). 27.01 на протяжении долины р. Теберды до урочиша Домбай учтено две птицы.

Грач (Corvus frugilegus). Многочисленный вид, встречающийся в указанный период во всех населенных пунктах обследованной территории.

Серая ворона (Corvus cornix). Встречающийся там же, где и предыдущий вид, но в значительно меньшем числе.

Галка (Corvus monedula). Группы птиц отмечена 27.01 в Черкесске и 29.01 в Железноводске.

Сорока (Pica pica). Встречается на всей обследованной территории кроме высокогорья. 27.01 отмечено брачное поведение в лесополосах между Пятигорском и Черкесском.  

Сойка (Garullus glandarius). Встречается везде, где есть древесная растительность. 28.01 отмечено брачное поведение в Пятигорске.

Свиристель (Bombycilla garrulus). Небольшая группа встречена 28.01 в Пятигорске.

Черный дрозд (Turdus merula). Встречается в зеленых насаждениях всех населенных пунктов обследованной территории.

Рябинник (Turdus pilaris). Группа птиц встречена 26.01 на выходе из Баксанского ущелья.

Желтоголовый королёк (Regulus regulus). Одна птица встречена 26.01 на склоне г. Чегет в сосновом лесу.

Длиннохвостая синица (Aegithalos caudatus). Стайки птиц, принадлежащих кавказскому подвиду отмечены 24.01 в Пятигорске и 29.01 - в Железноводске.

Московка (Periparus ater). Один экземпляр отмечен 27.01 в урочище Домбай.

Лазоревка (Cyanistes caeruleus). Поющие птицы отмечены 28.01 в курортных парках гг. Ессентуки и Кисловодск.

Большая синица (Parus major). Обитает везде, где есть древесная растительность. 29.01 в Железноводске обнаружена стайка синиц с зеленовато-сероватой грудью, вероятно, принадлежащая к местному подвиду.  

Просянка (Emberiza calandra). Стая птиц встречена 25.01 в лесополосе между Пятигорском и Ессентуками.

Обыкновенная овсянка (Emberiza citrinella). Стаи птиц отмечены 26.01 в Баксанском ущелье и 28.01 в лесополосах между Пятигорском и Ессентуками.

Чиж (Spinus spinus). Один экземпляр отмечен 29.01 в Пятигорске.

Зяблик (Fringílla coélebs). Стайки птиц отмечены 27.01 в лесополосах между Пятигорском и Черкесском.

Зеленушка (Chloris chloris). Группа птиц отмечена 28.01 в Пятигорске.

Полевой воробей (Passer montanus). Стайки птиц отмечены 27.01 в лесополосах между Пятигорском и Черкесском и 28.01 в Курортном парке г. Ессентуки.

Домовый воробей (Passer domesticus). Обычен в населенном пункте урочища Домбай. В других населенных пунктах не обнаружен.  

Мониторинг системы утилизации вторсырья, ч. 2. Пункты приёма вторсырья

Вторым этапом мониторинга системы утилизации вторсырья в нашей области стала проверка пунктов приёма. Как и в предыдущие годы нашим путеводителем стала интерактивная карта “Это - не мусор!” (Куда сдать вторсырьё? (etonemusor.ru)), составленная воронежским экоактивистом Денисом Евграфовым.  

Всего в этот раз было проверено 146 пунктов приема вторсырья (в прошлом году - 50), из которых 35,8 % представляли собой стационарные оборудованные пункты, 64,2 % - временные сетки и контейнеры.  

Из обнаруженных пунктов приема вторсырья 3 (2,1 %) не функционировали. Все они принадлежали ОАО “Воронежвторма” и составили 20 % от общего числа пунктов, принадлежащих данной компании. Был обнаружен один пункт, ранее на карте не обозначенный. Он находился в р.п. Анна. Его принадлежность установить не удалось. Впрочем, изучение сети пунктов приёма вторсырья в области - дело, надеюсь, скорого будущего!  

Из обнаруженных пунктов 33,6 % принадлежали региональному оператору ОАО “Экотехнологии” (исключительно сетки для сбора ПЭТ - бутылок), 10,3 % - ОАО “Воронежвторма”, 8,2 % - компании “Седьмой лепесток”. Были обнаружены также единичные пункты компаний “Экорегион”, “Харти”, Воронежской компании вторсырья, группе компаний AKS (химические источники электротока), “Вторцветмет”, “Цветные металлы”, “Эко-парк”, “Стройметгрупп”, “Металлресурс”, “Исток”, “САРГАС” (сбор автомобильных покрышек), “Экотрейдресурс”, “Вторресурс”, “Глетчер”, “Экологические технологии очистки” (лакокрасочные материалы), общественным проектам “Собиратор”, “Экодвор”, “Крышка - малышка”, “Общие дети”, “Чистая среда”, “Чистая тропа”. Контейнеры для сбора были обнаружены в магазинах сетей “Вкусвилл”, “Леруа Мерлен”, “5”, “Эльдорадо”, “Касторама”. Принадлежность 13,0 % пунктов установить не удалось.  

Из обследованных пунктов 79,5 % принимали различные виды пластика (из них 65,5 % составляли сетки для сбора ПЭТ-бутылок, принадлежащие ОАО “Экотехнологии”), 31,5 % - различные виды макулатуры и картона, 23,3 % - опасные отходы, 21,2 % - стекло, 17,8 % - металл, 4,8 % - текстиль. 3 пункта собирали автомобильные покрышки (“САРГАС”), по 2 - лакокрасочные изделия и отработанное масло (“Экологические технологии очистки”), по 1 - стройматериалы (“Стройметгрупп”) и различные готовые изделия (проект “Общие дети”).

По итогам мониторинга можно заключить, что на этот раз количество собранных данных было максимальным, начиная с 2019 года. Число обнаруженных стационарных пунктов приёма вторсырья выросло по сравнению с предыдущим годом выросло в 5,3 раза, временных сеток и контейнеров - в 1,9 раза. Особенно заметен рост числа пунктов приёма макулатуры (в 15,3 раза), опасных отходов (в 17,0 раза), пластика (в 2,8 раза). Обнаружено большое число пунктов по приёму стекла, металлов, а также пункты по приёму текстиля, лакокрасочных изделий, отработанного масла, автомобильных покрышек, стройматериалов, различных готовых изделий.

Всё это не может быть объяснено только лишь более широким охватом территории мониторинга. Очевидна интенсификация рынка вторсырья после эпидемии ковида. Возможно также сказался общий рост экономики в стране. Доминантами на воронежском рынке вторсырья остаются компании “Экотехнологии”, “Воронежвторма”, “Седьмой лепесток”.

Фото:

Мониторинг системы утилизации вторсырья, ч. 1. Контейнерные площадки

В конце 2023 Дружина охраны природы ВГПУ провела ставший уже традиционным мониторинг системы утилизации вторичного сырья. Начали как обычно с контейнерных площадок. Всего было обследовано 261 контейнерная площадка, из них 144 в Воронеже, 52 - в сельских населенных пунктах Воронежской области, 31 - в райцентрах Воронежской области (Анна, Каменка, Новая Усмань, Рамонь), 34 - в райцентрах других областей (г. Ливны Орловской области, г. Новый Оскол Белгородской области, г. Тихорецк Краснодарского края).

Из обнаруженных в Воронеже контейнеров 76,4 % составляли металлические контейнеры, 18,7 % - пластиковые контейнеры, 15,9 % - заглубленные бетонные контейнеры. В райцентрах Воронежской области доля металлических контейнеров составила 67,7 %, пластиковых - 32,3 процента. В райцентрах других областей металлические контейнеры составили 94,1 %, пластиковые - 5,9 %. В сельских населенных пунктах Воронежской области доля металлических контейнеров составила 96,2 %, пластиковые - 3,8 %. По сравнению с данными за прошлый в Воронежской области всюду уменьшилась доля металлических контейнеров и увеличилась доля “более продвинутых” пластиковых и заглубленных бетонных.

В Воронеже бетонное покрытие отсутствовало на 40,3 % контейнерных площадок, в райцентрах - на 51,6 %, в селах - на 11,5 %. В других областях этот показатель составил 32,4 %. Таким образом, по сравнению с прошлым годом ситуация в Воронеже существенно не изменилась, в райцентрах улучшилась, а в селах изменилась радикально. В прошлом году нами не была обнаружена ни одна контейнерная площадка в сельской местности, имеющая бетонное покрытие.

Загрязненные контейнерные площадки в Воронеже составили 54,9 % от их общего числа, в райцентрах 45,2 %, в селах - 48,1 %. В других областях загрязненными были 32,3 % контейнерных площадок. По сравнению с прошлым годом показатель в Воронежской области ухудшился повсеместно. Вероятно, это связано с увеличением количества контейнерных площадок при неизменном штате по их обслуживанию.

Несвоевременный вывоз мусора в Воронеже наблюдался на 29,2 % контейнерных площадок, в райцентрах - на 22,6 %, в селах - на 7,7 %. В других областях этот показатель составил 44,1 %. Таким образом, по сравнению с прошлым годом картина по этому показателю в Воронеже и райцентрах Воронежской области заметно ухудшилась, в селах существенно не изменилась. Причины здесь, возможно, аналогичны предыдущему показателю.

Ограждения отсутствовали: в Воронеже на 33,3 % контейнерных площадок, в райцентрах - на 67,7 %, в селах - на 7,7 %. В других областях этот показатель составил 8,9 %. По этому показателю в Воронеже и райцентрах Воронежской области по сравнению с прошлым годом ситуация ухудшилась, а в селах заметно улучшилась. Похоже, в силу пока неизвестных нам причин вопросам оборудования контейнерных площадок в сельской местности уделяется явно большее внимание.

Навесов не обнаружено: в Воронеже - на 80,6 %, в райцентрах - на 90,3 %, в селах - на 98,1 % контейнерных площадок. В других областях этот показатель составил 91,2 %. По сравнению с прошлым годом в Воронеже и селах Воронежской области картина существенно не изменилась, а в райцентрах заметно ухудшилась. Причины этого до конца не ясны. Остается предположить, что причиной на данный момент является рост количества контейнерных площадок при уменьшении внимания к их оборудованию и обслуживанию.  

Баннер с указанием обслуживающей организации в Воронеже отсутствовал на 92,4 % контейнерных площадок, в райцентрах - на 80,0 %, в селах - на 92,5 %. В других регионах этот показатель составил 44,1 %. По этому показателю наблюдается ухудшение данного показателя в Воронеже и райцентрах и некоторое улучшение в селах.

Контейнеры для раздельного сбора отходов в Воронеже отсутствовали на 70,8 % контейнерных площадок, в райцентрах - на 80,0 %, в селах - на 57,7 %. В других областях этот показатель составил 67,6 %. По этому показателю ситуация в Воронеже ухудшилась, в райцентрах осталась почти прежней, а в селах даже несколько улучшилась.

Подводя итоги, заметим, что из 8 исследованных показателей в Воронеже картина ухудшилась по 5, осталась неизменной по 2 и улучшилась по одному показателю (применение контейнеров более совершенных конструкций). В райцентрах Воронежской области ситуация ухудшилась по 5 показателям, осталась неизменной по 1, улучшилась по 2. В селах ситуация ухудшилась по 1 показателю (чистота на контейнерных площадках), осталась неизменной по 2, улучшилась по 5. Из них по 1 (устройство бетонных покрытий) ситуация улучшилась радикально.

В заключение заметим, что развитие системы первичного накопления отходов (ПНО) в нашей области идет противоречиво и пока сводится к увеличению количества контейнерных площадок и использованию контейнеров более современных конструкций. А вот система обслуживанию контейнеров явно хромает. Интересно, что наибольший прогресс в развитии системы ПНО наблюдается в сельской местности.

Фото:

Дружина охраны природы ВГПУ: итоги 2023 года

Прошедший год для ДОП ВГПУ был тяжелым, но в то же время довольно успешным. Всего за год ДОП ВГПУ провела (или участвовала, или выступила соорганизатором) 62 мероприятия, что на 11,4 % меньше, чем в 2022 году. Таким образом, начиная с 2020 года наблюдается медленное, но устойчивое снижение количество проведенных за год мероприятий. Причин здесь несколько. По-прежнему сказываются последствия пандемии ковида. Многие массовые мероприятия, запрещенные в разгар пандемии, потом так и не были восстановлены. Сказалось также уменьшение набора на профиль “Экология”, в результате которого в прошедшем году ДОП ВГПУ впервые столкнулась с проблемой дефицита кадров.

Из мероприятий 45,2 % составили эколого-просветительские, 25,8 % - общественные, 14,5 % - эковолонтерские, 11,3 % - оперативные, 3,2 % - научные. По сравнению с 2022 годом выросла доля эколого-просветительских и общественных мероприятий. Здесь следует заметить, что общественные мероприятия хоть и стали проводиться чаще по сравнению с прошлым годом, но стали менее массовыми, ограничиваясь пределами вуза, школы или предприятия. Доля эковолонтерских и научных мероприятий снизалась, а доля оперативных осталась прежней.

Из традиционных мероприятий проводились операции “Первоцвет”, “Благовещенье - без жертв!”, “Ель”, мониторинг системы утилизации вторичного сырья в Воронежской и окрестных областях, экологические уроки в школах и учреждениях дополнительного образования. По итогам года 16 активистов ДОП ВГПУ были награждены грамотами и ценными подарками ВРОО "Центр экологической политики".  

В прошедшем году наблюдалось активное сотрудничество ДОП ВГПУ с ВРОО “Центр экологической политики”. Также ДОП ВГПУ участвовала в мероприятиях АНО “Наша природа”, Общественной палаты Воронежской области, но пока такие мероприятия продолжают оставаться единичными.  

Практически прекратилось сотрудничество с Воронежским заповедником, причиной чему стали различные бюрократические преграды. С этим, кстати, связано и уменьшение доли научных мероприятий. Теперь, чтобы провести исследование в заповеднике необходимо заключить с ним договор, а предметом договора должна быть тема, утвержденная на Советах обоих учреждений. Надеюсь, что темой бюрократического засилья ещё займутся соответствующие учреждения!

Из наиболее крупных мероприятий следует упомянуть подготовку выставки, посвященной 50-летию студенческого природоохранного движения Воронежа, в которой активисты ДОП ВГПУ принимали весьма деятельное участие.  

Можно также упомянуть такие мероприятия как ярмарка студенческих объединений ВГПУ, экологический фестиваль “Экомир”, Молодежный форум Общественной палаты “Действуй!”, Всероссийский экологический форум “Экосистема”, Региональный молодежный фестиваль “Молгород”, фестиваль "Добронежец", форум Общественной палаты “Сообщество”.

Тут хочется заметить, что наметился некий разрыв между проводимыми общероссийскими мероприятиями и “работой на местах”. Они существуют словно бы в разных измерениях! Помпезные многолюдные форумы, конференции, фестивали мало сказываются на работе первичных организаций. Или я не прав?

Не могу не сказать несколько слов о Движении ДОП в целом. В европейской части РФ оно фактически перестало существовать! На Дальнем Востоке ещё наблюдается некоторая активность, хотя из 6 существовавших там Дружин активно работают на данный момент 2.

В целом можно сказать, что молодежное экологическое движение оправилось от удара, нанесенного эпидемией ковид и продолжает работать, несмотря на имеющиеся преграды. О наметившихся в этой работе тенденциях автор планирует написать отдельную статью.

О перспективах и планах на будущее позволю себе выразить осторожный оптимизм, связанный с восстановлением прежнего объёма бюджетного набора на профиль “Экология” ВГПУ и наметившимся преодолением различных бюрократических преград. Прочное многолетние сотрудничество с ВРОО “Центр экологической политики” дает повод для мысли, что в случае чего “есть кому уцепиться за хвост”.  

Планы остаются прежними. Проведение и участие в мероприятиях, предусмотренных планом работы, закрепление имеющихся и установление новых связей с различными государственными и общественными организациями.

Фото:

Ёлочка - 2023

Зима в этом году началась как всегда неожиданно. Мощные снегопады вызвали в городе очередной транспортный коллапс, за которым последовала оттепель, превратившая снежные сугробы в огромные и глубокие лужи.  

Интернет и другие средства массовой информации вещали то о произведшем фурор молодежном кинобестселлере “Слово пацана”, то о какой-то “голой” вечеринке, устроенной эстрадными “звездами”, то об очередных проблемах международной политики.

Но в первый месяц зимы Дружину охраны природы Воронежского педагогического университета в первую очередь беспокоит вопрос подготовки к операции “Ёлочка”. Напомню, что так называются мероприятия, направленные на сохранение насаждений хвойных пород в предновогодний период.

Забегая вперед, замечу, что ушло в прошлое (надеюсь, что навсегда) время тревожных бессонных морозных ночей у костра, когда мы прислушивались к каждому подозрительному шороху. Лет десять назад редкая ночь проходила без ЧП, выражающихся то в обломанных дочиста ветвях, то в спиленной макушке, то в срубленной под корень несчастной ёлочке, которой, типа, “холодно зимой”.

Причину снижения интереса к незаконным порубкам я вижу прежде всего в насыщении рынка новогодних ёлок. Сейчас есть выбор на любой вкус и любой кошелёк! Дней за десять до Нового года город наполняется ёлочными базарами. Аналогичная торговля ведется во всех местных супермаркетах, где можно приобрести ёлочные букеты, искусственные пластмассовые ёлки, ну а более состоятельные покупатели могут приобрести и экзотику в виде норвежской голубой ели, или североамериканской псевдотсуги, или корейского кедра в виде “бансай”.

Года два назад в Воронеже даже возникла проблема утилизации нераспроданных ёлок. Некоторые неудачливые торговцы просто сваливали их в ближайшие леса и овраги, а ТЦ “Арена” объявил и приёме ёлок и их остатков для сооружения какой-то посленовогодней инсталляции. Также интерес к приобретению отработавших своё новогодних ёлок проявил воронежский зоопарк.

Тем не менее, Дружина охраны природы ВГПУ не считает возможным отказаться от проведения ежегодной операции “Ёлочка”. Всё-таки некоторые нерадивые граждане (в первую очередь, как оказалось, чадолюбивые мамаши), гуляя лесу, нет, нет, да сломают на радость своему отпрыску какую-нибудь веточку, которую почти сразу же выбросят! Просто так! А что в этом такого!!??

Операция “Ёлочка” начинается с заготовки дров для дозорных костров. В очередной раз выражаю благодарность сотрудникам лесопаркового участка Института лесной генетики и селекции, оказавших нам в этом вопросе неоценимую помощь.

С заготовкой дров мы справились, благодаря массовому участию, за какие-нибудь сорок минут. Погода нам на тот момент улыбнулась, не послав нам никакого испытания в виде дождя или снега. Весьма довольные собой и раскрасневшиеся от свежего воздуха студенты вернулись в контору лесопаркового участка в приподнятом настроении, не забыв по дороге поиграть в снежки.

Первые два дежурства прошли на удивление спокойно и даже скучновато. Даже просто гуляющего народа в лесу было совсем мало. К нашему костру вообще никто не подошел и не поинтересовался, как это не раз раньше бывало, не из мультфильма ли мы “Двенадцать месяцев”. Все это настраивало нас на благодушный лад и несколько расслабило. Как выяснилось, совсем расслабляться всё же не стоило. Во время последнего дежурства мы разогнали одну парочку, норовившую срезать острым кухонным ножом веточку голубой ели. Но на этом инциденты были исчерпаны!

Вывод: на сложившийся ныне период проблема сохранения хвойных насаждений в предновогодний период может считаться решенной! Дай Бог, чтобы насовсем! Но совсем расслабляться не стоит! Ситуация все-таки нуждается в постоянном контроле и мониторинге! Так что операций “Ёлочка” будет проводиться и в дальнейшем!  

Фото:

Война с .... бобрами

Моя последняя поездка в область получила весьма неожиданное, я бы даже сказал, неадекватное завершение. Причиной того послужил пост в соцсетях в одной из групп “Подслушано в …. (название райцентра позволю себе опустить). Здесь привожу этот пост полностью (грамматику оригинала оставляю):

“Уважаемые односельчане
5 ноября к 10 часам
те кто неравнодушен, кто действительно переживает за нашу малую родину приглашаются на воскресник по уничтожению бобровых плотин на водоотводящих канавах. прежде всего нужны молодые мужчины.
сбор возле поклонного креста на въезде в (название села опускаю).
форма одежды - резиновые сапоги, лопата или другой подходящий инструмент.
отдельно приглашается журавлев евгений с трактором =петушок=
хотелось-бы увидеть активность народа не только в соцсетях
с уважением (фамилию автора также опускаю)”.

Сказать, что мы, прочитавшие этот пост, были в шоке, это, значит, не сказать ничего. Потом, немного придя в себя, мы принялись читать комментарии. Привожу здесь некоторые из них.  

“предлагаю уничтожить человечество, чтобы бобры не страдали. Хотя этим и без нас уже занимаются. Остаётся немного подождать”

“ну конечно, а потом по весне все начинают жаловаться, что комаров тьма, всех съедают-жить невозможно! А то что куча запруд и заболотистой местности из за бобриных плотин и речки высыхают это вообще не проблема, зато плотину убрать катастрофа....” (Это был ответ на возражения таких же жителей района. Почему-то авторам комментария показалась, что бобровые плотины способствуют (внимание!) заболачиванию рек!!)  

“правильно, согласна пусть лучше живут бобрики, а люди в город уезжают зачем нам деревни?”  

“в воронеже виднее, мешают бобры или нет.”

“а как защитники природы относятся к беспризорным собакам или к тараканам на кухне. Тоже защищают?” (ни черта себе сравнение!)

Справедливости ради стоит заметить, что среди комментариев было и немало адекватных от жителей того же района, призывающих сначала задуматься над законами природы и, уж тем более, не нарушать природоохранных законов и не прибегать к самоуправству. После нескольких угроз со стороны защитников обратиться в прокуратуру, областной Департамент природных ресурсов и экологии и региональный Росприроднадзор, а также обращений (уже по личным каналам) в местные муниципальные и районные власти дискуссия затихла, а не в меру распоясавшиеся “боброфобы” стали лихорадочно удалять свои комментарии.

Когда ближе к полуночи интернет баталии стихли, мы перевели дух, но ещё долго не могли прийти в себя, переживая внезапно вылившийся фонтан человеческой глупости, невежества и самонадеянности. И это только один случай, который нам (и то практически случайно!) удалось чудом пресечь. И это в том момент, когда мы на разных конференциях, симпозиумах и круглых столах мы слышим бодрые доклады о развивающемся экологическом просвещении, о формирующейся системе “непрерывного экологического образования”. А что мы видим на деле? Или мы чего-то не так делаем? Чего-то не заметили? Что-то упустили?

Павловск - 2023

Итак, после полугодового перерыва я вновь возобновляю ведение своего литературного блога. На ум так и приходят строки моего любимого писателя Д. Даррелла: “Я сел за писание своего дневника, который катастрофически запустил”. Для возобновления моих литературных опытов тем более подвернулся подходящий случай. По приглашению своего друга я решил навестить один из моих любимых городов Воронежской области - Павловск-на-Дону. С этим городом у меня связано много воспоминаний как детства, так и молодости и уже зрелой профессиональной деятельности. Но опять те так получилось, что мне не доводилось посещать его аж целых три года.

И вот сумрачным ноябрьским утром после двухчасового переезда на автобусе и больными от полусогнутого положения ног коленями я выхожу на автостанции Павловска и через пять минут уже вытираю ноги о коврик возле хорошо знакомой мне квартиры. После небольшого перекуса и короткого обсуждения насущных дел мы уже шагаем по улицам Павловска. До нашего слуха то и дело доносится перезвон свиристелей, прекрасных птиц, прилетающих к нам зимовать, чьи голоса напоминают позвякивание новогодних елочных игрушек. В это время они словно бы оккупируют город. Их стайки попадаются нам на глаза постоянно.

Мы шагаем по современному району Павловска, где замечаю несколько новшеств. Конечно же, мы первым делом подходим к украсившему улицу буквально несколько дней назад баннеру, на котором изображен мой друг со своим учеником, финалистом Всероссийского конкурса “Подрост” и победителем конференции научно-исследовательских работ “Природа Павловского Придонья”. Баннер гордо озаглавлен “Герои нашего двора!”.

Здесь же в фешенебельном районе города встречаю ряд новшеств: большую статую апостола Павла, считающегося покровителем города и восемь букв высотой метра в полтора, сделанных из белого камня и выстроенных в ряд, слагая надпись “Павловск”.

Мы продолжаем наше шествие и вскоре вступаем в район бывшего павловского предместья (а сейчас почти центра города). Здесь нам на глаза неоднократно попадаются современные евроконтейнеры для раздельного сбора отходов. Район застроен индивидуальными жилыми домами, и улицы здесь не асфальтированы, хотя и регулярно проходятся грейдером. И тут до нас то и дело доносятся голоса свиристелей!

Проходим предместье и вступаем в Петровский парк. Двадцать лет назад он представлял домой довольно чахлую посадку с обилием сухих и усыхающих деревьев. Сейчас же видно, что над парком потрудились умелые руки и умные головы архитекторов и ландшафтных дизайнеров. Все старые сосны и дубы сохранены, но сухие ветви с них удалены. Появились и новые посадки кленов и акаций, за которыми ведется тщательный уход. Старый разбитый асфальт заменен красивой плиткой. Выход из парка “охраняют” две каменные статуи львов, придающие обстановке какой-то особый, я бы даже сказал, столичный колорит. И всюду царит просто идеальная чистота!

За Петровским парком меня ожидал ещё один сюрприз. Въезд на главную улицу города теперь украшали огромные кирпичные ворота под стать Златым Вратам в Праге. В верхней части ворот были выложены ниши, в которые были вмонтированы диодные фонари. Начинало темнеть, так что эффектная подсветка весьма усиливала впечатление от увиденного!

Наш дальнейший путь лежал к Тамбовскому озеру. Три года назад на нем усиленно шла реконструкция, и теперь пришло время посмотреть на её результаты. А посмотреть было на что! Непроходимые заросли эхиноцистиса и амброзии трехраздельной (наших карантинных сорняков) были удалены. Берега озера теперь покрывали аккуратные газоны и посадки сортовой извитой ивы. Между газонами была проложена целая сеть выложенных плиткой тропинок. Повсюду светились диодные фонари, и по тропинкам то и дело проносились дети на велосипедах и самокатах, прогуливалась и более солидная публика. Многие держали на поводках своих четвероногих любимцев. Посреди озера был установлен домик для уток. На берегу мы заметили оборудованную детскую площадку и целую галерею качелей. На противоположном берегу озера был установлен застекленный павильон с оборудованными сходами к воде. Вероятно, здесь собирались оборудовать какую-то общественную купальню.

Уже изрядно набравшись впечатлений от увиденного, мы продолжили свой путь к набережной Дона. Здесь также меня ожидали новые открытия! Высокий правый берег был оборудован в трехъярусную набережную с ажурными парапетами и красивыми фонарями. А на самой вершине была установлена огромная скульптура в виде чего-то, похожего на якорь и напоминающего о том, что Павловск также является (наряду с Воронежем) родиной русского флота.

Завершением нашей программы стало посещение местного краеведческого музея, где нас ожидали два интересных мероприятия. Сначала мы прослушали лекцию о современном импрессионизме и его местных представителях. А потом мой бывший студент, а ныне игумен Белогорского монастыря (и по совместительству учитель географии в одной из школ района) рассказал о своем путешествии по Енисею, снабдив своё повествование многочисленными фотографиями.

Насыщенные впечатлениями, усталые, но довольные, возвращались мы домой. В голове моей постоянно вертелась мысль: “Не одними столицами может гордиться Россия! Чтобы она делала без таких городов как Павловск!”  

Фото:

Экскурсия на Голубой Дунай

В то теплое апрельское субботнее утро на остановке “Колледж”, что на улице 9 января, прохожие обращали внимание на немолодого мужчину с короткой седой стрижкой и бородой в стиле a la Хемингуэй. Мужчина был одет в темные кроссовки, старые джинсы и яркого светло-салатного цвета ветровку. За спиной мужчины видел небольшой, туго затянутый рюкзачок, в котором угадывалось нечто трубкообразной формы. Он явно кого-то ждал.

Читатель, наверно, уже догадался, что речь идет об авторе этих строк. Что же привело меня в субботу на эту весьма далёкую от проторенных для экологов путей? Ведь поблизости не видно ни сколько бы то ни было значительных зелёных насаждений, нет заметных водоёмов, усыпанных подснежниками в это время склонов живописных балок, меловых гор и тому подобных природных ландшафтов, всегда привлекающих моё первостепенное внимание. Кругом простираются унылые однотипные массивы многоэтажной застройки (“человейники”), перемежающиеся пространствами “промзон”, автосалонами, шиномонтажами и ещё какими-то зданиями явно промышленного назначения, окрашенными в различные ядовитые (я бы даже сказал, свирепые!) цвета.

Начнем с предварения. Речка Голубой Дунай (иначе Песчаный Лог) известна далеко не каждому жителю Воронежа. Она не удостоилась внимания и ученых: гидрологов, гидробиологов, гидроэкологов и др. О ней не часто пишут в СМИ. Готовясь к этой экскурсии, автору удалось найти в интернете лишь одну статью о её проблемах (Как обычный приток Дона превратился в воронежскую «вонючку» с запахом фекалий (bloknot-voronezh.ru)., да ещё статью в википедии, которую здесь привожу полностью.

“Песчаный Лог[1][2][3] (Голубой Дунай[4][5][6][7][8], устар. Большой Лог[9]) — река в Воронежской области России. Левый приток Дона. Большей частью река протекает по территории города Воронежа, в нижнем течении заходит на территорию Девицкого сельского поселения Семилукского района. Длина реки 12 км[6].

Берёт начало в Коминтерновском районе города. В верхнем течении река заключена в коллектор, в нижнем течении на некоторых участках канализирована. Выходит на поверхность рядом с улицей 9 января, на территории Советского района города.

Через реку перекинуто 3 моста: автомобильные на окружной дороге и на автодороге связывающей микрорайоны Придонской и 1 Мая и железнодорожный на линии Воронеж IКасторная.

На северном побережье реки расположено Юго-Западное кладбище. Впадает в Дон на территории Девицкого сельского поселения Семилукского района, напротив села Займище.

Протекает по дну крупной балки. На старых картах Воронежа река начинается у истока балки в районе современных улиц Вокзальной, Республиканской. С застройкой балки жилыми массивами в первой половине XX века и с появлением насыпи вместо моста на Московском проспекте в районе Центрального Автовокзала река постепенно истощалась и деградировала. Являлась местом утилизации промышленных сточных вод с промзон, расположенных в пределах балки.

В настоящее время река сильно загрязнена, в неё сбрасываются сточные воды и воды очистных сооружений”

Ещё, пожалуй, следует упомянуть фоторепортаж известного воронежского фотоблоггера Владимира Бронникова (Малдера), ссылку на который здесь также привожу (Храм ВадМиха, "Воронежская Неглинка", Голубой Дунай или Песчаный лог (livejournal.com).

Теперь читателю, думаю, понятно, почему данная река всегда возбуждала мой экологический интерес. Только побывать на её берегах мне удавалось лишь случайно. И наконец-то такой момент настал.  

Я дожидаюсь коллегу, и мы вместе движемся вдоль бетонного забора какой-то очередной стройки. Русло Голубого Дуная угадывается по понижению между гаражным кооперативом и многоэтажками постройки где-то 70-х - 80-х годов 20 века.

К самой речке мы спускаемся с известным риском. Там весьма крутой склон, весь пронизанный кусками бетона разной величины. Похоже, этот склон уже не одно десятилетие использовался для сброса отходов строительства.

Вот наконец-то мы и у воды. Против ожидания здесь не ощущается резкого запаха, а сама река напоминает горный поток где-нибудь на Кавказе или в Карпатах. Мы движемся вверх по течению поперек сильно заросшего вездесущим кленом ясенелистным склона. Вскоре нашему взору открываются два полукруглых отверстия в земле, обложенных кирпичом. Получается, что это и есть “исток” Голубого Дуная. Замечаю двух лягушек, сиганувших в воду при нашем приближении. Значит, не так уж безжизненны воды Голубого Дуная!

Теперь спешу удовлетворить любопытство читателя относительно содержимого моего рюкзачка. В нем, помимо бутылки воды и пары бутербродов, находится уникальный прибор альгометр “Algae torch” стоимостью как два автомобиля не самых “народных” марок. Он измеряет соотношение концентрации циановых (сине-зелёных) водорослей и общего содержания водорослей в воде. Для несведущих: циановые водоросли являются анаэробами, т.е. способны жить без кислорода. Превышение их содержания говорит об уменьшении содержания кислорода в воде. А это, сами понимаете, уже чревато! Делаем первый замер! Результат 0/0. Для начала интересно!

Разворачиваемся и движемся вниз по течению, но здесь дорогу нам преграждают стены гаражного кооператива. Вынуждены подняться обратно по крутому склону и идти в обход. Минуем гаражный кооператив, базу строительных материалов, пересекаем улицу Антонова-Овсеенко и вновь спускаемся к реке.

В этой части картина становится более отрадной. Склоны покрыты полями подснежников и хохлаток Галлера. Местами выделяются пятна фиалок. Слышны голоса птиц, как и в обычном лесу в это время: зябликов, зарянок, зеленушек, пеночек-теньковок. Везде снуют вездесущие сороки. Периодически доносятся дроби дятлов и воркование лесных голубей вяхирей. Несколько раз нам попадались дикие утки кряквы. А вот следов человеческого отдыха нет совсем! Не видно кострищ, нет столь характерных для других рек нашего региона рыбацких проходов.

Двигаясь вдоль правого берега, вскоре замечаем большую запруду из … пластиковых бутылок. Возле неё проводим очередной замер, и здесь содержание циановых водорослей резко подскакивает! Замечаем также несколько пенных пятен, свидетельствующих о накоплении органики, но до них добраться нет возможности. Следует тут заметить, что русло Голубого Дуная постоянно разветвляется, потом рукава реки вновь сходятся. Правый берег реки довольно крутой, часто встречаются оползни, что заставляет нас менять направление движения.  

Вскоре до нашего слуха доносится звук, напоминающий шум водопада. Заинтересованные ускоряем шаг, и вскоре нашим взорам представляется следующее зрелище. С противоположного берега в реку направлена труба, из которой под напором в реку хлещет какая-то беловатая жидкость. Кругом царит противный запах, напоминающий одновременно запахи мыла и стирального порошка. Коллега начинает жаловаться на неприятные ощущения в носоглотке, да и мне становится нехорошо. Поэтому торопимся произвести замер. Я опускаю альгометр в воду. “Как бы он у нас здесь не сгорел!” - полушутя полусерьёзно замечает мой спутник. Удивительно! Доля циановых водорослей велика, но и зеленые присутствуют! Значит, в воде все-таки есть кислород!        

Отходя от этого места, замечаем на противоположном берегу промышленное здание ядовито-голубого цвета. Не оно ли является причиной всего этого безобразия? Не мешало бы властям разобраться!

Так как мы практически все время идем вдоль границы кладбища, то свалки, попадающиеся нам по пути, состоят в основном из старых ритуальных украшений: венков, искусственных букетов, проволоки и т.д. В одном месте я зацепился за колючую проволоку и с трудом освободился. Попадались местами груды автомобильных шин. Вероятно, местные шиномонтажи явно не затрудняют себя утилизацией отходов.

Следов человеческой рекреации по-прежнему не наблюдалось. Несколько как нам навстречу попадались какие-то странные личности с отсутствующими лицами и пустыми глазами. На ум невольно приходили мысли о зомбиапокалипсисе. Кстати, кидаю идею авторам компьютерных игр.

Последующие замеры дают следующую картину. Доля циановых водорослей велика, но и зеленые встречаются. Хотя их количество, по сравнению со всем известным прудом в парке “Динамо” весьма мало!

Вновь до нашего слуха доносится шум воды. Мысленно готовим себя к встрече с очередной трубой, но встречаем нечто иное. Течение воды (и так достаточно быстрое) ещё больше ускоряется, и нашим взорам предстает целая Ниагара. Русло реки оказывается закованной в бетонные стены, а сама река начинает прыгать по таким же бетонным ступеням. Зрелище, надо сказать, было впечатляющим. Для было построено столь сложное и дорогостоящее сооружение, для нас так и осталось загадкой! Мы прошли под сводом железнодорожного моста и вышли к поселку 1 мая, где нас, словно по заказу, уже ожидала “маршрутка”.

Вечером мы созвонились с коллегой. Оба жаловались на слабость и неприятные ощущения в горле и носоглотке. Короче, подышали свежим воздухом!  

Предварительные расчеты показаний альгометра показали, что доля циановых водорослей в водах Голубого Дуная составила 22,74 %. Для сравнения тот же показатель в водах всем хорошо известного пруда в парке “Динамо” составляет 1,74 %.

Выводы по экскурсии

По итогам нашей экскурсии так и хочется воскликнуть “Прости нас, Голубой Дунай!”. Тебя презрительно называют Речкой Вонючкой, но разве твоя в этом вина! Ты из последних сил сохраняешь природное биоразнообразие. Твои берега за последние двадцать лет покрылись густыми зарослями, что в известной степени защищает тебя хотя бы от поверхностных стоков.

Но здесь вдали от взглядов властей и экологов творится настоящий экологический беспредел. Наглые трубы выливают в твои (наверно, некогда чистые) воды ядовитые стоки предприятий, а огромные большегрузы вываливают на твои берега груды отходов (почему-то больше всего было строительных материалов). В 2012 году вылили несколько тонн нефти! Но ты не сдался! В твоих водах и на твоих берегах ещё водится достаточно представительная для нашего региона флора и фауна.

Властям необходимо заняться этой проблемой. Для начала хотя бы ликвидировать имеющиеся свалки, установить водоохранную зону и, главное, ликвидировать промышленные стоки и наказать виновных. А с остальным, думаю, ты, Голубой Дунай, справишься сам! Удачи тебе!

Фото:

Очередная экскурсия на ВоронежВторма

Предприятие ООО “ВоронежВторма” мы посещаем, начиная с 2018 года. Для студентов профилей “Экология” и “Химия, Экология” это - хорошая возможность познакомиться с возможностями переработки вторичного сырья. Такая экскурсия органично сочетается с проводимым студентами мониторингом контейнерных площадок и пунктов приёма вторсырья, что позволяет им представить картину утилизации бытовых отходов в нашем городе в целом.

К назначенному времени мы подходим к уже знакомым воротам предприятия, расположенного в одном из знаменитых районов Воронежа, известному всей стране благодаря Виктору Хою и группе “Сектор Газа”.

Нас уже ждут, так что экскурсия начинается практически без промедления. Первым пунктом экскурсии становится цех по приёму полиэтилена. Здесь студенты узнают о различии полиэтиленов высокого и низкого давления, о тайнах сортировки пластика (которая, кстати сказать, проводится целиком вручную). Наши взгляды привлекает куча “некондиционного” пластика, который не подлежит переработке и вскоре отправится на мусорный полигон. По словам нашего гида, такой пластик составляет 7 – 10 % от его общего количества.

В следующем цеху нашему взору предстает конечная продукция цеха макулатуры, представляющая собой огромные брикеты, каждый из которых весом до полутонны. На фоне этих брикетов считаем нужным сфотографироваться. У входа в цех замечаем гору из картонных трубок. Гид сетует, что желающих их приобрести нет, но выбросить жалко. Советую связаться с нашим зоопарком, который как-то проявлял интерес к подобной продукции, необходимой им для инсталляций и оборудования клеток.

Дальше наш путь лежит через открытые площадки, где центральное место занимают два бокса со стеклобоем различных цветов. Чуть в стороне лежала груда из пластмассовых ящиков. И на стеклобой и на ящики большого спроса нет, но предприятие держит их и не вывозит на полигон до лучших времен.

-В цехе макулатуры наше внимание привлекли груды привезенных откуда-то книг. Студенты тут же прилипают к ним. При выходе у каждой студентки в руках оказывается по доброй их стопке. Я обращаю внимание на обложки: А. Чехов, М. Горький, Н. Гарин - Михайловский, несколько современных детективов в обложках ядовитых цветов, какая-то душещипательная мелодрама с названием “Он меня поцеловал” (за точность названия не ручаюсь).

В этот же цехе нас знакомят и прессами ещё советского производства. Похоже, надежней техники до сих пор нет. Все поломки (опять ссылаюсь на слова нашего гида) легко устраняются, а необходимые детали местные токари быстро вытачивают из подручных материалов.

Наша экскурсия завершается в маленьком музее предприятия с образцами продукции, изготовленной из вторсырья. Здесь же наш гид сетует на трудности предприятия, на обострившуюся конкуренцию на рынке вторсырья. При этом конкуренты постоянно завышают закупочные цены (но при этом увеличивают требования к принимаемому вторсырью), перебивая поставщиков и тесня старейшее воронежское предприятие не только на рынке, но и в общественной жизни. Они устраивают сборы макулатуры в школах, проводят экскурсии и мероприятия, руководствуясь “нашими же методичками”. “Мы в основном держимся за счет старых традиционных поставщиков и малоимущих слоев населения - пенсионеров, иммигрантов. А ещё нам приходится содержать целую сеть приёмных пунктов”. Так обрисовала нам ситуацию сотрудник “ВоронежВторма”.  

Общие выводы

В Воронеже (теперь уже это можно сказать твердо) сложился устойчивый рынок вторичного сырья с характерной для него жёсткой конкуренцией. Основными игроками на этом рынке являются “ВоронежВторма” (принимает полиэтилен, макулатуру, стекло), ООО “Харти” (макулатура), “Седьмой лепесток” (самые различные виды вторсырья по более высоким ценам, но и с более высокими требованиями).  

Весна - 2023

Вот и наступил (в который уж раз!) долгожданный студенческий праздник - “Весна” - праздник молодости, радости, жизнелюбия, искрометности и весеннего настроения. Праздник, которому не помеха ни мировые пандемии, ни политика, ни экономические кризисы, ни колебания курсов валют. “Весна” была, есть, и, надеюсь, всегда будет!

Автор регулярно посещает эти концерты с 2013 года. В 1998 – 2005 гг. я также не пропускал ни одного. Потом был перерыв, о причинах которого я писал на страницах этого блога. В 2013 (ровно десять лет назад) вышла моя первая критическая статья, посвященная “Весне” (Концерт ЕГФ "Весна - 2013" (rbcu.ru)). Вот теперь снова хочется порассуждать на эту тему! Что же изменилось за прошедшие годы!

Но, сначала о концерте. В назначенное время я вхожу в актовый зал. Отвечая на приветствия, прохожу к первому ряду, выделенному специально для преподавателей. Держусь подчеркнуто солидно! Типа, главный критик явился!

Прямо передо мной справа от сцены висит огромный баннер с надписью “Студенческая весна. Естественно-географический факультет. Выпускной”. Последнее слово означало выбранную тематику концерта. Итак, студенты решили обыграть тематику школьного выпускного бала!

Концерт начался без задержки и, как водится, сначала прозвучал гимн “Весны”. Затем на сцену вышла ведущая, выпускница естественно-географического факультета и моя бывшая студентка очаровательная Даша. Далее прозвучали неизбежные в наше время названия организаторов и рекламы спонсоров, фамилии членов жюри, после чего на заднике высветилась надпись “Выпускной 11 ЕГФ класса 2023”.

Я обратил внимание на состав жюри. Если лет семь назад его представляли культорги других факультетов или замдекана по ВВР, то теперь там сидели какие-то малопонятные лично мне режиссеры, продюсеры хореографы и т.д., явно нацелившиеся судить студенческий концерт по примеру профессионального. Мне это показалось не вполне оправданным!  

Одновременно с выходом ведущей в зале выстроилась шеренга из участников концерта, одетых по правилам школьного выпускного бала - белый рубашки, темные брюки и юбки, голубая лента через плечо. Они проходят на сцену, и сразу начинается эффектный искрометный танец. Минутой позже перед сценой появляется шеренга из девушек в костюме официанток с подносами в руках. Типа, “выпускникам кушать подано”!

Надо сказать, что в этот раз конферанса в привычном смысле слова не было. Номера не объявлялись, а в промежутках на сцене появлялось трио из молодых людей, пытавшихся временами даже острить на актуальные темы (затянувшийся ремонт в главном корпусе, запрещение социальной сети “Инстаграм”, ранняя весна, школьная цензура и т.д.). Но все это было как-то, мммм... скажем так, одномоментно! Не чувствовалось атмосферы былого славного естгеофаковского капустника!

Надо сказать, что в данном концерте было довольно затруднительно посчитать количество номеров. Один номер как бы плавно перетекал в другой. Я насчитал три танца, одну (весьма трогательную посвященную извечной теме родителей) поэтическую композицию. Песен не было ни одной! В то же время сам конферанс постоянно изменялся, к нему добавлялись разные люди. Т.е., он явно представлял не один, а сразу несколько номеров (сколько точно, я даже не берусь сосчитать).

Было видно, что подготовка к концерту отняла немало времени и труда, в движениях и репликах чувствовалась явная срепетированность. Всё это несомненный плюс, но.... После концерта, зайдя на кафедру, мы с коллегами добрых двадцать минут брюзжали. Типа, в наше время было лучше! Добавлю, что двадцать лет назад, уже будучи преподавателем ВГПУ, я на этих концертах живот от смеха надрывал. Может быть, уже неисправимо “устарел”?

Выводы по концерту

Похоже, буквально за последние три года, жанр студенческого концерта претерпел существенные изменения. Капустник, похоже (как это ни грустно!) уходит в прошлое (хотя нельзя сказать, что острые проблемы студенческой и общественной жизни совсем игнорируются!). Связано ли это с мировыми пандемиями или с политической ситуацией, мне пока не вполне ясно!

К достоинствам концерта, несомненно, можно отнести его молодежную искрометность! Такое впечатление, что он вообще исполнялся на одном дыхании! Номера были тщательно прорепетированы и срежиссированы!  

В общем, мы, похоже, находимся на очередном переломе в общественной жизни, на который студенческое сообщество весьма чутко отреагировало! Как будут развиваться события в дальнейшем, предсказывать не берусь!

Фото:

Мониторинг системы утилизации бытовых отходов, ч. 2. Пункты приема вторсырья

Дружина охраны природы ВГПУ продолжает мониторинг системы утилизации бытовых отходов нашего города. Вторым этапом стала проверка пунктов приема вторсырья, которая ведется с 2018 года. Как и прошлые годы, ориентиром нам служила интерактивная карта проекта «Это – не мусор!» (Куда
сдать вторсырьё? (etonemusor.ru)
), составленная создателем проекта Денисом Евграфовым.

Всего было обследовано 77 пунктов приема вторсырья, из которых 36,4 % принадлежали ОАО «Экотехнологии» (местный мусорный оператор), 10,4 % - ОАО «ВоронежВторма», 5,2 % - компании «Седьмой лепесток», по 3,9 % - проектам «Общие дети» и «Чистая тропа», 2,6 % - «Арго – Эко». Обнаружено также по одному пункту (1,3 %), принадлежащих компаниям «Экотраст», «Саргас», «Пеллетэра», «Экотрейдресурс», ВК «Вторресурс», «Вторцветмет», ООО «Контейнермасло», «SPLAT Global», «Эко-парк», «Экорегион», торговым сетям «5», «Эльдорадо», «Вкус – вилл», проекту «Крышки малышки». Принадлежность 18,2 % пунктов установить не удалось.

Из пунктов ОАО «Экотехнологии» 61,5 % представляли собой сетки для сбора ПЭТ – бутылок. Пункты, принадлежащие ОАО «Воронежвторма» на 50 % представляли временные сетки и на 50 % - стационарные пункты, у компании «Седьмой лепесток» все 100 % пунктов представляли собой стационарные универсальные центры по приёму различных видов вторсырья.

Таким образом, можно констатировать, что основными игроками на рынке вторсырья являются ОАО «Экотехнологии» (сохранившее прошлогодние позиции), ОАО «ВоронежВторма» и «Седьмой лепесток», за прошедший год упрочившие свои позиции.

Из обследованных пунктов 55,8 % принимали пластиковые ПЭТ – бутылки, 19,5 % - полиэтиленовую пленку, 18,2 % - бумагу и картон, 16,9 % - батарейки и аккумуляторы, 15,6 % - стекло (включая стеклобой), 13,0 % - цветные металлы, по 7,8 % - пластиковые флаконы и пластиковые крышки. Единичные пункты принимали полистирол, зубные щетки, автопокрышки, одежду, пластиковые поддоны, яичные упаковки. Доля узкоспециализированных пунктов составила 14,3 %. Доля пунктов, принимающих порядка десяти наименований вторсырья, составила 11,7 %. Они принадлежали компании «Седьмой лепесток» (44,4 %), ОАО «Воронежвторма» (44,4 %), ОАО «Экотехнологии» (11,2 %).

Из обследованных пунктов 11 (14,3 %) не были обнаружены, а 8 (10,4 %) ранее не были обозначены на карте. Из исчезнувших пунктов 4 (36,4 %) принадлежали ОАО «Экотехнологии». Им же принадлежали 3 (37,5 %) из вновь открывшихся пунктов.

Из исчезнувших пунктов 5 (45,5 %) представляли собой сетки для сбора ПЭТ – бутылок. Из новых пунктов по 2 пункта (по 20,0 %) представляли собой сетки для сбора ПЭТ – бутылок, боксы для сбора батареек, стационарные пункты по приему цветных металлов. Обнаружены были также один новый пункт по приему зубных щёток и один универсальный, принадлежащий компании «Седьмой лепесток». Таким образом, 25,0 % пунктов, принадлежащих этой компании, были обнаружены в этом году. Для ОАО «Экотехнологии» этот показатель составил 10,7 %. За прошедший год не было обнаружено 14,3 % пунктов, принадлежащих этой компании.

Подводя итоги, можно заметить, что из трех основных игроков на воронежском рынке вторсырья компанию «Седьмой лепесток» можно считать интенсивно развивающейся, положение ОАО «Воронежвторма» и ОАО «Экотехнологии» можно считать стабильным. При этом ОАО «Экотехнологии» можно отнести к ДИНАМИЧЕСКИ стабильным. Количество утраченных и новых пунктов у неё примерно равно.

Наибольшее количество пунктов принимает пластиковые бутылки. Далее следуют макулатура и картон, батарейки, стекло (включая стеклобой), цветные металлы. На долю приёма пластика, цветных металлов и батареек приходится большая часть новых пунктов, обнаруженных в этом году.

Таким образом, воронежский рынок вторсырья после некоторого застоя вследствие эпидемии ковида, выразившегося в закрытии многих стационарных пунктов и открытии большого количества сеток и боксов, за прошедший год практически восстановил утраченные позиции и продолжает интенсивно развиваться. Появляются новые преимущественно стационарные пункты как крупных компаний, так и тех, кто до сих пор на данным рынке заметной роли не играл. Расширяется также ассортимент принимаемого вторсырья.

Фото:

Мониторинг системы утилизации бытовых отходов - 2023. Ч. 1. Контейнерные площадки

С началом нового учебного семестра Дружина охраны природы ВГПУ приступила к традиционному мониторингу системы утилизации бытовых отходов. Начали, как обычно, с контейнерных площадок. На этот раз было учтено 170 площадок, из которых 110 было обследовано в Воронеже, 30 в городах Калач Воронежской области, Реутово Саратовской области, Щигры Курской области и 30 в сельских населенных пунктах Репьевского и Терновского районов Воронежской области. Для сравнения в прошлом году была обследована 121 площадка, из которых 70 - в Воронеже, 51 - в райцентрах и сельских населенных пунктах Воронежской, Липецкой и Ростовской областей.  

Теперь о конструкции контейнеров в Воронеже 85,6 % составляли металлические контейнеры, 11,5 % - пластиковые, 2,9 % - бетонные заглубленные контейнеры. В райцентрах 80 % составляли пластиковые и 20 % металлические контейнеры. В селах все 100 % контейнеров были металлическими. Похожие цифры были получены и в прошлом году.

Теперь о нарушениях. В Воронеже бетонное покрытие отсутствовало у 41,8 % контейнерных площадок. В райцентрах этот показатель составил 66,7 %, а в селах все 100 % контейнерных площадок не имели бетонного покрытия.

Грязь на контейнерных площадках в Воронеже была отмечена на 39,1 % площадок, в райцентрах - на 16,7 %, в селах - на 6,7 %. В прошлом году эти показатели составили: для Воронежа - 64,3 %, для райцентров и сел - 49,0 %. Может быть, в этом вопросе ситуация улучшается?

Несвоевременный вывоз мусора наблюдался: в Воронеже - на 21,8 % контейнерных площадок, в райцентрах - на 3,3 %, в селах - на 6,7 % площадок. В прошлом году эти показатели составили: для Воронежа - 35,7 %, а в районах такая картина вообще не наблюдалась. Возможно, в последнем случае это связано с расширением объема исследований. Как бы там ни было, и здесь можно говорить об улучшении ситуации в целом.

Ограждения отсутствовали: в Воронеже - у 23,6 % контейнерных площадок, в райцентрах - у 46,7 %, в селах - у 66,7 %. В прошлом году эти показатели составили: для Воронежа - 20,0 %, для райцентров и сел - 27,5 %. Таким образом, в Воронеже картина осталась без существенных изменений. Увеличение данного показателя в районах может быть объяснено тем, что в прошлом году обследовались г. Данков Липецкой области, г. Каменск-на-Дону Ростовской области и г. Павловск Воронежской области, где вопросам утилизации бытовых отходов, по нашим наблюдениям, уделяется явно большое внимание.  

Навесов в Воронеже не обнаружено на 83,6 % контейнерных площадок, в райцентрах - на 56,7 %, а в селах все 100 % контейнерных площадок не имели навеса. В прошлом году эти показатели составили: для Воронежа - у 87,3 %, в райцентрах и селах - у 94,1 % контейнерных площадок. Так что, похоже, картина в этом вопросе не сильно изменилась.

Баннер с указанием обслуживающей организации и её координат отсутствовал: в Воронеже - на 75,4 % контейнерных площадок, в райцентрах - на 56,7 %, в селах - на всех 100 % площадок. В прошлом году эти показатели составили: для Воронежа - 87,1 %, для райцентров и сел - 68,6 % контейнерных площадок. Так что и здесь ситуация осталась почти прежней.

Отсутствие контейнеров для раздельного сбора отходов обнаружено: в Воронеже - на 48,2 % контейнерных площадках, в райцентрах и селах - на 90,0 % площадок. В прошлом году этот показатель составил: для Воронежа - 64,3 %, для райцентров и сел - 64,7 %. Таким образом, в Воронеже ситуация несколько улучшилась, в обследованные нами районы явно уступают в отношении к проблеме утилизации бытовых отходов районам, обследованным в прошлом году. Тут возникают соответствующие вопросы к местным властям.

Общие выводы по результатам мониторинга. В Воронеже ситуация с утилизацией бытовых отходов, хоть и медленно и не по всем показателям, но всё-таки улучшается. В районах картина заметно колеблется и в значительной степени зависит от отношения местных властей. Получив пластиковые евроконтейнеры, далеко не все районные власти уделяют должное внимание их обслуживанию.

Фото:

1 января 2023 года

Встречей Нового года под дождем и с плюсовой температурой нас уже не удивишь. Вот и в этом году снег стаял уже к вечеру 31 декабря, а 1 января уже лил самый настоящий дождь. Но меня это не остановило. Наскоро позавтракав, одеваю походную одежду и направляюсь в лес.

В начале спуска в парк “Динамо” отмечаю довольно заметное оледение. Поверх льда бежит талая вода, что увеличивает риск падения. Правда уже ниже лед становится рыхлым, а потом совсем исчезает.

Несмотря на дождь в парке уже собралось довольно много народу. Я насчитал три группы, каждая из которых состояла примерно из трех десятков людей, включая детей. По их разговорам я понял, что эти группы собрались на традиционную новогоднюю пробежку.

Конечно, я не мог не поинтересоваться знаменитыми “динамовскими утками”, ставшими за последние четыре года своеобразным воронежским брендом. Правда в этот раз их было заметно меньше, чем годом раньше. Я насчитал всего около сорока птиц, хотя в прошлом году их было порядка трех сотен. При этом многие утки держались парами, периодически издавая страстное, хоть и негромкое, кряканье.

Из других птиц в парке было больше обычного грачей, как правило редко его посещающих зимой. Привлек внимание своим криком пролетающий над макушками деревьев огромный черный дятел желна. Эта птица, ранее считавшаяся одним из символов таежной глуши, давно уже стала старожилом парка, совершенно не боящимся ни людей, ни собак.

На Пионерской горе замечаю ещё одну группу детей, которые явно разминались перед какими-то соревнованиями. Физрук при этом что-то объяснял своим питомцам. Ещё двое взрослых расставляли по площадке какие-то предметы, внешне напоминающие кегли.

В ботаническом саду ВГУ в отличие от парка “Динамо” людей не было. И снега здесь было больше. На берегу пруда я заметил многочисленные следы белок, зайцев и лис. Сам пруд был подо льдом, хотя кое-где обозначились закраины.

После ботсада мне пришлось с немалым трудом переходить практически непролазную грязь строящейся дороги. Преодолев её, я вышел на полоску гравия, которым была усыпана парковка возле домов Олимпийского бульвара. Несколько машин разогревали двигатели, и возле них суетились хозяева, явно собираясь куда-то в поездку.

Несколько шагов, и я вновь под сенью леса на этот раз лесопарка Института лесной генетики. Здесь кое-где лежит снег, вижу людей, выгуливающих собак, а также вьющихся над снегом снежных комариков. Здесь тоже много звериных следов. Бросаются в глаза следы мышевидных грызунов и куницы.

Проходя мимо посадок кедровой сосны, отмечаю несколько совсем недавно усохших деревьев. Похоже, последние засушливые годы сказались на этих деревьях, посеянных здесь около сорока лет назад.

Ещё несколько шагов, и я выхожу к остановке. Закончился мой традиционный маршрут, который я совершаю ежегодно 1 января уже как минимум пятнадцать лет.

Дружина охраны природы ВГПУ: итоги 2022 года

Вот и пролетел очередной (уже десятый по счету!!! надо на будущий год о юбилее думать, если будем живы) год, когда Дружина охраны природы Воронежского педагогического университета украсила собой экологическую палитру нашего города.

Год был в очередной раз нелегким (а какой у нас был легкий?), когда на ковидные ограничения наложились ещё и политические. Мы от политики люди далекие, но все же... Итак, обо всем по порядку.

За 2022 год ДОП ВГПУ провела (или участвовала, или выступила соорганизатором) 70 мероприятий (что на 17,6 % меньше, чем в 2021). Из них 37,7 % составили эколого-просветительские мероприятия, 32,9 % - эковолонтерские, 15,7 % - общественные, 11,4 % - оперативные, 4,3 % - научные. По сравнению с прошлым годом заметно снизилась доля оперативных и общественных мероприятий, зато заметно выросла доля эколого-прсветительских, научных и эковолонтерских (последних в прошлом году не было вообще) мероприятий. Это связано частично с отменой ковидных ограничений, частично с некоторой организационной перестройской работы ДОП. По характеру оперативная работа осталась такой же.

Оживление эколого-просветительской и эковолонтерской работы было бы немыслимо без активного сотрудничества с ВРОО “Центр экологической политики” и ООО “Экология” (с последним в меньшей степени).  

Продолжается и сотрудничество с Воронежским биосферным заповедником, хотя по сравнению с уровнем 2014 – 2018 гг. нынешние попытки выглядят пока мизерно. Но прежнего уровня ещё, увы, ой как далеко!  

Имеет место и сотрудничество с Центром реабилитации диких животных, но пока на невысоком уровне. В основном это касается проведения операции “Благовещенье - без жертв!” и разовых волонтерских акций.  

Интенсификация научной деятельности связана с расширением сотрудничества со школами, так как в нашем случае научная деятельность неразрывно связана с просветительской.  

Сотрудничество с Волонтерским корпусом ВГПУ также продолжается. Мы довольно эффективно и своевременно “затыкаем дырки” в работе друг друга, но пока всё к этому и сводится.  

Планируемое участие ДОП ВГПУ в праздновании 50-летия студенческого природоохранного движения Воронежа пока не состоялось из-за отсутствия этого проведения вообще, но пока от празднования этого мероприятия организаторы как будто не отказались.

Насчет планирования на будущий год проведения 10-летнего юбилея ДОП ВГПУ, то пока боюсь что-то загадывать. Слишком неустойчивым стало положение в этом мире. Но при возможности … почему бы и нет?

Дефицита кадров по-прежнему не наблюдается. Об этом говорит тот факт, что по итогам года было награждено 20 активистов ДОП. В работе ДОП студенты 1 курса уже принимают участие (хотя, надо признать, не очень активное, но, думаю, раскачаются). Да и с других отделений студенты приходят, принимая хотя бы разовое учпстие. Не забывают Дружину и выпускники, также принимая в работе довольно активное участие.  

На следующий год, честно говоря, боимся планировать каких-либо эпохальных мероприятий, кроме как в связи с установленным планом с дальнейшим расширением связи с различными экологическими общественными и государственными организациями, но в случае чего силы для проведения у нас есть.

Фото:

Итоги операции "Ёлочка - 2022"

Вот и прошла очередная операция “Ёлочка”, проводимая Дружиной охраны природы Воронежского педагогического университета. Напомню, что она предусматривает охрану ценной коллекции хвойных в лесопарке Института лесной генетики и селекции, а также выборочную проверку елочных базаров.

В этом году операция “Ёлочка” столкнулась с организационными трудностями, связанными прежде всего с болезнью куратора. Но выпускники (моя персональная благодарность Роману Малькову) с честью справились с вставшими перед ними задачами.

Так что в назначенное время мне осталось лишь подойти к нашему посту, уже давно получившему символическое название “Голубые ели”. Отрадно было участие в операции представителей различных возрастных групп: от студентов 1 курса до великовозрастных выпускников ДОП ВГУ (включая автора этих строк).

В начале мы столкнулись с несколько неожиданной для нас проблемой разведения костра. Погода стояла на редкость сырой. Кажущиеся сухими (прямо “звенящими”) чурбаки, расколотые топором на щепки, пропитывались влагой практически моментально. В ход шли сухой спирт, газовая горелка, растворитель. Наконец нам титаническими усилиями все же удалось развести костер.

Теперь о самой охране. В среднем мы ходили в рейд 3 раза в 4 часа. Рейдовые группы составляли 2 – 3 человека. У костра оставалось примерно столько же. Заметно действовали нам на нервы звуки расположенной поблизости стройки.

Во время рейдов мы встречали отдельных людей в основном выгуливающих собак. Подходили к нам, интересовались, просили разрешения “просто постоять у костра”. Кто-то спросил шутливо “А вы не из мультфильма “Двенадцать месяцев”?” Узнав о цели нашего пребывания в лесу, спрашивали: “Вы из полиции?”. Дабы поддержать имидж и способствовать распространению полезных слухов, ответили утвердительно.

Следов незаконных порубок в этот раз не было обнаружено, как говорит молодежь, от слова “вообще”. Это нас радовало! Похоже, даже за последние 10 лет (не говоря уже о периоде 30 - 40-летней давности) что-то изменилось в этом мире в плане отношения к приобретению новогодних “ёлочек”. Ведь ещё 10 лет назад мы с ног сбивались и ночей не спали, приглядывая за хвойными насаждениями и преследуя нарушителей, а 30 лет назад студенты члены ДОП ВГУ все предновогодние дни проводили на вокзале, рискуя нахватать задолженностей, совместно с полицией вылавливая различных субъектов, несущих абсолютно открыто незаконно срубленные деревца.

Оглядываясь назад, я начинаю думать, что операция “Ёлочка” (её более длинное название - проблема сохранения насаждений хвойных в предновогодний период) была в изрядной степени вызвана советским дефицитом, а в более позднее время - упавшим материальным уровнем жизни населения. С ликвидацией первого и постепенным повышением второго проблема постепенно сошла на нет, хотя, мне думается, и наша маленькая заслуга в этом есть.

Иногда я слышу от соратников, что операция “Ёлочка” - вчерашний день, и мы только зря тратим время и силы на её организацию. Ох как мне бы хотелось с ними согласиться!

Но пока я жив и в силах, неравнодушные люди все равно будут собираться на нашем посту “Голубые ели”, хотя бы в качестве ритуала и поддержания традиций! А там мало ли что! Время покажет!

Фото:

Вначале было слово: к 50-летнему юбилею ДОП ВГУ

Итак, вот и пришла моя очередь писать мемуары. Не скрою, решение собрания по проведению 50-летнего юбилея студенческой Дружины охраны природы Воронежского госуниверситета (ДОП ВГУ) об издании мемуаров членов ДОП застало меня несколько врасплох. Вероятно, примером в данном случае послужил сборник воспоминаний ветеранов ДОП МГУ “Чтобы помнили”. Итак, о чем писать?

Членом ДОП ВГУ я был в 1984 – 86 гг. Потом ушел в армию и по возвращении не стал в ней официально восстанавливаться, хотя и продолжал участвовать в работе ДОП и даже ездил в отряд “Заповедник”.  

Итак, с чего начать? Как водится, хочется начать с конца. А какую роль сыграла ДОП в моей жизни? Эта мысль первой пришла в мою седую голову, когда я дотронулся до клавиатуры. Но все-таки давайте обо всем по порядку.  

Вначале, как всегда, было слово. И слово это для нас, студентов 1 курса биофака ВГУ прозвучало в один из сентябрьских дней 1984 года, когда к нам во время лабораторной работы по физике зашли двое старшекурсников, одетых в студенческую стройотрядовскую форму. Точно помню, что это были Игорь Зуев и Сергей Соболев. Они вежливо поздоровались с преподавателем и, спросив разрешения, объявили (звучало примерно так): “Желающих поехать сегодня в заповедник ждем в …. (время забыл, уж простите старика!) на вокзале под часами. Форма одежды походно-спортивная”.

В назначенное время мы студенты 1 курса уже стояли в указанном месте. Мы, это я, Алексей Аладьин, Михаил Ушаков и … (по-моему, был кто-то ещё, но я опять же не запомнил). Вскоре к нам подошел высокий парень в такой же неизменной стройотрядовской форме. Он, похоже, сразу догадался, кто мы. “Женя!” - представился парень. Это был Евгений Калениченко. Затем к нам присоединились ещё несколько студентов старшекурсников. Всех я не помню, но среди них точно были Елена Барбарина (Дудина) и Любовь Тарасова.  

Через час мы уже выгружались из вагона пригородной электрички на станции Графская. Осенние сумерки быстро сгустились. Пошел мелкий и довольно холодный дождь. Над нами сомкнулась сень заповедного леса.

Ощущения у меня тогда были примерно, как у кота, которого куда-то везут в наглухо завязанном мешке. Ведь заповедный лес я тогда не знал от слова “вообще”!

Примерно километра через два нас встретила группа парней все в той же стройотрядовской форме. Среди них были Егор и Николай Вышегородских, Валерий Сулин. Дождь к тому моменту уже хлестал не на шутку! Помню, когда Валера протянул мне руку и представился, то я в наглухо завязанном капюшоне “штормовки” даже не сразу расслышал его имя. Вышла небольшая неловкость!

Мы прошли ещё пару сотен метров, когда наши сопровождающие насторожились. Впереди по ходу нашего движения раздавались довольно отчетливые (хотя и приглушенные дождем) звуки топора.

Выйдя на пересечение двух просек (уже потом мы узнали, что это место называлось Первым Рыбным) мы застали следующую картину. На упавшем стволе дерева сидели трое заросших бородами парней диковатого вида. У одного из них в руках был топор.

    Кто вы? Что здесь делаете? - строго спросил один из наших проводников.

    Дровишек пришли заготовить - нагловато ответил один из парней

    А вы знаете, что здесь заповедник?

Вместо ответа парни бросились бежать. Одного из них наши проводники схватили за руки, но он вырвался. В руке нарушителя сверкнул нож, который был перехвачен умелым захватом. Нарушителя скрутили!

Как задержали двоих других я из-за темноты не видел, но вскоре их присоединили к их товарищу. Нарушители злобно ругались, при этом дергаясь в мою сторону (или это мне показалось?). “Мы ещё встретимся, Гиммлер! (вот это комплимент, мелькнула мысль)” - процедил один из них сквозь зубы.

Остаток пути мы преодолели в молчании. Вскоре мы достигли Старого Черепахинского кордона, где в то время базировался студенческий отряд “Заповедник”. Нас разместили в большой ярко освещенной комнате с рядами матрацев, покрытых спальными мешками и с “буржуйкой” в углу. Мы ещё переживали случившееся. “Да, будет, что дома рассказать!” - невольно вырвалось у меня.

Мы ещё не успели освоиться, как в комнату ввалилась большая толпа девушек и парней. С ними были и недавние “нарушители”. “Знакомьтесь, ребята! - крикнул кто-то. - Это - наши дружинники!” Ответом был дружный хохот. Оказывается, нас подвергли не то розыгрышу, не то испытанию, не то и тому, и другому вместе. Остаток вечера мы провели в приятной компании за разговорами и песнями под гитару. Тогда это было обычным времяпровождением для молодежных компаний. Потом был ужин из манной каши с кофейной “сгущенкой” (большой дефицит для того времени!). Да, вот ещё вспомнил нарушителей для нас изображали Геннадий Вашанов, Сергей Миляков, Сергей Соболев (его мы не узнали то ли в темноте, то ли со страху).

Так произошло моё знакомство с ДОП ВГУ! Что ещё к тому можно добавить? Разве только то, что автор этих строк ездил в заповедник уже как полноправный боец отряда в 1985 и 1989 гг.?

  Много воды утекло с того времени в заповедной реке Усмани, воспетой нашим знаменитым земляком В.М. Песковым! От того домика на Старом Черепахинском кордоне остался лишь земляной фундамент. Изменилась и этимология тех мест. Сейчас даже сотрудники отдела охраны заповедника не знают, где располагались Первое и Второе Рыбные места, где проходила Старая Графская дорога.

В современный отряд “Заповедник” студенты приезжают на специальном микроавтобусе и нередко даже на собственных машинах (!!). И питаются в отряде “Заповедник” не манной кашей, “полтавкой” или “шрапнелью”, а тем, что в советские годы являлось жутким дефицитом, а сейчас являются обычными продуктами даже на студенческом столе.

Но каждый раз, приводя студентов бойцов отряда “Заповедник”, членов Дружины охраны природы Воронежского педагогического университета на Старый Черепахинский кордон или на Старую Графскую дорогу (по которой я, тогда ещё студент 1 курса шел в тот дождливый осенний вечер) я рассказываю им эту историю. И буду приводить и рассказывать и дальше, пока позволяют силы и здоровье!  

Пробежал глазами написанное и опять же задался вопросом: какую роль сыграла ДОП ВГУ в моей жизни?

Там, где кончается асфальт: 15 лет спустя

Пятнадцать лет назад я опубликовал свое произведение “Там, где кончается асфальт” (solo.doc (live.com)), в жанре соло, где были приведены небольшие заметки о сельской жизни в одном из сельсоветов (сейчас они называются сельскими муниципальными образованиями), расположенном на берегах Дона в одном из южных районов нашей области.

Много воды в Дону утекло с того времени. В жизни нашего хутора произошли изменения, которые я здесь и попытаюсь вкратце обрисовать. А уж о степени, качестве и глубине читатель пусть судит сам.

Прежде всего за пятнадцать лет число жителей в нашей “волости” уменьшилось больше, чем в два раза. Пожилые люди поумирали, а те, кто помоложе (лет 30 – 40) разъехались по другим местам. Это касается и “путных” и “беспутных” (кто не помнит суть этих терминов, пусть обратится к произведению, указанному выше). Об их судьбе мне мало, что известно. Знаю лишь, что несколько “беспутных” уже закончили свой земной путь на почве весьма распространенной русской болезни, а именно алкоголизма.

Заметное увеличение числа жителей произошло в 2014 году, когда на хутор приехали несколько семей с Донбасса. Некоторые из приезжих даже устроились на работу в колхоз и к местным фермерам (о них пойдет речь чуть дальше). Но уже на следующий год все они вернулись обратно в города.

Соответственно прибавилось в нашем хуторе и заброшенных усадеб. Это особенно заметно по огородам, спускающимся от усадеб к Дону. Сейчас не месте бывших грядок бушуют заросли из чертополоха, дикой моркови, латука, козлобородника и т.д. и т.п. Число таких огородов за последние пятнадцать лет увеличилось в три раза и составляет примерно половину от общего числа усадеб. О другой половине мы поговорим чуть позже.

Местный магазин, бывший главным общественным центром нашего хутора, благополучно закрылся. Соответственно ушли в прошлое и связанные с ним страсти, которые я подробно описывал в “Там, где кончается асфальт”.  

Ушло в прошлое и местное браконьерство. Просто некому уже стало ставить сети, вентеря и чалки на рыбу и петли и капканы на сурков. Даже рыбаки на Дону стали редкостью (хотя рыба в реке не перевелась!), а на открытие охоты, где раньше стояла пальба, как во время кулацкого восстания, теперь едва ли слышится несколько выстрелов. Мне как экологу этому следовало бы радоваться, но … что-то радости в душе нет!

Закрылось и главное “градообразующее” предприятие нашего муниципалитета - дом инвалидов (местные жители называли его “дурдомом” или “дуркой”). Пациентов перевели в другие места, а персонал уволили. Причина всего этого мне неизвестна.

Лет пятнадцать назад на хуторе появились фермеры. Отец двоих относительно молодых москвичей регулярно приезжал в эти края на рыбалку. Его сыновьям понравились здешние места, и они решили организовать здесь фермерское хозяйство.

Поначалу планы были грандиозные, включающие развитие агротуризма, сыроварения, молочного животноводства, птицеводства, овцеводства. Для этого фермеры интенсивно скупали заброшенные участки. Сыроварня действительно просуществовала несколько лет, а её продукция регулярно представлялась на различных выставках и форумах как в областном центре, так и в Москве. Делались попытки развести овец и птицу. Но со временем масштабы деятельности хозяйства заметно уменьшились и к настоящему времени свелись к сдаче сырого молока на молокозавод в соседнем районе. Сейчас на ферме работают шесть человек: два москвича и четверо местных. Москвичи работают трактористами и водителями (в зависимости от потребностей и обстоятельств), а местные доярками, скотниками и сторожами.

Чтобы закончить тему сельского хозяйства скажу несколько слов о местном колхозе. Сейчас он оснащен современной техникой и дает рекордные (даже по меркам советских времен) урожаи. Трактористы и комбайнеры получают неплохие зарплаты, но есть, как водится, одно “но”. В колхозе работает всего около тридцати человек на все население муниципалитета, насчитывающее около семисот жителей.

Теперь вернемся к нашим огородам. Как наверно заметил читатель, их число снизилось в меньшей степени, чем число жителей хутора. Это заслуга всего четырех семей. Все они местного происхождения, раньше жили в городах и крупных поселках, но потом вернулись на малую родину и, засучив рукава, взялись за дело. Они разводят сады и огороды, держат большие хозяйства, строят и перестраивают дома и хозяйственные постройки. В двух семьях есть работающие на удаленке. Но опять одно “но”. Их дети, получившие благодаря родителям хорошее образование, уехали в города и возвращаться явно не собираются.

Несколько слов о т.н. “экопоселенцах”. Лет десять назад здесь появились две семьи. Чем они занимались, мне толком неизвестно. Вроде как “работали в интернете”. Одна семья не продержалась и года, другая задержалась на несколько лет, но потом тоже хутор покинула.

Подводя итоги, позволю себе заметить, что надежды, связанные с открытием фермерского хозяйства и общим подъемом сельского хозяйства в стране, на нашем хуторе не оправдались. Первое само не задалось, а второе обошло наш муниципалитет стороной и на количестве населения не сказалось.  

Каково будет дальше, пока не берусь даже предполагать. Но пока все широко рекламируемые в интернете тенденции о “возвращении на землю”, “развитии крестьянских хозяйств” на нашем муниципалитете не отразились. Прежние тенденции сокращения численности населения сохраняются, и их темпы, по-моему, даже не снизились, хотя слабая надежда ещё остается.  

Воронежские набережные: итоги мониторинга 2022

Дружина охраны природы Воронежского педагогического университета занимается мониторингом воронежских набережных с 2021 года. Студенты проходит берега “Воронежского моря”, тщательно фиксируя все экологические нарушения. Итоги второго года наблюдений мы и приводим в этой статье.

    Правый берег водохранилища от Северного моста до Чернавского моста, расстояние - 3,1 км. Зафиксировано 14 нарушений. На данном участке преобладают незаконным свалки и вывалы ТКО (56,0 % всех нарушений). Обнаружено также несколько сливных труб, а также цветение воды, погибшая рыба, повНирежденные бетонные конструкции.

2. Левый берег водохранилища от Северного моста до Чернавского моста, расстояние - 5,4 км. Зафиксировано 15 нарушений. Здесь доля незаконных свалок и вывалов ТКО оказалась выше - 86,7 % от всех нарушений.  

3. Левый берег от Чернавского моста до Вогрэсовского моста, расстояние - 4,6 км. Зафиксировано 11 нарушений. Доля незаконных свалок и вывалов ТКО (в основном, шин) составляет 81,8 %.

4. Правый берег на север от Северного моста, расстояние - 3 км. Зафиксировано 16 нарушений. Доля незаконных свалок и вывалов ТКО составляет 93,7 % от всех нарушений. Зафиксированы также сливные трубы.

5. Правый берег от Чернавского моста до Вогрэсовского моста, расстояние - 3,8 км. Зафиксировано 16 нарушений. Доля незаконных свалок и вывалов мусора составляет 81,0 %. Обнаружены также сливные трубы и гибель водных животных.

6. Левый берег на север от Северного моста, расстояние - 2,6 км. Доля незаконных свалок и вывалов ТКО составляет 60,0 %. Отмечены повреждения бетонных конструкций, незаконные кострища, цветение воды, гибель водных животных.

Ниже мы приводим сводную таблицу количества экологических нарушений.

Таблица







Участок





Количество нарушений, n/км





Правый берег от Северного моста до Чернавского моста



4,5





Правый берег от Чернвского моста до Вогрэсовского моста



2,4





Правый берег к северу от Северного моста



11,0





Левый берег от Северного моста до Чернавского моста



11,0





Левый берег от Чернавского моста до Вогрэсовского моста



4,0





Левый берег к северу от Северного моста



1.6





Среднее количество нарушений



5,7

Таким образом, наибольшее количество нарушений на единицу расстояния приходится на территорию между Северным и Чернавским мостами по обоим берегам “Воронежского моря”. Вероятно, это связано с высоким уровнем посещаемости данной территории. Ведь это по сути - центр города. Наименьшее число нарушений зафиксировано по левому берегу выше Северного моста, что несомненно связано с труднопроходимостью данной территории, заросшей прибрежными кустарниками.  

Интересные предположения позволяет сделать анализ структуры нарушений. Всюду преобладают вывалы и свалки ТКО. При этом на левом берегу заметно выше доля выброшенных шин (повод проверить тамошние “Шиномонтажи”, точнее, куда они свою “отработанную продукцию” девают). Сливы сточных вод явно доминируют на правом берегу в районе индивидуальной застройки. Именно здесь же зафиксировано наибольшее количество случаев гибели водных животных. Не связаны ли эти два момента? Так что к факторам нерегулируемой рекреационной нагрузки и отсутствия надлежащей инфраструктуры, обнаруженным нами в прошлом году, можно добавить ещё один - отсутствие надлежащей системы очистки сточных бытовых вод в районах индивидуальной застройки.






 

Фото:

Экскурсия на ООО "Вторма"

Довольно теплый хотя и пасмурный апрельский день застает нас на остановке “Железнодорожный переезд” возле въезда в ВАИ, микрорайон Воронежа, известный всей стране благодаря ВИА “Сектор Газа”. Мы в очередной раз направляемся на предприятие ООО “Воронежвторма”, старейшее предприятие по утилизации вторичного сырья, в советское время имевшее название “Воронежвторресурс”. Экскурсии на это предприятие, которое мы посещаем уже пять лет позволяет не только лучше понять процесс утилизации макулатуры, пластика и стекла, но и общую картину, складывающуюся на рынке вторресурсов в нашем городе. А она, как я уже понял, весьма динамична!

Пока жду студентов, не упускаю случая понаблюдать за двумя пустельгами, мелкими красивыми соколками, в последнее время нередко появляющимися на окраинах Воронежа. До моего слуха сквозь гул проезжающего автотранспорта доносится щебетание горихвостки - чернушки и пение пеночки - теньковки. Время проходит быстро, и вот из автобуса вываливается веселая толпа. “Даже почти не опоздали!” - ухмыляюсь про себя.

Нас встречает местный гид, симпатичная женщина средних лет, и мы, минуя весовую, сразу проходим в цех по утилизации пластика. Здесь нашему взору представляются груды пластиковых мешков. В другом конце мы видим конечный продукт - брикеты весом с полтонны. Про себя я отмечаю, что груды пластика стали как будто меньше по сравнению с предыдущими годами. Задаю этот вопрос гиду и получаю подтверждение. Последние события на Украине уже сказались на покупательной способности населения. Пластиковых пакетов в супермаркетах брать стали меньше и, соответственно, их стало меньше поступать в пункты приема вторсырья. Народ явно стал экономить! Так политика сказалась на рынке вторичных ресурсов! В то же время в этом году “Вторма” стало принимать цветной пластик, чего раньше не было.

На вопрос, куда идет вторичный пластик, последовал ответ, что сейчас его почти исключительно покупает местное предприятие “Полиэтилен”, производящее различную продукцию: от одноразовых стаканчиков до пластиковых труб. “А ведь всё это потом будет переработать значительно трудней!” - мелькает мысль.

Следующий пункт нашей экскурсии - цех по утилизации макулатуры. Его конечной продукцией являются брикеты бумаги и картона весом до полутонны. Его приобретают предприятия в Липецке и Курске, производящие упаковку. А вот контакты с дальними регионами прервались. На вопрос, откуда поступает макулатура, сообщили, что где-то на четверть - из пунктов приёма “Стимул”. Остальное идет от предприятий и учреждений. О вот торговые сети явно стали предпочитать продавать макулатуру непосредственно переработчикам. У них и цены повыше, и требования менее жесткие.

В том же цехе студенты радостно набросились на груду пластиковых папок и файлов, которые поступают вместе с макулатурой. Все эти вещи в студенческом хозяйстве несомненно полезные!  

Не остались без внимания и книги. Мы нашли “Три толстяка” Ю. Олеши, “Золотой теленок” И. Ильфа и Е. Петрова. Я настоятельно советую студентам взять эти книги. Пусть хоть так классику почитают! Впрочем, книги и так удостоились повышенного внимания, когда наша гид сказала, что в них нередко деньги попадаются. Вот так бывает: спрячет мух заначку от жены, а она сдаст книгу в макулатуру! Вывод: никогда не выбрасывайте книги!!!

Наше внимание привлек измельчитель макулатуры марки “Lindemann”, изготовленный ещё в ГДР. Более надежной и производительной техники для данного процесса просто нет! А современный измельчитель, за который предприятие отвалило восемь миллионов рублей (!!), так и простаивает до сих пор! Производительность весьма низкая, да и ломается всё время!

Напоследок мы посетили площадки, где хранился стеклобой разных цветов и пластиковая тара от технических масел и антифризов. Похоже, всё это обречено на долгое лежание на площадках, так как покупателя на этот сейчас продукт не найдешь!

Под конец экскурсии наша гид посетовала на обострившуюся конкуренцию на рынке вторресурсов. Переработчики перехватывают у старейшего предприятия по утилизации вторсырья макулатуру (на неё сейчас особый спрос). У них теперь тоже есть свои пункты приёма и свой транспорт, забирающий макулатуру прямо с предприятий, школ и учреждений. К тому же многие из них просто “собезьянничали” (по выражению нашего гида), проводя по школам те же мероприятия по сбору макулатуры, что раньше было прерогативой “Вторма” (“А ведь мы помогали им на ноги встать!”). Ситуация особенно осложнилась после принятия закона, запрещающего экспорт вторичного сырья!

С тем мы и ушли. Студенты радостно тащили в руках захваченную “добычу”. Тем временем небо ещё больше нахмурилось и начал накрапывать дождик. Мы заспешили к автобусной остановке!

Выводы по экскурсии:

    В нашем городе на рынке вторичного сырья сложилась жесткая конкуренция, что можно считать (при всех возможных нюансах) скорее положительным явлением.

    Последние политические события на Украине уже сказались на рынке вторичного сырья, заставляя людей быть более экономными. Пока это сказалось на рынке пластика, но возможны и другие последствия!  

665DJgQ-KdPv342Ebpg4BvNWTjNIlUOY0LwbMZ5bxS5dKytu71hCnHu0ZKDRn4fHlPw_Mo-2Vy3tY4dFQaxUCIfG.jpg WPqxHtyY8INqEupdW4lbkSxFnukZsAxkA1khnni0iMXUXmyRJvrNE1ZI5eiC_lNNlJ9EhQVkLgux_09wp7cVvHnS.jpg mNNMKBlgYBpmvDuH56CgQhlnScFyF_eDXTLoBboDp1-7HigO3XHjgNel_62hB_qmGkLdkMXMjnBGqFd5-XxR33EN.jpg 2jd9S16Bvdve-bBDaaAbmH6KPhP3CBOOrepMnp85b1z0nBEGkRnAPNAdQRNX-hYfTrQQifLhJqgkuNiz_Xr5z5HY.jpg wQkyF06iBkwvyZsDdB5slwqMb3K2irtY1ZpG_2S73V1vb-gIlLtB-Ew5fjdFWWtf0DJFfuiabnBWjl8wSoYvRpPN.jpg  

Благовещенье без жертв - 2022

Вот и пришел ежегодный праздник Благовещенья, отмечаемый 7 апреля и являющийся головной болью для наших экологов и зоозащитников. Позволю себе напомнить о проблеме. На Благовещенье за многие годы сформировалась нелепая традиция выпускать птиц, якобы проведших зиму в клетках, на волю. А для этого десятки браконьеров накануне праздника отлавливают тысячи птиц, которых привозят к городским храмам. Под раздачу попадают в основном нашим массовые виды: щеглы, чижи, овсянки, зяблики и т.д. Содержащиеся несколько дней в ужасных условиях (нередко без корма и воды) птицы слабеют, травмируются и нередко к моменту выпуска теряют способность к полёту. Но это браконьеров не смущает! Вероятно, доход от продажи вполне оправдывает предполагаемые расходы и даже риск быть оштрафованным.

Борьбу с этой кровавой традицией много лет ведёт Центр охраны животных “Наша природа” при активном участии других общественных экологических организаций. Иногда даже удается привлекать государственных природоохранные органы, но об этом чуть позже. Борьбу можно в целом считать успешной (за последние десять лет количество отлавливаемых птиц заметно снизилось), но до полного решения ещё далеко. Легковерие и наивность граждан порой вызывает, мягко говоря, недоумение.

Итак, в течение 7 апреля активисты Дружины охраны природы ВГПУ отправляются по городу с целью выявления мест незаконной торговли певчими птицами и принятия мер по её пресечению. Эти меры в основном сводятся к вызову полиции. Одновременно проводится примерный учёт количества пойманных птиц для оценки наносимого ущерба. Сообщения в социальных сетях начинают появляться с 10.30 утра. Передаю слово дружинникам.

“Благовещенский собор, 10.30 утра. Птиц не продают”

“Нужна помощь на Полины Осипенко! Мы только уходим и они достают. На Комарова ещё торгуют в роще”

“Чижовский плацдарм. Много клеток с птицами”

“Село Конь - Колодезь, Липецкая область. Браконьеров не обнаружено.”

“Тихвино - онуфриевская церковь. Пусто”

“Церковь Иконы Божьей Матери. Продают только голубей, больше ничего не было”

“На Московском проспекте у храма четыре клетки. Какие птицы, не разглядели, но явно не голуби”

“Храм Ксении Петербургской. 14.00. Птиц нет”

“Благовещенский собор, 14.00. Продажи птиц нет”

“Казанский храм. Торгуют только голубями”

“Храм на Домостроителей. 15.00. Продажи нет”

“Благовещенский собор, 15.00. Торговых точек нет”

“Остановка “Нижняя”, 16.00, 5 клеток видели, и ещё 2 клетки были в мешках. На Московском проспекте 8 клеток плюс голуби”

“Были в трех местах: Благовещенский собор, Воскресенская церковь у Каменного моста, Никольская церковь у спуска к “Адмиралтейке”. Время 14.30 - 15.30. Птиц не видели”

“У Благовещенского собора во время службы (17.00 - 18.00) никого не было”

“У Петропавловской церкви никого нет.”

“18.00. Торгуют на Советской. Один мужик откуда то взялся. Но уже сворачивается. Записали номер машины”

“Покровский собор, 12.30 - 14.00. Продажи нет, но рано утром была”

“Покровский собор, 18.35. Одна клетка с щеглами”

“У Тихвино-Онуфриевского, Троицкого, Алексеево-Акатово женского монастыря, храма Введения Пресвятой Богородицы и Святого князя Владимира птиц не обнаружено”.

“Храм Иконы Божьей Матери. Торговли нет”

“У храма Домостроителей в обеденный перерыв торговали только голубями”

По окончании рейда приходят новые подробности. На волонтеров нападали дважды (возле храмов на Циолковского и Хользунова), пытаясь отобрать смартфоны. Имели место угрозы расправой и спущенное колесо машины. На координатора операции Елену Шерстяных у храма на Полины Осипенко напала пожилая женщина, которая обратилась к торговцу с мертвой птичкой, чтобы вернул 100 рублей за чижа. Сначала сама отдала трупик, а потом набросилась, потому что хотела его вернуть себе (Изъятые трупики птиц сдаются на станцию по борьбе с болезнями животных). О мотивах этого поступка остается лишь догадываться.

    В этот раз все активисты ДОП ВГПУ ходили на операцию первый раз и были, надо сказать, сильно впечатлены, судя по их постам в социальных сетях: “Я вообще в шоке, если честно. Я раньше и не задумывалась, что таким занимаются в праздник Благовещенья”. Девушки смело вступали в споры с продавцами и покупателями птиц. Снова передаю им слово: “Я не думаю, что эта традиция наносит какой-то вред природе. Вообще в дикой природе птицы гибнут не реже, чем в «страшных» историях, которые ходят вокруг благовещенской традиции. А весенний период – вообще для многих птиц критичный. Очень много птиц погибает – от холода, от сырости, от бескормицы, от хищников. Что поделать, такая жизнь! Это вот бабуля прокомментировала, которая собиралась покупать [птицу] внуку своему. В общем, людей не смущает, что продают птиц”. Или вот ещё “А мужчина, который продавал птиц сказал, что вот на Пасху мы же садимся за стол есть птицу и никто не задумывается об этом... Ну в общем, всех всё устраивает...Ещё один мужчина сказал на нас: "Ой, вот они понаехали “снимальщики"”...

Из особенностей проведения операции в этом году следует отметить активное участие управ района и городского управления экологии. Они привлекали дополнительно полицию, проводили контрольные покупки... Областной Департамент природных ресурсов ограничился заявлением в СМИ и присылкой одного инспектора, который исчез через 5 минут.

Общие выводы по проведенной операции:

    Несмотря на общее снижение объёмов браконьерства, проблема ещё остается весьма острой. Произошли и некоторые изменения локаций незаконной торговли. Если раньше основная торговля происходила в центре города, то сейчас браконьеры сместились к небольшим храмам на окраинах. При этом они стали вести себя более скрытно, торговать из закрытых сумок и из машин. Неопытные волонтеры не всегда их замечали! В будущем планируется наряду с традиционными мерами борьбы (рейдами с привлечением полиции и государственных природоохранных органов) провести серьёзное изучение данной проблемы со сбором данных на основании анкетирования населения.  

    Основным недостатком работы зоозащитников является слабая подготовка волонтёров и несогласованность действий между общественными и государственными экологическими организациями, что значительно снижает эффективность действий. Этому вопросу необходимо в будущем уделить особое внимание, а заодно и побудить государственные природоохранные структуры к более решительным действиям.b-tiZFDRuDY.jpg EOkkYyQ9mKE.jpg XKNA_9CNf6I.jpg  


 

Первоцвет - 2022

Весна в этом году, хоть и медленно, но всё же вступает в свои права. Почвенный покров в парках, лесопарках и пригородных лесах Воронежа покрывается синим ковром из подснежников с вкраплениями фиолетовых пятен хохлаток Галлера, а значит, Дружине охраны природы ВГПУ пора проводить в очередной (уже в десятый!) раз операцию “Первоцвет”.

Мы долго не могли определиться с подходящим днем. Каждый раз погода вносила свои коррективы. В день, когда операция была наконец-то назначена с утра шел проливной дождь, чередующийся с мокрым снегом. Снова возникли сомнения (проводить или опять переносить?), но к полудню неожиданно выглянуло солнце, облака разошлись, как занавес в театре перед началом премьерного спектакля.

Кроме того, в этом году неожиданно возникла проблема с листовками. Раньше ими занимался Областной Департамент природных ресурсов и экологии, но в этом году он почему-то “слился” (по выражению студентов). Помогли, как водится, наши выпускники, сотрудники Росприроднадзора, сумевшие за короткий срок организовать быстрое печатание листовок в необходимом количестве.

В назначенное время мы собираемся на остановке “Институт лесной генетики” что рядом с лесопарком того же института, имеющим статус памятника природы и являющимся традиционным местом проведения операции “Первоцвет”. В лесу после дождя тропы все раскисли и это оказалось даже благом, сильно уменьшившим число желающих погулять по лесу, а заодно и собрать подснежников “на память”. Мало кто задумывается над тем, что эта “память” едва ли продержится в доме дольше часа.

Невольно вспомнился прошлогодний случай, когда прямо под окнами Росприроднадзора (!!!!) поймали бабушку божьего одуванчика с 9 кг (!!!!!) подснежников. Это заставляет нас быть начеку, но лес пустынен, и кроме поющих дроздов и зябликов, ничто не нарушает его покоя!

Убедившись, что в лесу никого нет приступаем к распространению листовок. Часть расклеиваем на столбах, часть раздаем прямо на прилегающих к лесопарку улицах, часть студенты берут себе, чтобы распространить среди друзей и знакомых.

В расклейке листовок студенты проявляют недюжинное рвение, добираясь даже до бетонных столбов, растущих среди густого подлеска. При этом к этим столбам дружинникам приходится продираться, расчищая себе путь в кустах.

Раздача листовок на улицах идет быстро. Прохожие не отказываются от листовок, но реагируют как-то излишне спокойно и даже равнодушно. Может, и правда острота проблемы притупилась? Конечно, если брать время моей природоохранной молодости, то это несомненно, но хотелось бы верить, что и за последние десять лет в этом вопросе происходят положительные изменения.

Только один мальчик (со слов дружинниц, класс 5-й - 6-й) отреагировал эмоционально, сказав, что непременно покажет листовку родителям и друзьям, дабы они никогда, никогда.... ну, в общем, никогда!

Закончив раздачу и расклейку листовку и ещё раз убедившись, что в лес никто не идет (от слова “вообще”!) тайно благословляем дождливую погоду, явно мешающую любителям подснежников, и молимся, чтобы таковая продолжалась до конца цветения первоцветов.

Выводы по акции:

Острота проблемы сбора весенних первоцветов в наших краях явно снизилась за тридцать лет и имеет тенденцию к снижению и за последние десять лет. Об этом говорит ещё и тот факт, что подснежники появились даже в тех местах, где ранее никогда не встречались (например, в дендропарке аграрного университета). В то же время явно многое зависит от конкретных погодных условий в период цветения первоцветов. Дождливая погода явно снижает посещаемость леса и, соответственно, объёмы незаконного сбора. h0z4O1aqJ94.jpg CLSTOjoRBeM.jpg UcR_8uL6Wug.jpg XmlQEhZyors.jpg

Экскурсия на ООО "Харти"

Довольно прохладный апрельский день с периодически набегающими тучами, сквозь которые иногда пробивается робкое солнце, застает нас на остановке посреди бесконечно тянущихся вдоль северо-западной окраины промзон. Места эти лично у меня (хоть я и неоднократно здесь бывал) до сих пор вызывают опасения. Почти полное отсутствие тротуаров (которые практически полностью заставлены транспортом) и пешеходных переходов, пешеходов на улицах, лужи создает весьма серьёзный контраст с районом нашего педагогического университета, который мы только что покинули, и который теперь кажется нам чуть ли не фешенебельным.

Целью появления здесь студентов экологов является посещение ООО “Харти”, перерабатывающего макулатуру в туалетную бумагу и благодаря которому Воронеж полностью обеспечивает себя этих дефицитным в советские времена продуктом, который даже вывозится в другие регионы.

На подходе к предприятию мы встречаем огромный баннер с бодрящей надписью (привожу полностью) “Воронежская фабрика бумаги Delica. Приём и утилизация макулатуры. Дорого. Уничтожение документов”. Далее были указаны телефоны, очевидно, для оптовых поставщиков. Студенты не упускают случая сфотографироваться на фоне данной вывески.

При входе на предприятие (нам ещё пришлось немного подождать, так как мы пришли раньше назначенного времени) нам выдают жилетки салатно-зелёного цвета, и мы начинаем наше перемещение по этому сравнительно небольшому (здесь работает около 100 человек) предприятию.

Первым делом мы посещаем приёмочный цех, где нашему вниманию сначала попадаются огромные тюки, выгружаемые с небольших автофургонов с фирменными знаками предприятия. Наш гид говорит, что основная масса макулатуры поступает со школ, учреждений, предприятий, торговых сетей. Тут же мне попеняли за то, что педагогический университет недостаточно активно сдает макулатуру, значительно уступая таким вузам как аграрный и лесотехнический университеты. Ладно, возьмём на заметку!

В приёмочной нам демонстрируют конвейер, по которому распакованная из тюков бумага (часто вместе с пленкой) подается в реактор, где смешиваются с водой и измельчается. За всем происходящим ведется наблюдение с монитора компьютера.

Затем начинается таинство превращения макулатуры в туалетную бумагу, занимающее в общей сложности около сорока минут. Пленка и прочие непригодные компоненты (например, гофрокартон) при этом отсеивается, а все другие виды картона и бумаги вступают в производственный процесс, который включает неоднократное измельчение, промывание, термическую обработку. Результатом всего этого действа является огромный (весом до полутонны) рулон бумаги, которому остается лишь придать товарный вид. Этот процесс нам также удалось наблюдать.

На наших глазах автопогрузчик отвез такой рулон в соседний цех, где его сначала размотали на более мелкие рулоны, которые обмотали упаковкой (которую, кстати, производят не на этом предприятии, а привозят из Подмосковья). Потом рулон поступает под ножи и разрезается на все нам хорошо знакомые рулоны в яркой упаковке, которые ныне сейчас смотрят на нас с прилавков любого супермаркета. Кстати, выяснилось, что женщина, стоящая у конвейера, работает 12 часов в день с двумя перерывами по часу. Этот факт я позволю себе оставить без комментариев.

Получим в подарок упаковку туалетной бумаги (восторгу студентов нет предела!), мы покидаем гостеприимное предприятие. Я обещаю в скором времени привести сюда другую группу.

Выводы по экскурсии:

    Каждый визит на данное предприятие (я был здесь уже в четвертый раз) приоткрывает новые завесы над таинством переработки макулатуры.

    Воронеж, похоже, является региональным лидером по переработке макулатуры. Продукция его предприятий (кроме “Харти” имеются ещё “ЭкоВторма” и “Эколайнер”, перерабытывающих различные виды картона, в том числе гофрокартон) вывозится во многие регионы России и даже за границу. Других подобных предприятий в Центральном Черноземье нет, а ближайшие находятся в Подмосковье и Краснодарском крае.  

KsymAOxlMVI.jpg hm0w5dFbq8c.jpg 1AVraxZZMm0.jpg R6NTPCz-gpI.jpg gOa6oobDF70.jpg ydXjNa20A9I.jpg WGxI8xRsEXI.jpg

 

 

Проверка системы утилизации отходов в Воронеже, пункты приёма вторсырья

Вторым этапом мониторинга системы утилизации отходов Воронежа стала проверка пунктов приема вторичного сырья. При данной проверке мы, как и предыдущие годы руководствовались интерактивной картой “Это - не мусор!”, составленной организатором проекта “Это - не мусор!” Денисом Евграфовым.

Всего нами было проверено 50 пунктов приема вторсырья, из которых 41 (82 %) представляли собой сетки для сбора пластиковых ПЭТ - бутылок. Из них 14 (34,1 %) были установлены региональным оператором ООО “Экотехнологии”. Принадлежность остальных установить не удалось. 10 сеток на карте ранее обозначены не были.  

Были проверены также 4 стационарных пункта приема вторичного сырья, рассчитанных на приём металла, стекла и пластика, из которых 2 (50 %), обозначенных на карте, уже не существовали. Исчезли также склады благотворительных организаций, занимающихся приемкой одежды.

Было обнаружено таже три контейнера для приема макулатуры и два бокса для приема батареек, установленные в магазинах крупных торговых сетей. Один бокс ранее на карте обозначен не был.

Выводы по итогам проведенного мониторинга:

Система утилизации вторичного сырья в Воронеже, похоже, претерпела за прошедший год серьезные изменения. Количество стационарных пунктов приема снизилось в два раза, тогда как выросло на треть число сеток для приема пластиковых ПЭТ-бутылок, из которых свыше трети установлено региональным оператором ООО “Экотехнологии”. Выросло в два раза количество боксов для приёма опасных отходов (батареек).

Мы не нашли пунктов, занимающихся приёмом макулатуры, в то время как спрос на неё в последнее время значительно вырос. Вероятно (нам известно несколько таких фактов) макулатура поступает на предприятия, занимающиеся её переработкой, непосредственно от мусорообразователей.

Переориентация системы утилизации отходов со стационарных пунктов на сетки, контейнеры и боксы может быть объяснено последствиями пандемии коронавируса, но возможно и влияние других факторов, нам пока не известных.    

Проверка системы утилизации отходов в Воронежской области - 2022, часть 1, контейнерные площадки

С началом нового учебного семестра Дружина охраны природы ВГПУ приступила уже к ставшему традиционному мониторингу системы утилизации бытовых отходов. Начали, как водится, с контейнерных площадок. На этот раз выборка стала особенно представительной. Всего было обследовано 121 контейнерная площадка: 70 - в областном центре и 51 в райцентрах и селах Воронежской, Липецкой и Ростовской областей. Здесь выкладываем результаты мониторинга. Для сравнения в прошлом году в областном центре было обследовано 55, а в области 4 контейнерные площадки.

В этот раз мы обращали внимание не только на традиционные параметры состояния контейнерных площадок. И здесь нас ждала первая неожиданность! Доля современных пластиковых контейнеров в областном центре составила 12,9 %, а в райцентрах и селах - 60,8 %. При этом в городах Данков Липецкой области и Павловск Воронежской области все контейнеры были пластиковыми!

Теперь об обнаруженных нарушениях. Бетонное покрытие отсутствовало в областном центре у 40 %, в области - у 60,8 %. В прошлом году этот показатель составил 14,5 % в Воронеже. И опять здесь остается лишь предполагать, что это: следствие ли увеличения объема выборки или увеличения общего количества контейнерных площадок в городе, многие из которых ещё не оборудованы должным образом.

Отсутствие контейнеров для раздельного сбора мусора наблюдалось: в областном центре - у 64,3 %, в райцентрах и селах - у 64,7 %. В прошлом году такая картина наблюдалась у 10,9 % контейнерных площадок. Что это, опять расширение объема выборки или увеличение общего количества контейнерных площадок?

Несвоевременный вывоз мусора наблюдался у 35,7 % контейнерных площадок в областном центре, а в районе таких контейнерных площадок вообще не было обнаружено! В прошлом году аналогичная картина была у 34,5 % городских контейнерных площадок. Так что в этом плане картина существенно не изменилась.

Грязь на площадке в областном центре наблюдалась у 64,3 %, а в райцентрах и селах - у 49,0 % контейнерных площадок. И здесь город оказался в хвосте! В прошлом году этот показатель составил для города 25,4 %. Как говорится, есть над чем подумать!

В областном центре ограждения отсутствовали у 20,0 % площадок, в области - у 27,5 %. Навеса не обнаружено в областном центре у 87,3 %, в райцентрах - у 94,1 %. В прошлом году эти показатели для Воронежа составили: по ограждениям - 7,3 %, по навесам - 74,5 %. Так что и тут картина не улучшилась!

И, наконец, баннер с указанием обслуживающей организации и её координат в областном центре не был обнаружен у 87,1 %, а в райцентрах и селах у 68,6 %. В прошлом году этот показатель для областного центра составил 18,2 %.

Общие выводы по результатам мониторинга

Изменение показателей состояния контейнерных площадок не в лучшую сторону (за исключением доли современных пластиковых контейнеров) может быть объяснено увеличением их общего количества при ненадлежащем содержании. Остается лишь надеяться, что картина со временем выправится! Впервые получены статистически достоверные данные для райцентров и сел, где ситуация оказалась в целом значительно лучше, чем в областном центре. 8-rKEl4QOBE.jpg RZN6MbBd3p8.jpg v1kq4ESOTRI.jpg AeaPzajO1hg.jpg FiYgT4w65oM.jpg  

 

Встреча волонтеров проекта "Собиратор"

О недавно открывшемся в нашем городе проекте “Собиратор” я уже писал на страницах своего блога (Открытие проекта «Собиратор» в Воронеже (rbcu.ru), так что здесь на этом подробно останавливаться не буду, а сразу приступлю к делу. Через полтора месяца после открытия Дружина охраны природы ВГПУ вновь получила приглашение на мероприятие “Собиратора”, проводившееся в стенах бывшего паба “100 ручьев”, где ныне размещается данный проект.

В назначенное время вечером накануне Крещенья мы подходим к зданию по улице Кирова, мешая ногами снежную “кашу” и стараясь обходить образовавшиеся в результате последней оттепели лужи.

Гостеприимные хозяева уже ожидают нас. На втором этаже нас ожидает стол, на котором стоят чашки для чая, сахар и две коробки с пряниками и с печеньями. Здесь же подготовлен экран и ноутбук для показа презентации.

Гостей собирается около двух десятков человек. Хозяйка мероприятия очаровательная Светлана Степанова, с которой мы давно знакомы по мероприятиям в рамках проекта “Сделаем!”, приветствует прибывших гостей, среди которых есть как опытные волонтеры, так и пришедшие в “Собиратор” в первый раз.

Светлана коротко рассказывает для в первый раз прибывших о проекте “Собиратор”, особенно подчеркивая необходимость создания устойчивого волонтерского сообщества. Затем наступает торжественный момент вручения грамот активным волонтерам. Здесь “Собиратор” также решил быть “экологичным”. Грамоты не распечатывались (дабы лишний раз не переводить бумагу), а выкладывались в файлохранилище, доступ в который обеспечивается через QR-код. А уж потом, кому надо, сами распечатают!

После короткого чаепития с приятными разговорами Светлана нам поведала о планах по развитию проекта, включающих проведение экологического лектория для всех желающих. Нам также было предложено обсудить темы данного лектория.

Затем наступило самое интересное - время свободного общения. По итогам нашей беседы позволю себе сделать следующие выводы:

1) Нельзя не отметить имеющиеся в нашем городе положительные тенденции в организации утилизации бытовых отходов. Появляется всё больше контейнерных площадок, оборудованных в соответствии с необходимыми требованиями. Конечно, хотелось бы большего (а не просто новых контейнеров с надписями “Твердые отходы” и “Жидкие отходы”), но на фоне того, что было, данную картину можно воспринимать как прогресс.

2) Организация раздельного сбора в Воронеже сдвинулась с мертвой точки, но масштабы его пока оставляют желать лучшего. Процесс этот идет по принципу “два шага вперед, шаг назад”. И это несмотря на то, что в нашем городе действуют, как минимум, три проекта по раздельному сбору. На данный момент уже три года функционирует проект “Экодвор” и его производные (“Экомобиль” и “Экотакси”). Теперь вот развивается проект “Собиратор”. Открываются новые пункты сети “Лепесток”. Но подавляющая часть населения пока остается абсолютно не в курсе даже относительно того, что раздельный сбор мусора вообще существует в природе. И это после того, как пять лет назад в городе осуществлялся проект по организации раздельного сбора мусора в средних учебных заведениях, охвативший 17 школ! Помню, тогда с большой помпой в школах устанавливались контейнеры для раздельного сбора, студенты давали экоуроки, приезжало телевидение. Интересно узнать, сохранились ли в этих школах установленные тогда контейнеры?

3) Из описанного выше следует другой вывод. Необходимо продумать многолетнюю логистику организации раздельного сбора мусора в нашем городе с указанием ближних и дальних перспектив развития и мер по их достижению. Конечно, надолго планировать в нашей стране что-либо - дело неблагодарное, но попытаться стоит.  

Разошлись мы уже в девятом часу вечера. Я направился к автобусной остановке, лавируя между лужами. С неба сыпались хлопья мокрого снега.pPUbOoXNsc0.jpg ee5zgrH-czk.jpg JHM0ruEM3-0.jpg kjj6HYVrg-Y.jpg  

 

Серая шейка - 2022

После нескольких сеансов весьма неустойчивой погоды, сочетающей снегопады, гололедицу и прочие неприятные погодные явления над Центральным Черноземьем наконец-то установилась на короткое время весьма приятная погода с легким морозцем и почти полным отсутствием ветра.  

Пользуясь этим обстоятельством, а также своим выходным днем, я уже утром спешу в Центральный парк Воронежа. Два обстоятельства гонят меня сюда в это солнечное январское утро выходного дня. О первом я уже написал в предыдущем абзаце. Второе представляет собой то, что в эти дни проходит Всероссийская акция “Серая шейка”, проводимая Союзом охраны птиц России. Суть её означает проведение ежегодного учета зимующих водоплавающих птиц.  

Давным-давно ушли в прошлое те времена, когда водоплавающие и околоводные птицы полностью покидали на зиму умеренную климатическую зону. Оставались лишь больные и раненые птицы, которые в большинстве случаев были обречены на гибель. Под впечатлением одного такого наблюдаемого случая писатель Д. Мамин - Сибиряк и написал свой печальный рассказ “Серая шейка”.  

За сто с лишним лет климат изменился кардинальным образом и теперь таких “серых шеек” (вполне здоровых, сытых и бодрых) можно зимой наблюдать по всей европейской части страны и в большей части Сибири.

В Воронеже впервые такая массовая утиная “тусовка” образовалась на пруду в Центральном парке в зиму 2018 – 2019 гг. За три года зимующие утки стали всеобщими любимицами горожан и одним из раскрученных воронежских “брендов”, как сейчас модно говорить.

Накануне я поручил своим студентам найти другие места зимовок водоплавающих вдоль берегов “Воронежского моря”, но ответы приходили отовсюду одинаковые: “водохранилище замерзло, уток нигде нет”. Так что вся надежда оставалась на Центральный парк.

Спускаясь в Ботаническую балку со стороны Пионерской горы, слышу тяжелые ровные удары по стволам деревьев, чем-то напоминающие стук топора. Делаю несколько шагов в сторону и натыкаюсь на пару черных дятлов, или желн, с деловитым видов обрабатывающих стволы старых дубов.

Эти огромные (размером с ворону) эффектные иссиня-черные птицы тоже стали жителями Центрального парка сравнительно недавно, а именно с 2010 года. Засуха того года вызвала серьезное усыхание древостоя по всей области. Дятлам стало проще выдалбливать дупла для себя и своего потомства, и желны быстро расселились по всей области, включая небольшие байрачные дубравы юга области и городские парки.

Черные дятлы были не одни. Почти бок о бок с ними работали на стволах их собратья, большой пестрый и белоспинный дятлы. Первый уже давно стал жильцов городских зеленых насаждений, второй, если и встречается в них, то предпочитает крупные лесные массивы от Центрального парка до Воронежской Нагорной дубравы.

В лесу, помимо дятлов, слышно пощелкиванье поползней, свист маленьких птичек пищух, чья жизнь представляет собой практически непрерывное ползанье вверх по стволам. Отчетливо доносятся до моего слуха “колокольчики” синиц, уже почувствовавших приближением весны и “трельки” их более мелких собратьев лазоревок.

Наконец, вхожу на территорию парка и приближаюсь к пруду. Замечаю уток ещё издали. Хотя на самом пруду льда почти нет, почти все кряквы собрались вдоль вытекающей из него протоки, носящей патриархальное название “Коровий лог”. Часть протоки замерзла, но возле небольших уступов с быстрым течением льда нет. Впрочем, уток эти участки мало интересовали. Большая их часть мирно дремала либо на пологих склонах берегов, либо вообще в стороне на склонах балки, не обращая внимания на гуляющих посетителей парка. Пять или шесть крякв кружились в воздухе, периодически издавая характерное покрякивание. В такой группе замечаю одну уточку и четыре - пять селезней.

Начинаю считать уток. Результат получается довольно внушительный. Всего в парке мною на десять часов утра было учтено двести семьдесят девять птиц. Большая их часть сосредоточилась вдоль протоки, но по краям утиной “тусовки” замечаю несколько утиных пар, явно старающихся держаться подальше от собратьев. Значит, и у крякв начался период свадеб и парообразования в преддверии грядущей весны. Пары у крякв, кстати, образуются на всю жизнь и разрушаются только в случае гибели одного из супругов.

Закончив учет, подхожу к выходу из парка и начинаю подниматься вверх в сторону Березовой Рощи. Над моей головой пронеслась ещё одна группа крякв. За скромной уточкой летели со страстным кряканьем сразу несколько кавалеров.  

-sLmxhEJUvQ.jpg SJePwYJp4OE.jpg T_xV_fycaV8.jpg oEFSpOqtgX0.jpg

Итоги операции «Елочка – 2021»

Вот и закончилась очередная операция «Елочка», ежегодно проводимая Дружиной охраны природы ВГПУ в лесопарке Института лесной генетики и селекции. В последний раз в этом году мы запрокинули за плечи рюкзаки, затушили дозорный костер и потопали к автобусной остановке. В лесу было пустынно, но в ближайших жилых кварталах вовсю грохотали петарды! Народ уже начал досрочно встречать Новый год!

Для тех, кто не помнит, позволю себе заметить, что операция «Ёлочка» представляет собой комплекс мероприятий по охране насаждений хвойных в предновогодний период. Пока мы дошли до остановки, нам в лесу никто не попался. Так что у нас было время подумать об особенностях операции «Елочка – 2021». Итак, обо всем по порядку!

Пандемия коронавируса, захлестнувшая мир, сказалась и на нашей деятельности. Число проводимых общественных мероприятий сократилось раз в пять! Стоял вопрос и о проведении данной операции, тем более что за прошедшие десять лет острота данного вопроса заметно снизилась. Здесь, наверно, сказались и проводимые охранные мероприятия, значительно увеличившиеся штрафы за незаконные порубки и, с другой стороны, насыщение рынка новогодних «ёлочек» товарами, поступающими в нашу область со всего мира, начиная от пригородных лесничеств и заканчивая отдаленными регионами типа Вологодской и Архангельской областей. Появились также импортные «ёлочки» из Норвегии и даже Северной Америки!

Стали также разнообразней формы новогоднего обслуживания населения. Получили распространение искусственные «ёлочки», а также аренда ёлок напрокат с последующим высаживанием в питомниках или на участках озеленения.

Тем не менее, мы считаем необходимым не расслабляться и продолжать традиционную охрану елок в местах их непосредственного произрастания, уделяя особое внимание уникальной коллекции хвойных на территории лесопарка Института лесной генетики и селекции. Тем более, что следы порубок мы там встречаем практически ежегодно. Кто-то хоть по мелочи, а пакостит!

В этом году наблюдалось также значительное усыхание хвойных насаждений на территории лесопарка вследствие двухлетней засухи, по своей жестокости уступающей только засухе 2010 года. Мы неоднократно встречали засохшие ели, пихты, туи, кедры! По нашим подсчетам усохло не менее 15 % этой уникальной коллекции!

Операция «Ель» началась с традиционной заготовки дров для дозорного костра. В этот раз не обошлось без накладок! Не успели распились мы первый лежачий ствол, как бензопила сломалась! Пришлось разыскивать другую, так что заканчивать заготовку пришлось уже в темноте!

В первый вечер нас дежурило восемь человек студентов и выпускников различных лет. Мы традиционно контролировали наиболее ценные посадки хвойных (урочища «Голубые ели» и «Дальний кедровник»), одновременно совершая обходы всей территории лесопарка. Нам сразу бросилось в глаза значительно меньшее по сравнению с предыдущими годами количество гуляющих в лесу граждан. А с наступлением темноты люди из леса вообще исчезли! Объяснить мы сей феномен пока не можем. Может и это тоже как-то связано с пандемией коронавируса?

Следующий день начался с тревожного сообщения в социальных сетях об обнаружении следов порубки! Мы помчались на место преступления и действительно обнаружили кусок ствола канадской ели, обрезанный с двух сторон. Какой-то мерзавец сначала спилил елочку, а затем ещё и срезал макушку. А мы, ввиду своей малочисленности данный момент проглядели! Нам не сразу удалось обнаружить место порубки. Выродок (иначе его и не назовешь!) выбрал самые густые заросли, очевидно, в расчете на то, что порубку не заметят! Но что-то его спугнуло, и негодяй бросил кусок ствола, что позволило обнаружить следы преступления. Нам оставалось лишь искренне понадеяться, что срубленная елочка принесет беду в дом того, кто её погубил! Иначе, кажется, и быть не должно!

В последний день дежурств нам было четверо. Мы также контролировали самые ценные участки насаждений, периодически совершая выходы на другие участки. Но все было тихо, а с наступлением темноты люди из леса вообще исчезли. Данное обстоятельство нам повторно показалось необычным.

Итоги операции «Ёлочка – 2021»:

1.      Острота проблемы сохранения насаждений хвойных в предновогодний период заметно снизилась, но полностью не исчезла. Отдельные несознательные граждане (это ещё мягко сказано!) ещё наносят посадкам мелкий, но больно бьющий по нашим душам ущерб. Искренне надеюсь до них добраться. Это наверняка кто-нибудь из местных жителей.

2.      В последние два года на состоянии хвойных заметно сказался и природный фактор засушливости. Это уже вне нашей компетенции, но хотелось, чтобы руководство Института лесной генетики и селекции обратило на него внимание, равно как и на усовершенствование методов ухода за насаждениями хвойных, предотвращающих массовое усыхание или хотя бы уменьшающих его последствия.tusKAjowHV4.jpg Pasys-D6UHA.jpg nfVFZpTRc24.jpg LTF-GTAj8WI.jpg rWJIGZWaKYI.jpg aLIIRRpUq4I.jpg hA9KI4_TeTA.jpg

Открытие проекта «Собиратор» в Воронеже

сбиратор2.jpg собиратор.jpg собиратор3.jpg собиратор4.jpg

Мрачное ноябрьское утро отнюдь не способствует весёлому настроению. Тем не менее, преодолеваю себя, покидаю теплую квартиру и направляюсь к автобусной остановке. Менее чем через двадцать минут я выхожу на остановке «Улица Кирова». Прохожу ещё две сотни шагов и оказываюсь возле паба «100 ручьев», культового места у воронежской молодежи. Сегодня меня привело сюда предстоящие открытие проекта «Собиратор». Позволю себе коротко рассказать о самом проекте. Цитирую из интернета.

«Собиратор — это сообщество экоосознанных людей. Мы верим, что все жители Земли могут такими стать. Для этого Собиратор создает инфополе с экознаниями для каждого человека и организаций. Мы комплексно подходим к экологическим проблемам: меняем культуру потребления жителей, влияем на создание грамотной инфраструктуры раздельного сбора, сотрудничаем с компаниями и даем рекомендации для законодательных органов».

«Мы поможем:

— без труда и с удовольствием пройти этот путь;

— наладить раздельный сбор отходов;

— обучить и вовлечь команду, детей, близких;

— провести экологичное мероприятие и запустить масштабную промо-акцию;

— собрать вторсырьё на переработку и вещи на благотворительности;

— приобрести экологичные товары и продукцию из вторсырья».

Вот такой проект, наряду с проектами «Экодвор», «Сделаем!» и «Раздельный сбор» теперь появился на воронежской земле. Неудивительно, что он вызвал интерес как профессиональных экологов, так и экоактивистов.

Первое, что замечаю у входа в паб – стол, на котором стоят два самовара и несколько плетеных корзинок с пучками высушенной травы. Среди растений без труда узнаю зверобой, душицу, чабрец, традиционно ставшими в наших краях приправами к чаю.

В вестибюле паба вдоль стен размещены несколько контейнеров разных размеров и с различными надписями: «Макулатура», «Макулатура микс: книги, журналы, газеты, тонкий картон и др.», «Техника», «Электротехника», «Вещи для фондов (я так понял, имелись в виду благотворительные фонды»), «Жестяные банки и крышки», «Фольга», «Алюминиевые банки», «Пакеты и пленка» (здесь для каждого вида пластика был установлен отдельный контейнер с соответствующей маркировкой), «Металл». На втором этаже обращаю внимание на стеллаж, над которым красуется большая надпись «Редкости». Под редкостями в данном случае подразумевались: бытовая химия и средства гигиены, очки с диоптриями, украшения, настольные игры, канцтовары, материалы для творчества (?), подгузники и пеленки, пряжа, подарочные пакеты, винные пробки, бэйджи, контейнеры для линз, бритвенные станки, чеки, пластиковые карты, дозаторы, киндеры (?), ручки, фломастеры, диски DVD, коробки от дисков и кассет, рентген – снимки, палочки для суши. Я не случайно все так подробно расписываю. Надо сказать, что до сих такой детальной сортировки я не наблюдал.

Также на втором этаже висели несколько плакатов, озаглавленных: «То, что точно едет на свалку», «Как надо обращаться с отходами», «Как вы можете помочь планете прямо сейчас», «Переработка как вторая жизнь», «Гринвошинг или как нас обманывают бренды», «Какая упаковка экологичнее», «В чем проблема отходов».

На мероприятии я встречаю друзей, экологических активистов нашего города. Оживленно беседуем с Сашей Бурцевой (координатором регионального штаба Всероссийского движения молодых волонтеров экологов) и Катей Хомич (организатором проекта «Экодвор»). Из-за пандемии мы давно не виделись и нам есть о чум поговорить.

Вступительная часть завершается мастер-классами по изготовлению свечей из вощины и вязанием изделий из джутовой пряжи. Я заметил, что первый мастер-класс привлек значительно больше народа.

Когда я шел от здания паба «100 ручьев» к остановке, мгла на небе сгустилась ещё больше и стал накрапывать дождик. Но на душе моей было значительно светлей, чем в начале дня!

Фото:

С новым учебным годом!

День Знаний с советских времен традиционно отмечается широко! 1 сентября даже можно не смотреть в календарь, наблюдая счастливых разодетых в пух и прах родителей, волокущих за руки своих несчастных (но тоже одетых в парадные формы) отпрысков в направлении «рассадника знаний и культуры». Не случайно негласно этот день называют «Днем Вселенской детской скорби». В школьных дворах проходят торжественные линейки, гремит музыка, произносятся торжественные речи. Даже пандемия ковида не в состоянии отменить эти традиции!
Отгремела музыка и пышные спичи, и на следующий день начинается уже собственно учебный процесс. Позволю себе и я поведать о том, как проходил первый учебный день в одной из школ нашей области.
День начался с того, что две симпатичные девочки (6 класс) ... сломали недавно поставленный вокруг школьного участка металлический забор, легко выбив поддерживающие его опоры! На возмущение прораба девочки ответили такими словами, что прораб (а уж строители толк в ругани знают!), не ответив не слова, побежал жаловаться директору школы. Но это было только начало!
На одном из уроков ученику 7 класса, перебравшему энергетических напитков, стало плохо с сердцем! Вызывали скорую, сумевшую таки привести юного дегенерата в чувство, но на том приключения первого учебного дня не закончились!
На одной из перемен ученица 8 класса погналась на своим бойфрендом, упала с лестницы и сломала ногу! Снова вызвали «скорую»! У врачей, дважды в течение дня приезжавших в одну школу, похоже, сложилось об этом учебном заведении весьма определенное мнение. А мне между тем вспомнился легендарный монолог Г. Хазанова «Во всем виновата школа!»
Итак, итог первого учебного дня: два вызова «скорой», сломанная нога девушки, сокрушенный забор… Это при том, что около трети учеников ещё находятся с родителями «на югах» или ещё где-то на каникулах! Начало учебного года, типа, не про них…
С новым учебным годом, коллеги!  

Воронежские набережные

Воронеж — город морской, хотя и расположен в 600 км от ближайшего моря! Но он, пожалуй, единственный в мире (!) город, жители которого могут сказать: «У нас в городе есть море!». Да, да, именно так, не «город у моря» (этим никого не удивишь!), а именно море в городе! Читатели уже наверно догадались, что речь пойдет о Воронежском водохранилище, которое одни жители нашего города гордо называют «Воронежским морем», другие — куда менее почтительно «Водо..анкой». Но как бы то ни было, а «Воронежское море» и воронежские набережные являются на данный момент весьма ярким фасадом города, привлекающим жителей и гостей Воронежа.
Основными набережными Воронежа, определяющими в большой мере облик города, являются набережные, заключенные между Северным и Вогрэсовским мостами. Для людей, не бывавших в нашем городе, назову: Адмиралтейская, Массалитинова, Спортивная, Авиастроителей. Дружина охраны природы Воронежского педуниверситета наблюдает (сейчас модно говорить «мониторит») их состояние уже несколько лет подряд, фиксируя состояние берегов, наличие рекреационной инфраструктуры, качество воды, наличие сливов, мусора и его примерный состав. Уж что поделать, такова порода экологов: норовят в любую бочку меда подлить ложку дегтя! Итак, начнем по порядку. Предоставляю слово юным защитникам природы (цитирую с некоторыми исправлениями).
Набережная Авиастроителей (от Чернавского до Вогрэсовского мостов):
«Инфраструктура полностью отсутствует. Вода мутная, зеленого цвета. Местами есть заросли водорослей, но их не так много и они небольшой площади, примерно 1-3 метра. Есть места с более прозрачной водой, некоторые жители города не брезгуют искупаться там. Сливов не нашли. Больше всего мусора мы увидели на протяжении жк «Парус». На одном участке протяженностью 2 км собрали более крупный мусор, у нас получилось  11 мусорных пакетов. В одном месте, которое было размером максимум 3 м в длину и 4 м в ширину, для интереса, решили посчитать пластмассовые палочки для кофе и чая, насчитали 70 штук! И это на таком маленьком участке! В основном преобладает мелкий мусор, такой как бычки, пластмассовые палочки, фантики. Но так же много бутылок от алкогольных напитков».
Адмиралтейская набережная:
«Первый участок. Петровская набережная до причала теплохода Москва-16 (напротив дома по адресу улица Софьи Перовской, 4), (смотровой площадки с фонтаном). Параллельный улице Софьи Перовской. В целом больших проблем на этом участке не наблюдается, было обнаружено одно-два пятна зеленения (темно-зеленого оттенка) площадью 9-12 м2, без включения отходов. Цвет воды в большой степени в норме темно-голубого оттенка. Заросшие участки отсутствуют. Инфраструктура представлена смотровыми площадками, пристанью у Чернавского моста. На всей протяженности присутствуют мусорный урны (заполнены не полностью, осуществляется вывоз).
Второй участок. От причала теплохода Москва — 16 до Адмиралтейской набережной. На этом участке наблюдается проблемы: участок местам сильно загрязнён, было обнаружено множество пятен цветения (темно-зеленого оттенка) площадью 9-25 м2
с включения отходов различного рода (пластик, стекло, дерево, текстиль и т.д). Основные проблемные участки расположены у самого причала теплохода Москва-16; следующий участок напротив теннисного корта, заводь, поросшая растительностью (наблюдается выброс ила, водорослей и отходов на берег); другой участок берег напротив сооружения по адресу: улица Софьи Перовской, 5А (пятна зеленения с наличием мусора). Обнаружена также пара мертвых рыб на поверхности воды. На самой Адмиралтейской площади по набережной проблем не наблюдается. Цвет воды в большой степени: темно-зеленого оттенка. Заросшие участки присутствуют. Инфраструктура представлена смотровыми площадками, пристанью. На всей протяженности присутствуют мусорный урны (заполнены не полностью, осуществляется вывоз).
Третий участок. Песочная насыпь (дуга) расположенная между Адмиралтейской площадью и Вогрэсовским мостом. Представлена частично пляжем. На этом участке наблюдается небольшие проблемы, было обнаружено несколько пятен цветения (темно-зеленого оттенка) площадью 5-10 м2, без включения отходов). Основная проблема: выброс ила и водорослей на берег. Также есть участки с вывалом ТКО различного рода (пластик, стекло, текстиль и т.д). Есть участок изрезанной заводи с очень ярко-зеленым цветением воды, с отстойником отходов на границе с Адмиралтейской площадью. Также свою роль играет человеческий фактор, выброс мусора по месту отдыха на протяжение всего пляжа (пищевые отходы, упаковки). Цвет воды в большой степени: зеленого оттенка. Есть небольшие редкие заросшие участки. Инфраструктура представлена пляжем. На всей протяженности отсутствуют мусорные урны, вывоз отходов не осуществляется. Но стоит отметить что пляж стихийный, неофициальный и поэтому никак не оборудован».
Спортивная набережная (от Северного до Чернавского моста):
«Рядом с Северным мостом обнаружены автомобильные шины от находящейся рядом площадки для вождения. Пляж, расположенный рядом с парком «Дельфин», плохо оборудован. Есть кабинки для переодевания. Урн, туалета, пляжных зонтиков, лавок и прочего нет. Грязно, разбросано много мусора. Большая часть мусора стеклянные бутылки.
Напротив дома 1/12 по улице Переверткина обнаружена куча веток и мусора.
Координаты …. 80% мусора— пластиковые бутылки.
По координатам …. обнаружена труба. По-видимому, из неё вытекает обычная вода, неприятного запаха нет, прозрачная.
Куча мусора из пластиковой одноразовой посуды. Координаты …
Напротив Дворца Подводного Спорта по адресу Набережная улица 15А есть труба, но никаких сбросов из неё не замечено».
Набережная Массалитинова. «От Чернавского моста до пересечения набережной и ул. Достоевского на наличие экологических нарушений крупных нарушений не было выявлено. Свалок и сливов не обнаружено. В воде Воронежского водохранилища  были обнаружены бутылки и упаковочная обертка, а также тина и водоросли. Вода имеет зеленоватый оттенок.
На участке от пересечения набережной и ул. Достоевского до пересечения набережной и ул. Коммунаров больших нарушений замечено не было. Несанкционированных свалок и сливов обнаружено не было. Вдоль набережной наблюдается некоторое количество мусора (окурки, различный пластик, бутылки). Также мусор присутствует в самой воде. Вода в водохранилище имеет темно-зелёный цвет, замечены водоросли, а также цветение воды. Обнаружен неприятный запах.
На участке от спортивного клуба "Академия водного спорта" до пересечения набережной с улицей Коммунаров, больших скоплений мусора, сливов и явных загрязнений воды не обнаружено. Однако, на протяжении всего участка наблюдается мелкий мусор, в основном окурки, также встречаются стеклянные и пластиковые бутылки, жестяные банки, пакеты и т.д. Возле самого спортивного клуба замечены признаки цветения воды, присутствует характерный запах.
На участке от Северного моста до спортивного клуба "Академия водного спорта" явных нарушений замечено не было. Но, на протяжении всей данной территории наблюдается небольшое количество мусора в виде окурков, различных видов пластика, бумажной упаковки, стекла, покрышек и т.д. Наличие свалок и сливов не обнаружено. На основной площади прибрежного участка присутствует излишняя растительность. Вода темно-зеленого цвета, имеет признаки цветения, присутствует характерный запах».
Таковы полученные нами, как сами понимаете, весьма поверхностные результаты, которые уже заставляют глубоко задуматься. Из четырех обследованных набережных в мало мальски удовлетворительном состоянии находится только набережная Массалитинова и отдельные участки Адмиралтейской набережной. Все остальные участки подвержены нерегулируемой рекреационной нагрузки при отсутствии каких-либо признаков наличия инфраструктуры. Так что за проблему благоустройства воронежских набережных пора браться кардинально и со всех сторон: от создания рекреационной инфраструктуры до строгого преследования любителей использовать набережные в качестве свалки.Безымянный7.jpg Безымянный6.jpg Безымянный8.jpg Безымянный13.jpg Безымянный10.jpg Безымянный11.jpg Безымянный10.jpg Безымянный9.jpg Безымянный4.jpg Безымянный7.jpg  

Особо охраняемые природные территории Воронежа: итоги обследования 2021

Лето для Дружины охраны природы Воронежского педагогического университета — пора особая. Именно в это время собирается большая часть научного материала, который затем используется на занятиях или для написания курсовых и дипломных работ. На этот раз объектом нашего пристального внимания стали особо охраняемые природные территории нашего города. В обследовании принимали участие 18 студентов профиля «Экология». Всего было обследовано 10 ООПТ Воронежа, из которых 3 областного, 7 — местного значения. В объекты исследования попали 1 природный парк, 2 памятника природы, 7 садово-парковых ландшафтов. Оценивалось: состояние древостоя, наличие вывалов мусора, вытоптанных и выгоревших участков. Результаты обследований показаны в таблице.

Таблица
Результаты обследования ООПТ Воронежа летом 2021

Обнаруженные нарушения
Алые паруса
Танаис
Сквер «Северный»
Дендропарк ВГЛТУ
ПП «Северный лес»
Парк им. А. Дурова
Сквер «Мемориальный»
Танаис
Южный
Дельфин
Неудовлетворительное состояние древостоя
+
+
+
Вывалы мусора
+
+
+
+
Вытоптанные участки
+
+
+
+
+
+
+
+
Выгоревшие участки
+
+
Как видно, чаще других встречается такое нарушение как наличие вытоптанных участков. Оно обнаружено в 80 % ООПТ. Данное обстоятельство говорит о  чрезмерной рекреационной нагрузке в этих ООПТ и необходимости принятия мер по её регуляции.
Вывалы мусора обнаружены в 40 % ООПТ. Здесь необходимо принимать самые разнообразные меры: от жестких штрафов до планомерной работы в области экологического просвещения населения. В принципе в этом плане за последние 5 лет наблюдается определенный прогресс.
Неудовлетворительное состояние древостоя обнаружено в 30 % ООПТ. Всё это парки, древостой которых состоит более чем на 90 % из сосны. Это — загущенные насаждения, ранее бывшие лесами и при застройке новых районов ставшие парками. Для улучшения их состояния необходимо принятие комплекса лесохозяйственных мероприятий, направленных на повышение устойчивости лесных экосистем.
И, наконец, наличие выгоревших участков в 20 % городских экосистем требует принятия самых жестких мер по борьбе с любителями разведения костров в лесу, вплоть до уголовной ответственности.
В заключение приведу несколько выдержек из дневников студентов участников обследования:
Безымянный7.jpg Безымянный4.jpg Безымянный5.jpg Безымянный4.jpg Безымянный3.jpg Безымянный3.jpg
Парк «Танаис»: «Примерный состав мусора: пластик (полиэтилен, ПЭТ бутылки, и т.д.), бумага и бумагосодержащие элементы, сигаретные бычки. Очень много мусора, люди устраивают пикники, но убирать за собой не хотят!»
Парк «Южный»: «Присутствуют участки со строительным мусором. Бытовой мусор встречается изредка и представляет собой: пластик, стекло и пищевые отходы.»
Парк «Дельфин»: «Мусор состоит в основном из пластиковых бутылок и строительного материала».
Как говорится, ни прибавить, ни убавить! Простим стилистику молодых защитников природы! Ясно, что некоторые выражения вырвались у них сгоряча при виде тех безобразий, что творят в наших парках представители старшего поколения!

Центральный парк Воронежа: июль

В один из выходных дней июля я спускаюсь по хорошо знакомой тропе в Центральный парк Воронежа, известный его жителям как парк «Динамо». Ночной дождь освежил воздух и разогнал на время удушливую жару, сделав пребывание в Ботанической балке, на стенах которой и раскинулся этот крупнейший парк города, достаточно комфортным.
На окраине парка в самом начале тропы меня приветствуют своим цветением этакие «маленькие солнышки» - ярко-желтые соцветия пижмы. «Пижма зацвела – лету конец» - гласит народная примета.  
Июльский парк по сравнению с июньским поражает своей тишиной, нарушаемой лишь доносящимися с большой высоты резкими криками «стрииии» выводков стрижей, недавно покинувших свои гнезда, устраиваемые под карнизами и подоконниками Березовой Рощи и новых домов по улицам Транспортная и Ленина.
Кажется, парк пуст, но стоит внимательней прислушаться и вглядеться, как быстро понимаешь, что это далеко не так. Парк и сейчас (как и в любое время года) насыщен жизнью, но сейчас эта жизнь стала менее заметной и не так бросающейся в глаза.
С макушек самых высоких тополей, растущих вдоль главной аллеи периодически доносится «тянь — тень — тень — тень — пень». Это поет пеночка — теньковка. Пение уже не такое громкое, какое издает эта маленькая птичка в апреле по прибытии со своих средиземноморских зимовок. Это пение теперь будет слышно до самого отлета, который произойдет в середине октября.
Явно поубавилось в парке сизых голубей и полевых воробьев. Голубей, впрочем, стало меньше ещё в конце мая, когда разъевшиеся на даровых харчах, щедро приносимых посетителями парка, «сизари» разлетелись гнездиться по окрестным городским кварталам. А вот воробьи в массе своей покинули парк недавно с появлением вторых выводков, перейдя к кочевому образу жизни по окрестным полям и пустырям.
Исчезли из парка и дикие утки кряквы. В конце июня их выводок поднялся на крыло и покинул на время родной пруд, направившись на просторы «Воронежского моря». Вернутся сюда кряквы теперь в сентябре. Сначала прилетят «хозяева» пруда, а потом к ним присоединятся «гости» в количестве до нескольких сотен, образуя уже известную всему городу «утиную тусовку», ставшую за последние время одним из популярных воронежских брендов.
Незаметны сейчас в парке и представители вороньего племени — вороны, сороки и сойки. Они, правда, никуда не делись, но ведут себя весьма тихо, стремясь не привлекать внимание к недавно покинувшим гнезда слеткам. То же самое можно сказать и о дятлах.
Не слышно и соловьев. Правда, иногда из кустов доносится тихое жалобное «пиии», прерываемое еле слышным «хр, хр». Это все что осталось от богатой разнообразными звуками майской соловьиной песни. Птенцы у соловьев вывелись в последней декаде июня, и сейчас распадаются последние выводки. Наши края эти «короли российских певцов» покинут уже в августе, хотя отдельные птицы могут задержаться до начала октября.
В районах парка с обильным подлеском сейчас — царство синичьих выводков. Это -  вторые синичьи выводки в году. Сейчас они кочуют по ближайшим окрестностям. А начиная с середины октября начнут возвращаться в парк и в ближайшие городские кварталы поближе к устраиваемым для них кормушкам. Вместе с ними прибудет их многочисленная синичья родня из окрестных лесов.    
Из других выводков в это время в парке можно обнаружить маленьких скромно окрашенных сероватых птичек с пестрой грудью и рыжим подхвостьем. Они издают довольно громкий писк, прерывающийся хрипловатыми звуками. Это — серые мухоловки, устраивающие гнезда в полудуплах под отставшей корой.
Нередки в это время в парке выводки горихвосток — красивых птичек в ярко-оранжевым подхвостьем, за которое они и получили свое название. Эта птица также устраивает свои гнезда в дуплах. Серые мухоловки и горихвостки пробудут в парке до начала октября, после чего отправятся на свои средиземноморские и африканские зимовки.
Такова жизнь в Центральном парке в середине лета. Когда я покидал парк, поднимаясь по склонам Пионерской горы, до моего слуха донеслось громкое хрипловатое «ху — ху — хуууу — хуху» лесного голубя вяхиря, ставшего за последние двадцать лет обычным обитателем Центрального парка.  

Сюрпризы этого лета

Удушливая жара и влажность, обрушившиеся на Центральное Черноземье во второй половине июня, вызвала у воронежцев легкую панику. Жители областного центра устремились на городские пляжи и в магазины и киоски за прохладительными напитками, а блистательная корреспондентка "Блокнот - Воронеж" Вика Воротникова приступила к регулярному обследованию состояния воронежских пляжей. Воронежские дачники устремились в пригородные садово-огородные товарищества за первым в этом году урожаем: редиской, морковкой, огурчиками, зеленым луком и прочим.
А тем временем в степях юга области происходили события другого рода, мало кем замеченные, но от этого не менее значимые. Степная растительность, словно бы обрадовавшись наступившей влажности, стала приобретать сочные зеленые цвета, на фоне которых эффектно выделяются синие, фиолетовые, розовые и светло-серебристые пятна. Такое сочетание цветов для наших степей не вполне обычно. В то же время традиционно степные растения: ковыль, шалфей поникший, астрагалы такой активности не проявляют.
Синие краски в степи создает цветущий шалфей степной. Это — удивительное растение, обладающее незаурядными лекарственными свойствами. В его листьях содержатся эфирные масла, дубильные вещества, алкалоиды. Водный настой листьев шалфея применяется при простудных заболеваниях и как вяжущее дезинфицирующее средство при кишечных и желудочных расстройствах. Кроме того, шалфей входит в состав травяной смеси, применяемой в народной медицине при лечении туберкулеза легких и других заболеваниях органов дыхания.
Фиолетовый цвет придает степной растительности душица обыкновенная, встречающаяся практически повсеместно. Это — одно из самых популярных лекарственных растений, содержащее эфирные масла и витамин С. Она возбуждает аппетит, улучшает пищеварение, снимает тошноту и головную боль. Наружно настой душицы применяется при рахите, золотухе, сыпях, нарывах и других кожных заболеваниях. Кроме того, многие любители душицу заваривают и пьют как суррогат чая.
Розовые пятна создают в степи заросли чины клубненосной. Это — влаголюбивое растение и обычно его в степи немного, но условия этого года способствовали увеличению численности и распространения этого вида. Это - также лекарственное растение (а у нас других и нет!), отвар которого применяется в народной медицине при дизентериях, поносах и других желудочно-кишечных расстройствах.
Светло-серебристый цвет степи придают обсеменившиеся головки козлобородника, этакого мегаодуванчика. Уже в середине июня его семена покрыли водную гладь Дона, немало смущая рыбаков и купальщиков.  
Повышенные температура и влажность способствовали более раннему появлению выводков у некоторых видов птиц. Причем разница с обычными сроками составила до двух недель.
Так раньше обычного появились выводки сорокопутов жуланов и чернолобых сорокопутов. Уже в конце июня в степных зарослях терновника можно было услышать  характерные крики «вэй, вэй», которым родители предупреждают слетков об опасности.
Раньше обычного стали собираться в стаи молодые серые вороны и скворцы. Первые покинули места своего гнездования уже в середине июня. При этом исчезли даже те пары, которые проводили на своем участке круглый год. Невольно задумываешься, к чему бы это?
 А скворцы впервые за последние минимум два десятка лет стали опять собираться в огромные стаи по несколько тысяч птиц, кочую по пригородным садам и долинам рек. Такое впечатление, что их что-то подгоняет к более раннему началу миграций. Хотелось бы знать, что?
Таковы сюрпризы, которые нам (помимо новой вспышки пандемии коронавируса) преподнесло начало этого лета. А что нас ждет впереди?AcniaecgnhI.jpg -3lctDFkHsU.jpg zF6qysmMKBI.jpg

«В лесах» и «Тень» (почти по П. Мельникову — Печерскому и Е. Шварцу)

Теплое майское утро застаёт меня на вокзале «Воронеж — 1» в ожидании скоростного поезда «Юность» Воронеж — Москва. Мне предстоит дальняя поездка в один из глухих районов нижегородской области, в места, когда-то воспетые П. Мельниковым — Печерским, в край староверческих скитов, лесозаготовителей и золотоискателей. Но моя роль более прозаична! Я направляюсь туда в качестве судебного эксперта, дабы разрешить извечный спор между соседями, а именно, является ли установленный одной стороной глухой забор помехой для выращивания другой стороной огородных культур. История, в общем — то, стара как мир, но почему-то московские эксперты не стали ею заниматься, «перекинув» сие малоприятное дело на своих воронежских коллег.
Дорога на Москву мне знакома уже, наверно, до мелочей. Но я каждый раз внимательно смотрю в окно, пытаясь заметить что-то новое. Начиная с рязанской области замечаю стоящую в придорожных канавах воду, а вдоль дороги регулярно попадаются семьи воронов. Одновременно мне на вацап приходит сообщение от московской знакомой: «А у нас стрижи появились!»
В Москве я совершаю быстрый переезд с Казанского вокзала на Курский, где беру билет на скоростной поезд «Стриж» до Нижнего Новгорода. Его цена почему-то оказывается в три с лишним раза выше аналогичной цены билета из Воронежа до Москвы (при том, что расстояние в полтора раза меньше). Думаю, что поеду в каких-то суперкомфортных условиях («Это же «Стриж»!» - с придыханием заметила мне кассирша), но … попадаю в довольно тесный вагон. Как впоследствии выяснилось, уровень обслуживания здесь явно ниже, чем в нашей «Юности». Впрочем, вопрос формирования цен, по-моему, до сих остается одним из самых малоизученных в экономике!
Мои соседи по вагону почти непрерывно говорят по мобильным телефонам. «А трубы завезли?», «Сколько бетона загрузили?», «Начинайте разгрузку!», «Грузи на два кубометра больше!» - так и несется со всех сторон. Мне невольно вспомнились слова наших студенток, ездивших в Нижний Новгород на конференцию ДДОП: «Нижний Новгород — один большой Машмет!» Для несведущих, «Машмет» - промышленно-пролетарско-хулиганский район Воронежа, известный дешевизной жилья и не самой благополучной в городе криминогенной обстановкой.
Прибываю в Нижний Новгород, беру такси и направляюсь в отель «Майский сад», где мне должен быть забронирован номер. Отель располагается в одном из центральных районов Нижнего Новгорода, но застроенного почти одними бревенчатыми бараками. Район заселен преимущественно мусульманами (хозяином отеля является волжский татарин). Немного прогулявшись после ужина, встречаю несколько компаний молодых парней (и ни одной девушки!) с характерными мусульманскими бородками, ведущих себя однако абсолютно не агрессивно и даже здоровающихся со мной. Между собой, как я заметил, мусульмане говорили по-русски.
Всю ночь за окнами пели соловьи! Я заметил, что их пение несколько отличается от пения наших прославленных курских и воронежских соловьев. Здесь в соловьином пении явно преобладают свистовые звуки, тогда как наши соловьи славятся своими «дробями» и «раскатами».
Утром после сытного завтрака («Когда ещё придется обедать?» - думалось мне) решаю добраться до райцентра Ковернино на такси. Ведь мне надо успеть до того, как злополучная тень уйдет с огорода, который мне необходимо обследовать. Если верить ранее изученным мною материалам дела (весьма толстой папки!) то тень присутствует на соседнем участке в первой половине дня, исчезая к полудню. «Тень, знай своё место!» - невольно вспомнилось мне высказывание из бессмертного произведения Е. Шварца.
За время двухчасового пути я старался как мог получше узнать об окружающих меня окрестностях. Таксист, узнав о том, зачем я еду в Ковернино, заметил с присвистом: «Да вы уже не первый такой, кого я вожу! В этом Ковернино редко кто из соседей с другим ладит! Даже если один новую машину купил, то там сосед с ним уже не здоровается!» Эти высказывания меня на оптимистичный лад далеко не настраивали.
Пейзаж в Нижегородской области (по крайней мере, в той части, которую я посетил) представлен в основном молодыми лесами возраста не больше тридцати лет, выросшими на месте заброшенных полей. Кое-где мне попались довольно обширные участки сельхозугодий, на которых трудились импортные картофелепосадочные машины. Местные агрохолдинги явно отдают предпочтение этой овощной культуре.
Из птиц (как же я мог не обратить на них внимание!) обращало на себя внимание довольно большое количество чаек (сказывалась близость матушки Волги!). На попавшихся нам в дороге прудах покачивались гоголя. Из хищников мне по одному разу попались болотный лунь и черный коршун.
Обращало на себя внимание явно небольшое (по сравнению с нашим регионом) количество машин с московскими номерами. Видно, что данное направление для жителей столицы в плане отдыха мало популярно.
Наконец, прибываем на место и не без труда находим нужный адрес. Отпускаю такси, делаю глубокий вдох — выдох, мысленно крещусь и стучу в калитку. Хозяева (довольно приятная пожилая пара) открывают мне почти сразу! Видно, что меня здесь ждут давно и с нетерпением!
Ширина означенной тени на момент моего прибытия (около десяти часов утра) составляет полтора метра (тщательно измеряю рулеткой), потом беру в руки люксметр и измеряю уровень освещенности. Этот процесс несколько затягивается, так как периодически набегающие облачка сбивают картину. Закончив с измерением уровня освещенности, приступаю к ботаническому обследованию.
Тем временем «на сцене» появляется противоположная сторона! Они (супружеская пара лет под сорок) сперва держатся настороженно, поглядывая на меня с явной неприязнью, но потом «оттаивают» и даже помогают в измерениях.
Я беру в руки веревку, делаю из неё квадрат со стороной двадцать сантиметров, кладу его на землю через каждые пять метров. В присутствии обеих сторон считаю количество растений в каждом квадрате.  
Следующим этапом становится подсчет кустов сирени и жимолости, оказавшихся в зоне затенения, измеряю их высоту, количество ветвей, число завязей на одной ветви. Хозяйка участка почти непрерывно причитает о том, что вот, как забор построили, урожай лука упал, жимолости и смородины стало меньше и лежать она стала хуже! Другая сторона молчит, так что я даже невольно зауважал их стоицизм.
Здесь мне вспомнился мой предыдущий опыт работы судебного эксперта и невольно подумалось, что с олигархами, транснациональными корпорациями и агрохолдингами простым гражданам легче договориться, чем соседям и родственникам между собой.
Вспомнил я и одного знакомого районного судью, матерого «волчару», вынесшего не один десяток суровых приговоров и схватившего инфаркт после разбора одного подобного дела! После он долго не мог понять, как нормальные люди из-за дела, не стоящего выеденного яйца, превращаются, по его словам, «черт знает во что»…
Заканчиваю осмотр, стороны подписывают акт, на мой вопрос, есть ли у кого претензии, дружно мотают головами. Хозяева предлагают остаться у них пообедать, но я уазываю на щекотливость моего положения и прошу лишь отвезти меня на автостанцию. Когда мы садились в машину, хозяин спросил моего мнения об их шансах выиграть дело. «Пока вы между собой не договоритесь, вам вся академия наук не поможет!» - выпаливаю в ответ. Хозяин вздыхает, с грустью смотрит на злосчастный забор и, имея в виду, очевидно, своих соседей, высказывается: «Но ведь так же не делается...»
Обратный путь проходит стремительно. Я лишь успеваю перескакивать из автобуса в поезд и с поезда на поезд. Уже на следующее утро выхожу на станции «Воронеж — Южный». Родной город встречает меня жарой и обилием майских жуков! Меньше чем через час я уже ласкаю своих котиков, оставленных на два дня на попечение знакомой.
На том закончилась моя эпопея «В лесах»!


 

Очередной субботник на Песчановке

Довольно теплое апрельское утро застает нас у главного корпуса педагогического университета. Нас это членов Дружины охраны природы во главе с их куратором. А собрались мы в ожидании автобуса, который отвезет нас на берег «Воронежского моря», где мы уже пять лет (!) проводим регулярную очистку прибрежных лесных посадок от многочисленного мусора, оставляемого здесь нашими несознательными гражданами.  
Наши многолетние усилия принесли определенные плоды, мусора стало заметно меньше, но … пандемия коронавируса, во время которой различные мероприятия (в том числе, субботники) стали невозможны, возникали определенные опасения, что проявившиеся положительные тенденции могут, как говорится, «повернуть вспять».
К нам присоединяются студенты института высоких технологий, так что автобус едет набитый «под завязку». Не проходит и получаса, как мы уже на месте. Нас встречают наши давние друзья, сотрудники ВРОО «Центр экологической политики» в характерных ветровках светло-салатного цвета и с разноцветными мешками для сбора мусора.
Стоящий на берегу хозяин черной “BMV” сперва с недоумением смотрит на такую толпу, а потом неуверенно спрашивает: «А что вы тут собираетесь делать?» «Мусор за вами убирать!» - следует бойкий ответ и  “BMV” моментально ретируется.
Первым делом наши организаторы напоминают, чтобы студенты ВИВТ ни в коем случае не рвали весенние цветы, которых в лесу ещё довольно много. Нашим студентам, среди которых немало участников операции «Первоцвет», об этом напоминать не надо! Проводится короткий инструктаж о том, какой мусор в мешки какого цвета надо собирать, и мы приступаем.
Студенты веером входят в лес, работа закипает, но вскоре становится ясно, что силы необходимо перераспределить. На одном участке мусора довольно много, а на другом его почти нет (что в определенной степени приятно).  
Прямо посреди леса мы наталкиваемся на кучу какого-то странного вещества белёсого цвета, по виду похожую на соль. Правда, попробовать её на вкус никто не решился! В ход идут лопаты, и вскоре мешки черного цвета (для «разного» мусора) оказываются заполненными почти все. А их было почти сорок!
А вот традиционной пластиковой и стеклянной тары, всегда в изобилии встречающейся в подобных популярных местах отдыха, на этот раз явно немного. Мы едва собрали десяток мешков того и другого. Или стал поаккуратней народ за прошедшие пять лет? Хотелось бы в это верить!
Уборка заканчивается довольно быстро. Студенты с торжеством выносят из леса и складывают в общую кучу последние мешки. Фотографируемся на их фоне, после чего следует самое интересное для молодежи — раздача различных призов! Без приза — небольшой, но очень практичной матерчатой сумочки не остался никто!

Выводы по акции:

Пять лет наших усилий по уборке мусора на этом конкретном участке не пропали даром: мусора стало заметно меньше. При этом особенно заметно упала доля т.н. «бытового» мусора, и увеличилась доля мусора явно промышленного происхождения. Два года назад мы прямо из воды вытащили с полсотни шин, высыпанных каким-то нерадивым «шиномонтажем», а в этот раз пришлось повозиться над уборкой какого-то странного солеподобного вещества, происхождение которого не мешало бы выяснить!
6eKOa5ipEwg.jpg HhSHmDPGvFA.jpg 92dnfNVWHVE.jpg  

Интеллектуальная экологическая игра «ECO QUIZ”

Предложение поучаствовать в интеллектуальной экологической игре поступило, как всегда, неожиданно. Нам предлагалось выставить команду, как было указано в письме, «для участия в битве экологических интеллектуалов». На неожиданные предложения реагировать надо быстро, так что бросаю клич в социальных сетях. На моё удивление желающих поучаствовать оказывается достаточно много, так что мы даже набираем сразу две команды.
В назначенное время я уже прохаживаюсь у входа в 7-й (новый по моим понятиям) учебный корпус лесотехнического университета в ожидании главных участников «битвы интеллектуалов». Пока я жду студентов, в голову неумолимо наползают воспоминания 33-летней давности.  
В то время, когда лесотехнический университет был ещё лесотехническим институтом, не было интернета и мобильных телефонов, а на месте 7-го корпуса был обычный пустырь, в столовой ВЛТИ проходил интеллектуальный турнир «Природа и мы», в котором автор этих строк принимал участие в качестве капитана команды биофака ВГУ. Этот турнир проходил по образцу популярного тогда (да и сейчас!) интеллектуального шоу «Что? Где? Когда?». Все было, «как у тех самых знатоков» - волчок, ведущий, блиц-турнир, а в качестве призов давались книги о природе. Автор до сих пор хранит у себя выигранный тогда сборник рассказов Э. Сетон-Томпсона, да и мои товарищи ушли, как говорится, «с трофеями», не говоря уже о большом моральном удовлетворении. Ведь мы тогда победили две команды «лестеха»! В душе играла надежда, что и сейчас я увижу нечто подобное турниру 30-летней давности!
Наконец, наши обе команды экологов ВГПУ собираются, и мы направляемся в большую аудиторию, где и должны произойти основные события. Собираются и другие команды. Помимо наших двух со звонкими названиями «Экогерои» и «Зелёный камуфляж», читаю таблички с надписями «Эколестех», «ЭкоВГУ», «Ареал». Всего было представлено семь команд из четырех вузов и двух колледжей.
Игра начинается, как водится, с выступления ведущего. Затем участников приветствовала проректор ВГЛТУ по науке и инновациям. Было предоставлено слово и автору этих строк.
Игра начинается с представления команд. Некоторые команды ограничивались выкрикиванием девиза, хозяева турнира (команда «Эколестех») показала мини-видеоролик о своем вузе, но наша команда «Зелёный камуфляж» воистину «зажгла», исполнив красивую песню "Эколог любимый - надежда России!" на мотив песни «Районы, кварталы...» популярной ныне у молодежи группы «Звери». «Это — серьезная заявка на победу!» - резюмировал ведущий.
Далее последовала разминка. Она заключалась в том, что ведущий задавал вопросы, а на экране высвечивались варианты ответов. У участников подобных игр моего поколения такая форма вызвала бы, как минимум, недоумение, но сейчас такое весьма распространено. Здесь главную роль играли даже не знания, а острота реакции. Важно было первым поднять «флажок», но при этом не совершить «фальш-старта», подняв его раньше, чем ведущий закончит называть варианты ответов.
Следующим раундом было разгадывание ребусов, также высвечивающихся на экране. За каждым ребусом пряталось какое-либо общеизвестное экологическое понятие. Здесь участникам надо было проявить одновременно сообразительность и быстроту реакции и в то же время не перестараться, опять совершив «фальш-старт».
Затем последовало новое испытание. Оно заключалось в следующем. Каждой команде были выданы листки с названием биологической науки и названием группы живых организмов. Необходимо было составить список живых организмов соответствующей группы с названиями, начинающимися на буквы, из которых состояло название биологической науки. Например, если на листке были написаны слова «зоология» и «растения», то надо было составить список из растений, названия которых начинались с букв «з», «о», «о», «л», «о», «г», «и» и «я». Если команде попался листок со словами «ботаника» и «птицы», то нужно было составить список видов птиц, названия которых начинались на буквы «б», «о», «т», «а», «н», «и», «к» и «а». Ну и так далее. Время при этом не зачитывалось.
Последним раундом опять стали вопросы с указанием вариантов ответов. Например, задавался вопрос «В каком году была издана первая Красная книга?», и на экране выдавались варианты ответов. Победу опять же решала скорость и острота реакции. Нужно было поднять  «флажок» раньше других команд, но не раньше, чем ведущий огласит последний вариант ответа.
Пока жюри подводило итоги, обе команды ВГПУ, уже отметившиеся исполнением  песен, были приглашены на сцену. Прозвучала песня «Районы, кварталы...» на этот раз в оригинале. Затем была исполнена популярная и в мое время песня В. Цоя «Звезда по имени Солнце». Публика долго аплодировала и не желала наших студентов отпускать. «Ну, не победим, так хоть «зажгли»!» - мелькнула у меня мысль.
Наконец пришел момент объявления победителей. Объявлять, как водится, начали с конца. Два последних места досталось представителям средних учебных заведений (что, в общем, следовало ожидать). Неожиданно сразу за ними следовала команда ВГУ, которую вначале прочили чуть ли не в победители. Следующей стала наша команда «Зелёный камуфляж» (к немалому её огорчению). Зато команда «Экогерои», состоящая из студентов 1 курса, возликовала! Теперь стало ясно, что они, как минимум, призеры! А когда следующей объявили команду «Ареал» из арихитектурно-строительного университета, ликование среди «Экогероев» достигло пика!  
Как и следовало ожидать, нам досталось второе место, а победителями (что тоже было вполне ожидаемым) стали хозяева турнира команда «Эколестех» (не заморачивались ребята явно с названием).  

Выводы по данному мероприятию:

У участников турниров «Природа и мы» и «Что? Где? Когда?» (типа автора этих строк), а также «Турнира трех наук» (где автор имел честь быть членом жюри) предложенный формат интеллектуальной игры вызвал бы явное недоумение. Не скрою, моё первое впечатление было именно таким! Но, тем не менее, у меня появилась надежда, что со временем данный турнир получит развитие и станет настоящей «битвой экологических интеллектуалов».  
6o69edM8XM4.jpg kW_xUC6xIpA.jpg C6dn6fir9ss (1).jpg EtP_nItgczw.jpg  
Фото:

ВоронежВторма - 2021

Теплый, хотя и пасмурный, апрельский день застает нас, студентов — экологов и их неугомонного куратора, на проходной ООО «ВоронежВторма», что находится, как говорят в нашем городе, «на Ваях», в районе, овеянном славой группы «Сектор Газа».
Но нас сюда привлекли не музыкальная история Воронежа, а нечто другое. Вот уже пять лет мы регулярно посещаем вышеуказанное предприятие, отслеживая происходящие изменения в воронежском рынке вторичных ресурсов.
«Воронежвторма» - старейшее предприятие нашего города, занимающееся переработкой вторичного сырья и ведущее свою историю ещё от советского предприятия «Воронежвторресурс».
В прошлом году экскурсия не состоялась ввиду введенных ограничений, связанных с пандемией коронавируса, так что данной экскурсии лично я ждал с особым нетерпением. И вот мы проходим через проходную и оказываемся на территории предприятия.
Первое изменение, бросившееся в глаза — отсутствие могучих «дальномеров» с украинскими номерами, чьё место заняли небольшие но верткие грузовые «ГАЗели». Осмотрев двор, мы проходим в цех переработки полиэтиленовой пленки.
Сразу замечаем целые «Альпы» полиэтиленовой пленки, буквально заполонившие помещение и вздымающиеся до потолка! Такого здесь раньше не было! На мой вопрос, отуда такое количество полиэтилена наш гид отвечает, что в основном (процентов на 30) полиэтилен поступает с приемных пунктов «Стимул», разбросанных по всему городу.
Крупные торговые сети стали поставлять значительно меньше (это касается и полиэтилена, и макулатуры), предпочитая другие предприятия города, где цена повыше. Но появилось много мелких магазинчиков, также сдающих на «Вторма» свои отходы. А в целом, объём принимаемых отходов вырос, и даже штаты предприятия расширились! Похоже, объемы производимых в нашем городе отходов за два года заметно выросли, так что, несмотря на конкуренцию, безработица этой отрасли пока не грозит!
Аналогичную картину (заполненные до потолка помещения) мы застаем и в цехе макулатуры. Здесь, как и в предыдущие годы, нам удается найти несколько интересных книжек, которые мы прихватываем с собой.
В цехе готовой продукции студенты на упускают случая сфотографироваться на фоне огромных тюков прессованной макулатуры, также вплотную уставившие помещение и возвышающиеся да потолка.
На мой вопрос, куда пойдет эта продукция, следует ответ, что раньше 85 % макулатуры закупал киевский картонно-бумажный комбинат, а сейчас основная её масса отправляется на небольшие предприятия Воронежа и Липецка, где производят туалетную бумагу, бумажные полотенца, салфетки и т. д., т. е. товар действительно ходкий и быстро находящий спрос. В соседнем цеху нам представилась возможность наблюдать работу пресса, произведенного ещё в братской ГДР и являющегося ровесником автора этих строк, но служащего до сих пор.  
На открытых площадках мы полюбовались несколькими грудами разноцветном битого стекла. Его скупает какое-то воронежское ИП, а потом направляет оное на стекольные заводы, причем не только в России, но и за границей.
Я задал вопрос гиду, сказалась ли пандемия на рынке вторичного сырья? Оказывается, сказалась. Пожилые люди, являющие главными посетителями пунктов приема, явно снизили активность. Некоторые приемные пункты даже пришлось закрыть, но в ближайшее время они возобновят свою работу.
На том экскурсия заканчивается. Благодарим нашего гида и направляемся к выходу, тем более, что дождь уже начинает накрапывать.

Выводы по экскурсии:

1. Объем производимого в нашем городе вторичного сырья заметно вырос за прошедшие два года, что видно невооруженным глазом даже на примере одного предприятия, занятого его первичной переработкой.
2. Количество предприятий, перерабатывающих и использующих вторичное сырье в Воронеже и ближайших регионах также заметно выросло. В основном, это небольшие предприятия, производящие насущные товары из бумаги и полиэтиленовой пленки.
3. В целом, рынок вторичного сырья в нашем городе интенсивно растет и развивается и в ближайшие годы следует ожидать дальнейшего увеличения как объемов поступающего сюда сырья, так и количества предприятий, занимающихся его утилизацией.eHDO42qLN-4.jpg BOjqM9pL_SY.jpg Vzy64O6JLDM.jpg OR6EfFSc988.jpg p1qM-iTiufc.jpg  

Первоцвет - 2021

Операция «Первоцвет», направленная на предотвращение сбора и продажи весенних раннецветущих растений, является традиционной операцией, проводимой Движением студенческих Дружин охраны природы с 70-х годов прошедшего века. Дружина охраны природы ВГПУ проводит эту операцию с момента своего основания, т. е., с 2013 года.
Этот год, как и многие предыдущие, имеет в этом отношении свои особенности. Снег сошел рано, но в марте ударили морозы, в результате которых пострадали уже тронувшиеся в рост луковицы подснежников (пролески сибирской). В результате появление этих первых весенних растений задержалось по сравнению в предыдущим годом где-то на месяц, да и сам «синий ковер», традиционно покрывающий почву наших дубрав в начале апреля (а то и раньше!) в этом году оказался сильно прореженным.
На южных склонах подснежники появились почти на две недели раньше, чем на водоразделах. А когда и там они полезли массово, то на южных склонах уже началось отцветание. Таким образом, одновременно в лесу цвело не так уж много подснежников, что в определенном смысле оказалось благом, так как нечистые на руку сборщики (в основном, старушки «божьи одуванчики) не успевали поспеть в то или иное место к самому пику цветения.
Тем не менее несколько случаев незаконной торговли подснежниками в городе было обнаружено и пресечено выпускниками и членами Дружины охраны природы ВГПУ, но главное, патрулирование мест их массового произрастания, было впереди. Накануне рейда пришло сообщение о задержанной сотрудниками Росприроднадзора в том месте, куда мы направляемся, бабуське, насобиравшей 8 (!!!!) килограммов подснежников. Просто подивишься подобному «трудолюбию»! Это известие заставляет нас быть начеку!
В назначенное время студенты, выпускники, общественные экологические инспектора из других организаций собираются на остановке «Институт лесной генетики», ставшей за много лет традиционным местом проведения операции «Первоцвет».
Студенты разбирают листовки, призывающие не собирать и не покупать весенние первоцветы, и приступают в работе. К нам присоединяется инспектор Росприроднадзора и съемочная группа телеканала «Россия».
Раздача листовок идет быстро, хотя далеко не все граждане берут их охотно. Вероятно, ещё сказывается царящая в мире пандемия коронавируса. Впрочем, несколько студенток пошустрей справляются с раздачей довольно быстро и присоединяются к оперативной группе, направляющейся вглубь лесопарка.
Мы проходим по центральной аллее мимо изрядно поредевшего в результате прошлогодней засухи строя канадских елей. Замечаем несколько сорванных и брошенных посреди тропы подснежников. Это заставляет нас быть внимательными.
Впрочем, в лесу нам никто не встретился и лишь на выходе мы замечаем две фигуры, склонившиеся в подозрительных позах. Рядом прямо на тропе лежат два велосипеда. Ускоряем шаг, но тревога оказывается ложной! Молодая красивая мама с малолетней дочерью действительно заинтересовались подснежниками, но ограничились фотосессией, не сорвав ни одного цветка. Вот бы все так!
Чуть дальше мы все-таки замечаем аналогичную пару, рвущую подснежники. Проводим разъяснительную беседу (не в стиле Шурика из «Операции «Ы»»!!!). Обе дамы краснеют и клятвенно заверяют нас, что, типа, мы в последний раз и мы больше никогда… Дай-то Бог!
Несколько листовок дружинники забирают собой, чтобы раздать их по кафе и киоскам Центрального парка. Мы ещё, обеспокоенные последней встречей с нарушителями, на некоторое время задерживаемся в лесу, когда на мой смартфон уже пришли сообщения с фото листовок, выставленных в витринах.

Итоги акции:

Особенности весны этого года вызвали неравномерное прорастание подснежников в лесах, что существенно ограничило возможности их массового сбора. Это позволяет надеяться, что ущерб от него в этом году будет минимальным. w8n3nOt-iHg.jpg 5bcYmgcTjYw.jpg 3UdCwSFXdz8.jpg LQisyVAv4Eg.jpg
 

Благовещенье без жертв - 2021

Праздник Благовещенья экологи всегда ждут с немалым опасением и тревогой. Обычай выпускать на волю птиц в этот день обернулся, как водится, их массовым отловом накануне с  последующим содержанием в условиях, весьма далеких от идеала! Масса птиц гибнет от голода и травм! Поэтому этот праздник давно уже стал головной болью у Росприроднадзора, Департамента природных ресурсов и экологии, Россельхознадзора, полиции и массы эковолонтеров и зоозащитников.
В этом году решили навалиться всем миром! Накануне праздника волонтеры Дружины охраны природы ВГПУ распространяли брошюры соответствующего содержания в жилых домах возле храмов, часть брошюр была передана в социальный отдел Воронежской епархии, где их обещали распространить по храмам Воронежа.  
7 апреля в 9.00 возле Благовещенского собора собирается группа волонтеров. Прибывают члены Дружины охраны природы ВГПУ, АНО «Наша природа», АНО «Усманка», другие общественные экоинспектора. К нам присоединяется группа московских зоозащитников, специально прибывших на эту акцию.
Возле главного кафедрального собора нам делать оказывается нечего. Мы видим лишь пару клеток с голубями. А ведь ещё пару лет назад весь тротуар у входа в Первомайский сад был заставлен клетками с певчими птицами! Так что прогресс, как говорится, налицо!
Решаем сразу отправиться к Покровскому собору, где всегда проходила основная торговля птицами. По прибытии туда застаем следующую картину: местный участковый обходит уже начавшие разворачиваться лотки, заставляя прекратить торговлю. В основном это были клетки с голубями, но мы замечаем и несколько маленьких клеток, явно предназначенных для мелких птиц. Но … где же сами птицы?
Замечаем с краю площади какого-то благообразного дедулю, подозрительно быстро что-то запихивающего в большую матерчатую сумку. Подхожу и прошу открыть сумку. Увидев моё удостоверение общественного инспектора Росприроднадзора, дедуля неохотно подчиняется. В сумке оказывается клетка с сиротливо сидящим там одиноким щеглом с явно поломанным крылом. Мы бережно достаем оттуда раненую птицу и передаем её Елене Шерстяных, нашей отважной зоозащитнице и главному организатору данной операции, которая прячет щегла в специально приготовленный мешочек. Щегол будет отправлен в реабилитационный центр АНО "Наша природа", где его попытаются выходить.
Дедуля пытается спорить, и тут наши московские соратники допускают ошибку, вступая с ним в идеологическую дискуссию. За дедулю вступается его бабка, грозя пожаловаться «самому Путину», подать в суд, и что муж её - «профессор орнитологии» (!!!) и т. д. и т. п. Интенсивность спора увеличивается по спирали, обе стороны не жалеют голосовых связок, и дискуссия останавливается лишь решительным вмешательством сотрудника полиции.
Далее мы решаем разделиться. Часть (местные волонтеры, включая автора этих строк) направляется на полицейской «ГАЗели» к храму Успения Пресвятой Богородицы, москвичи (они были на своих машинах) — к храмам Ксении Петербургской и Всех Святых. Именно возле этих храмов, по опыту предыдущих лет, наблюдалась наиболее интенсивная торговля птицами.  
Возле храма Успения Пресвятой Богородицы автору пришлось побыть в роли «подсадной утки», совершив под телекамерами (кстати, на протяжении всего рейда нас сопровождало телевидение) т. н. «контрольную закупку». Купив маленького (и весьма ослабевшего) чижика, я тут же передал его уже упоминаемой здесь Лене Шерстяных, а продавца полиция тут же поволокла «под белы руки» к нашей ГАЗели.  
Пока шло составление протокола и изъятие несчастных птиц (многие из которые были явно ослаблены, помяты, имели ссадины), волонтеры осмотрели машину браконьера и приволокли в полицейскую ГАЗель ещё одну клетку со щеглами. В общей сложности были задержаны два браконьера, и ещё одна парочка успела скрыться.
К сожалению, мне надо было идти на занятия, и в дальнейшем я в рейде участия не принимал. Уже отходя от храма, я услышал разговор двух прохожих. «Хотел сегодня в честь праздника птичку выпустить, пришел, а тут ничего нет!» - сетовал один. О дальнейшем ходе рейда я узнавал уже из социальных сетей.  
У Покровского собора «бодание» волонтеров с браконьерами (при эпизодическом участии полиции) продолжалось до темна. Начавшийся дождь несколько остудил кипевшие страсти. При волонтерах браконьеры не решались продавать свой живой товар и сидели, запершись в машинах. Волонтеры стояли под дождем, периодически сменяя друг друга. В итоге удалось конфисковать «товар» ещё у двоих браконьеров, один, вероятно, отчаявшись, выпустил свой товар сам, двое сбежали, так и не начав торговать.
Из других храмов поступали следующие сообщения:
Храм Ксении Петербургской. С утра там вроде торговля начала разворачиваться, но служители храма сами вызвали полицию, торговля прекратилась и больше уже не возобновлялась. Кстати, только в этом храме бесплатно распространялись переданные нами накануне в социальный отдел епархии брошюры, направленные против отлова птиц на Благовещенье. До других храмов они, похоже, так и не дошли.
Возле храма Всех Святых торговля была пресечена силами волонтеров в районе одиннадцати утра. Было конфисковано около полусотни птиц, весьма помятых и истощенных.
Возле других храмов Воронежа торговля птицами в тот день не наблюдалась. Не была она зафиксирована и в других районах области (в Латной, Лисках, Калаче, Новой Усмани, Россоши, некоторых районах соседних Курской, Липецкой и Волгоградской областей).
Всего по итогам рейда было конфисковано и отправлено в реабилитационный центр 133 птицы, из которых около трети были в весьма тяжелом состоянии, а половина лишена части перьевого покрова. Птичьих трупов было найдено всего два. Это, конечно, заметно меньше, чем два года назад: 46 трупов и 131 птица в тяжелом состоянии.

Выводы по акции:

1. Объемы незаконной торговли певчими птицами на Благовещенье за последние два года заметно сократились. Снизилась и распространенность торговли, которая по итогам дня оказалась локализованной в одном месте у Покровского собора. Все это явилось результатом упорной борьбы НКО «Природа», сумевшей привлечь к ней другие общественные экологические организации, государственные природоохранные органы, полицию. Впервые за это время в активную борьбу с незаконной торговлей певчими птицами включилась Воронежская епархия. Несмотря на некоторую несогласованность действий общие усилия имели успех!  
2. Опыт борьбы показывает, что эковолонтеров в Воронеже начинают побаиваться и уважать. По крайней мере, вид «красной корочки» общественного инспектора Росприроднадзора на нарушителей производит впечатление.90zpKDCim34.jpg AoKx82M_2AI.jpg P9vtRZa_jIY.jpg uuz5OAq6v7c.jpg

Весна - 2021 на ЕГФ

Сейчас поймал себя на мысли о том, что хочу начать эту статью пафосными словами: «И вот наступил, долгожданный праздник студенческой «Весны»!», а потом поймал себя на мысли о том, что в этом году этот праздник действительно долгожданный ввиду того, что в прошлом году он был пропущен из-за пандемии коронавируса, да и в этом году проведение его стояло под вопросом.  
Были у меня и опасения другого рода. Мне казалось, что образовавшийся разрыв неизбежно прервет традиции студенческих концертов и вызовет к жизни нежелательные тенденции, с которыми долго боролись. Но обо всем по порядку!
Я намеренно не буду описывать набившие оскомину меры против распространения пандемии, которыми в этом году сопровождаются все подобные мероприятия, а перейду сразу к концерту.
Где-то за двадцать минут до начала концерта я захожу в актовый зал, где царит приятная предконцертная суета, отвечая на приветствия студентов и выпускников. Многие из последних доказали свою преданность факультету, участвуя в этих концертах через ряд лет после окончания, будучи уже магистрами и аспирантами других факультетов и вузов.  
Концерт начинается с гимна студенческой «Весны», после которого на сцену выходит Павел Богословский, мой бывший студент эколог, а ныне популярный журналист и телеведущий, уже бравший у автора этих строк интервью на какую-то (сейчас уже точно не помню на какую) экологическую тему.
После открытия концерт начался, что называется, без раскачки. Сцена заполнилась дымом, сквозь который с трудом можно было различить танцующие под грохочущую в стиле “Ramstein” музыку фигуры. Зажигательный танец, от которого веяло некой воинственностью прервался (так же внезапно, как и начался) голосом «Граждане! Воздушная тревога! Воздушная тревога!». Не скрою моим первым ощущением, пронесшимся в том момент в голове было «Что это было?»
Следом за первым номером стала ясна основная идея концерта. На этот раз был применен сквозной конферанс в виде спектакля, сюжет которого был следующим. После мировой катастрофы остатки выжившего человечества укрылись в нескольких бункерах. Одному из людей надоела такая жизнь, и он отправляется в опасное путешествие по «Пустоши», в надежде найти других выживших. Друзья его сперва отговаривают, а затем отправляются на его поиски, когда проходят сроки его предполагаемого возвращения. В пути их, естественно, поджидают многочисленные опасности. Такая схема концерта сразу настроила меня на скептический лад. Я чуть позже объясню, почему.
Сразу обратили на себя внимание многочисленные декорации, оперативно выставляемые и задвигаемые обратно. Изготовление таких декораций явно потребовало немало труда.
Затем последовали другие номера (песни и танцы), исполняемые на весьма высоком уровне. Видно, что студенты репетировали, не щадя своих сил и времени! Но…., честно говоря, я запомнил только один танец, исполняемый в самурайской манере. И куда — то делся понравившийся нам в предыдущие годы «Хор мальчиков — зайчиков и девочек — припевочек», исполнявший актуальные по тематике песни на тему студенческой жизни, «общаге», стипендии, сессии и всего прочего, что нам казалось таким важным и родным…
Все это было заменено красивыми (я бы даже сказал, великолепными) танцами, хорошо исполняемыми песнями, но …. куда делась студенческая жизнь, преподаватели, экзамены и прочие актуальные проблемы. Даже злободневные мировые и городские темы прозвучали … всего два раза! Первый раз была упомянута пандемия коронавируса, второй — уже полгода перекрытый виадук у «Работницы». И всё!!!!
Отсутствие характерных для студенческого концерта острых и злободневных тем не компенсировалось мастерски поставленными танцами, прекрасно исполняемыми песнями, ни даже титрами с фамилиями участников (ещё одно нововведение!) и тем же сквозным конферансом, который, на мой взгляд, был также излишне растянут.

Общие выводы по концерту:

1. С точки зрение исполнительского мастерства, актерской игры, срепетированности и срежиссированности «Весна — 2021» ЕГФ была, пожалуй, одной из лучших за последние пять, как минимум, лет. Видно, что на подготовку концерта (включая декорации) было затрачено много времени и труда.
2. Отсутствие острых студенческих, городских, мировых, политических проблем, которые студенческий концерт как жанр просто обязан поднимать, подражание профессиональным эстрадно-театральным стандартам существенно снизило уровень концерта, по сути отбросив его к 2013 году, когда автор на страницах этого блога впервые обратился к тематике студенческой самодеятельности. В этом плане худшие опасения автора подтвердились.
Остается лишь надеяться, что такой «откат назад» в плане тематики студенческих концертов на ЕГФ — явление временное, возможно вызванное (хотя я сам до конца не пойму, каким образом) той же пандемией коронавируса, уже сказавшейся негативно на многих сторонах общественной жизни.momNMBjlRaM.jpg rtJ-om84Z3Y.jpg syllhbVW7dc.jpg UCOQKiSw_d0.jpg WBU_pTdYCYY.jpg  
 
Страницы: 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | ... | 19 | След.




© 2003-2024 Союз охраны птиц России
Создание сайта - Infoday Media