Поиск по сайту
Авторизация
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?

Вступи в Союз
  
Пухляк - птица 2017 года
   
BG.jpg

  Систематическая галерея
 
  baner_Sturman.gif

agrol.jpg
 Экогид1.jpg  

 


Итоги мониторинга зимней численности птиц в сезоны с 1989-90 по 2014-15 г. Республика Чувашия, Присурье

Республика Чувашия, Присурье.
Е.С. Преображенская, (ИПЭЭ им. А.Н. Северцова РАН)
voop21@rambler.ru
О.В. Глушенков (ГПЗ «Присурский») totem-ardea63@yandex.ru


Мониторинг зимнего населения птиц проводится в Присурье, на территории республики Чувашия, начиная с сезона 1989-1990 годов. Регулярные учеты зимующих птиц проходили в рамках программы "Parus"  Мензбировского орнитологического общества РАН, трансформировавшейся в последнее десятилетие в массовую кампанию «Евроазиатский Рождественский учет» под эгидой Союза охраны птиц России. Учеты птиц в рамках кампании проводятся маршрутным методом, раздельно по типам местообитаний. Значительная часть учетов ведется на постоянных модельных участках, около половины которых расположены в заповедниках и национальных парках. Всего ежегодно обследуется 25- 30 территорий. В учетах участвуют как профессиональные орнитологи, так и волонтеры-любители, которые  в целом по всем обследуемым территориям в последние сезоны проходят с учетом  около 2,5 тыс. км. Данные учетов ежегодно публикуются в виде сборников (см. например «Результаты…», вып. 28, 2014; вып. 29, 2015), а также накапливаются и хранятся в банке данных  лаборатории зоологического мониторинга Института систематики и экологии животных СО РАН. Материалы программы позволяют отследить основные тенденции многолетней динамики численности массовых видов птиц, зимующих на территории Восточно-Европейской равнины и Урала (Преображенская, 2007, 2009, 2012).

За 25-летний период с зимы 1989-90 по зиму 2014-2015 годов учеты в Чувашском Присурье проведены в 20 зимних сезонах. В течение всего периода исследований птиц учитывали одним и тем же маршрутным методом, по схеме, разработанной Ю.С. Равкиным с коллегами (Равкин, 1967; Равкин, Ливанов, 2008). В рамках этого метода учеты ведутся раздельно по типам местообитаний, на постоянных или разовых маршрутах. Во время учета регистрируются все встреченные птицы, обнаруженные как по виду, так и по голосу. «Норма учета» в каждом местообитании за зиму составляет 20 км. Данные пересчитываются на площадь с помощью коэффициентов, зависящих от дальности обнаружения птиц.

Первые десять лет  - с 1989-90 по 1998-1999 годы - учеты птиц в Присурье проводились О.В. Глушенковым  в окрестностях с. Кабаново и Большие Алгаши (рис. 1). Птиц учитывали на постоянных маршрутах длиной 4-5 км, которые были заложены в трех основных типах лесных местообитаний: сосново-еловых лесах, смешанных лесах из хвойных и лиственных пород деревьев и осиново-березовых лесах. Маршруты проходили за зиму несколько раз; в учетах участвовали ученики школы п. Кабаново. Описание маршрутов и результаты учетов приведены в статье в Научных трудах ГПЗ «Присурский, а также в книге О.В. Глушенкова, посвященной итогам его 30-летних исследований птиц Чувашии (Глушенков, 2001, 2014). В зимы с 2000-2001 по 2004-2005 годов (4 учетных сезона), и 2009-10 года  работы проводились на территории Присурского заповедника. Учеты проводили в основном школьники и студенты из биологического кружка «ВООП» при Дарвиновском музее г. Москвы; срок обследования приходился на январь – период школьных или студенческих зимних каникул. В сезон 2009-10 года учеты проведены А.В. Матевеевым (2011). Кроме хвойно-лиственных и сосновых лесов птиц учитывали в поселке Атрать и на полях и лугах с перелесками в его окрестностях. С 2007-08 по 2010-11 годы учеты зимующих птиц проводил на территории национального парка «Чаваш Вармане» АВ. Яковлев. Он обследовал в основном сосновые и мелколиственные леса; часть сезонов учетами были охвачены также дубравы. В сезон 2014-2015 годов учеты птиц были повторены на территории Присурского заповедника и его окрестностей группой орнитологов из Москвы – в тех же местообитаниях, что и в первой половине 2000-х.  Всего за весь период мониторинга с учетами зимующих птиц в Присурье пройдено 1455 км, из них 233 км – по лугам, полям и деревням, остальное – по лесам. База данных включает информацию о 67 пробах населения птиц (под пробой, или вариантом, понимали характеристику птичьего населения одного биотопа за один сезон). 55 проб характеризуют лесные местообитания, остальное – луга, поля-залежи и поселок.

В течение 4 сезонов в смешанных лесах Присурского заповедника разными учетчиками маршрутные учеты проводились также в период предзимья – в ноябре  (1998, 2004, 2006 и 2013 г.). За сезон проходили с учетами от 14 до 58 км; всего пройдено 92 км. При оценке численности и распределения зимующих видов эти данные использованы как дополнительные.

За весь период мониторинга в Присурье отмечено 44 вида птиц. Ниже приводится аннотированный список видов; рассмотрен уровень численности, распределение по территориям учета и биотопам и изменения обилия по годам. Использованы два показателя обилия вида: встречаемость, которую понимали как число проб (вариантов) населения птиц, в которых вид отмечен, и его долю от всех проб, и плотность – число особей на 1 кв. км. Для обозначения плотности вида использовали балльную шкалу А.П. Кузякина, которую немного упростили: многочисленные виды – десятки и сотни особей на 1 кв.км; обычные – единицы особей; редкие – десятые доли и менее.

001.jpg
Рис. 1. Размещение модельных участков зимних учетов птиц в Присурье.
1 – Шумерлинский р-н; 2 – Присурский заповедник; 3 – национальный парк «Чаваш Вармане».


Обилие видов и его многолетняя динамика

Тетеревятник. По данным учетов зимой в Присурье редок. Отмечен в двух пробах лесного населения птиц из 55: в одной пробе в Шумерлинском районе, в 1997 году, и однажды – в национальном парке «Чаваш Вармане», в 2008 г. То есть, одна встреча приходилась примерно на 500 км маршрутов, а обилие составило в среднем около 1 особи на 100 кв. км. Есть вероятность, что в населенных пунктах более обычен. Так, зимой 2015 г. отмечен в учетах в поселке Атрать. По данным сотрудников заповедника встречался там регулярно. По-видимому, численность выше и в период предзимья. По данным ноябрьских учетов в лесах Присурского заповедника отмечен в двух учетных пробах из четырех; среднее обилие составило 0,1 особи на 1 кв. км.

Перепелятник. Обилие заметно отличалось в разные периоды учетов. В 1990-е годы в Шумерлинском районе перепелятники встречались регулярно. Они отмечены примерно в трети всех проб населения птиц, а плотность населения в хвойных и смешанных лесах в среднем по годам составила около 3 особей на 10 кв. км (в лиственных лесах не встречались). В более поздних учетах редки: в Присурском заповеднике отмечены в одной лесной пробе населения птиц из 13 и в одной из 5 в поселке. В национальном парке «Чаваш Вармане» в учетах не зарегистрированы. В ноябрьских учетах, в отличие от тетеревятника не отмечен.

Зимняк. Встречается изредка. Зимой отмечен в 5 пробах населения птиц из 67: дважды в Шумерлинском районе, один раз в Присурском заповеднике и трижды – в н.п. «Чаваш Вармане». В ноябре, в лесных учетах в Присурском заповеднике, зарегистрирован в 1 пробе из 4.

Тетерев. В разные периоды учетов обилие заметно различалось. В 1990-е годы в Шумерлинском районе тетерева отмечены в 8 пробах лесного населения птиц из 30. Они держались в смешанных и лиственных лесах, где обилие в среднем по годам составило 2 особи на 1 кв. км (в еловых с сосной лесах не отмечены). В учетах 2000-х годов редки; в лесах Присурского заповедника отмечены в трех пробах населения птиц из 24 (считая и ноябрьские учеты), в «Чаваш Вармане» - в трех пробах из 12. Среднее обилие составляло 0,3-1 особь на 1 кв. км. В полях, лугах и залежах окрестностей Присурского заповедника тетерева не отмечались в 2001-2005 годах и встречены только в сезон 2014-2015 г. В этот период они вошли в число массовых видов птиц открытых биотопов; в окрестностях с. Атрать держалось несколько стай численностью до 50 особей.

Глухарь. Обилие на разных участках наблюдений и в разные периоды различно; максимальные показатели отмечены в Присурском заповеднике. В Шумерлинском районе и в Присурском заповеднике глухари встречались примерно в трети всех проб лесного населения птиц. В хвойных и смешанных лесах первого участка среднее по годам обилие составило около 0,4 особи на 1 кв. км (в лиственных лесах не отмечены). В заповеднике в сосняках зимой в среднем по годам на 1 кв. км приходилось 2 глухаря, в хвойно-лиственных лесах – около 0,1. В ноябре же среднее обилие в хвойно-лиственных лесах составило 2 особи на 1 кв. км. В национальном парке «Чаваш Вармане» по данным учетов глухари редки. Вид отмечен лишь в 1 пробе лесного населения птиц из 12, а средняя плотность в сосняках составила менее 0,1 особи на 1 кв. км.

Рябчик. На всех участках учетов довольно обычен, отмечался везде примерно в трети проб птичьего населения. По показателям плотности между разными территориями есть отличия. В Шумерлинском районе в смешанных лесах в среднем за 10 лет на 1 кв. км приходилась 1 особь, в ельниках с сосной и лиственных лесах рябчики были редки (0, 1 особи на 1 кв. км и менее). В Присурском заповеднике и в сосновых, и в хвойно-лиственных лесах зимой в среднем по годам на 1 кв. км приходилось 0,5-0,6 особи, в ноябре – 4,5 особи. Больше всего рябчиков учтено в национальном парке «Чаваш Вармане»; здесь и в сосняках, и в лиственных лесах на 1 кв. км зимой в среднем по годам приходилось около 2 особей.

Серая куропатка. Серая куропатка – обитатель открытых биотопов; поскольку объем данных учетов в ее местообитаниях невелик, судить об обилии трудно. Учеты в полях, лугах и залежах велись лишь в окрестностях Присурского заповедника, вблизи пос. Атрать. Здесь вид зарегистрирован в одной пробе населения птиц из 7, в лугах-перелесках поймы Суры, в 2005 г.

Сизый голубь. Синантропный вид; отмечен только в учетах в пос. Атрать, где в среднем за 5 сезонов учета на 1 кв. км приходилось 18 особей.

Серая неясыть. Как и другие виды сов, из-за особенностей образа жизни нуждается в специальных методах учета. Во время маршрутных учетов регистрируется изредка, и данные не позволяют адекватно оценить обилие. Серая неясыть довольно часто отмечалась в учетах в Шумерлинском районе, где она зарегистрирована в 8 из 30 проб лесного населения птиц. В 2000-х годах, на двух других территориях мониторинга в учетах не встречалась.

Длиннохвостая неясыть. В отличие от серой неясыти, длиннохвостая неясыть отмечена на всех трех территориях учета; в среднем в лесах встречается примерно в одной пробе населения птиц из 8. В Шумерлинском районе встречена в 4-х пробах населения птиц из 30, в Присурском заповеднике – в 2 из 13, в н.п. «Чаваш Вармане» - в 2 из 12.

Зелёный дятел. Обилие и встречаемость в разные периоды учетов различны. В Шумерлинском районе в 1990-е годы зеленый дятел встречался примерно в четверти всех проб населения птиц. Его отмечали в еловых лесах  с сосной (обилие в среднем за 10 лет 0,3 особи на 1 кв. км) и в смешанных лесах (1,3 особи). Все встречи пришлись на середину 1990-х: с 1993 по 1997 год зеленый дятел встречался в учетах ежегодно. В начале периода учетов – с 1990 по 1992 год, и в конце 1990-х в учетах не отмечен. В 2000-х годах в зимних учетах зеленые дятлы были редки. В Присурском заповеднике зарегистрированы в двух пробах населения птиц лесов и открытых биотопов с перелесками из 20, и в одной из 5 проб поселка; в «Чаваш Вармане» не отмечены. В то же время, в ноябрьских учетах в Присурском заповеднике зеленый дятел отмечен в 2 пробах населения птиц из 4; средняя плотность в ноябре составила 0,2 особи на 1 кв. км.

Седой дятел. В лесных местообитаниях редок; за весь период учетов отмечен в 7 пробах населения птиц из 55 (3 раза – в Шумерлинском районе, дважды – в Присурском заповеднике и трижды – в н.п. «Чаваш Вармане»). Регулярно встречался в поселке Атрать, где зарегистрирован в трех пробах птичьего населения из пяти. Обилие в хвойных и смешанных лесах Шумерлинского района в среднем за 10 лет составило около 0, 2 особи на 1 кв. км, в «Чаваш Вармане» - 0,1 в сосняках и 0,25 в дубравах. В мелколиственных лесах не отмечен. В поселке в среднем по годам обилие равнялось 0,8 особи на 1 кв. км. По-видимому, в Присурье, как и во многих местах на юге лесной зоны, седые дятлы в зимнее время тяготеют к сельских населенным пунктам. В то же время, в период предзимья в лесах Присурья встречался регулярно: отмечен в 3 пробах населения птиц из 4, среднее обилие составило 0,7 особи на 1 кв. км.

Желна. Обычный вид; за два десятилетия мониторинга отмечен примерно в половине всех проб лесного населения птиц. Судя по встречаемости можно предположить, что обилие черных дятлов в 2000-х годах по сравнению с 1990-ми немного увеличилось. Так, в Шумерлинском районе в 1990-99 годы они отмечены в 10 пробах птичьего населения из 20 (т.е. в трети всех проб), в 2001-2015 годах в Присурском заповеднике и национальном парке «Чаваш Вармане» - в 14 пробах из 25-х (более чем в половине). Изменений в плотности населения при этом не прослеживается; в среднем по лесам она составляет зимой 0,5 – 0,2 особи на 1 кв. км. В ноябре же в среднем по годам плотность выше – около 1 особи на 1 кв. км.

Большой пёстрый дятел. Большой пестрый дятел входит в число самых многочисленных видов зимующих птиц Присурья. Отмечается практически во всех пробах лесного населения птиц (из 55 проб его нет только в трех), нередко встречается и в перелесках среди лугов и полей, и в населенных пунктах. По данным многолетних зимних учетов, на большинстве модельных территорий показатели обилия больших пестрых дятлов в сосновых лесах в среднем по годам оказываются выше, чем в лесах с преобладанием ели. В Присурье картина на первый взгляд иная. Так, в 1990-99 годах в Шумерлинском районе на 1 кв. км еловых лесов с сосной в среднем по годам приходилось 39 больших пестрых дятлов, в смешанных лесах -19. В 2001-2015 годах, в Присурском заповеднике и национальном парке «Чаваш Вармане» в сосновых лесах насчитывали в среднем 15 особей, в хвойно-лиственных – 6, в дубравах - 2. В ноябрьских учетах в смешанных лесах Присурского заповедника в среднем за 4 сезона отмечено 10 дятлов на 1 кв. км. Однако велика вероятность того, что дело не только в биотопических предпочтениях вида, но и в мн
оголетних тенденциях динамики его численности (рис. 2). Снижение зимней плотности больших пестрых дятлов в 2000-х годах по сравнению с 1980-ми и 1990-ми отмечено в многолетних исследованиях в Костромской области. Возможно, такая же тенденция имеет место и в Присурье.

002.png
Рис. 2. Показатели обилия большого пестрого дятла в Присурье в разные зимние сезоны.


Белоспинный дятел. Обычен; за весь период учетов отмечен примерно в 40% проб лесного населения птиц. В полях и лугах с перелесками зарегистрирован в двух пробах из семи, в поселке – в двух из пяти. Заметных различий обилия на разных территориях и в разные периоды наблюдений нет. В среднем по лесным местообитаниям плотность везде составляет 0,7-0,8 особей на 1 кв. км. Сравнительно высокие показатели обилия отмечены в смешанных лесах Шумерлинского района (в среднем за 10 лет 1,7 особи на 1 кв. км) и в дубравах национального парка «Чаваш Вармане» (3, 5 особи в среднем за 2 сезона учетов). В хвойных лесах белоспинных дятлов  немного (в еловых 0,5, в сосновых 0,1 особи на 1 кв. км в среднем по годам), в мелколиственных и хвойно-лиственных -  немного больше (в среднем 0,7 особи на 1 кв. км зимой, 0,8 – в ноябре).

Малый пёстрый дятел.  Обычен; в среднем за весь период учетов отмечен примерно в трети проб лесного населения птиц. В разные периоды наблюдений обилие заметно отличалось (рис. 3). В 1990-х годах встречался в учетах ежегодно, в среднем по лесам на 1 кв. км приходилось около 0,5 – 1 особи. В первое десятилетие двухтысячных малый пестрый дятел практически исчезает из учетов; с 2001 до 2008 года за 6 сезонов учетов зарегистрирован только в одной пробе населения птиц. Начиная с 2009 года его вновь стали встречать ежегодно, а обилие восстановилось на прежнем уровне. Показатели обилия малого пестрого дятла в разных лесных местообитаниях в среднем по годам различаются незначительно; если исключить годы депрессии, на 1 кв. км в хвойных и смешанных лесах приходилась 0,7-1 особь, в лиственных – 0,4-0,5. В ноябре в смешанных лесах Присурского заповедника на 1 кв. км приходилась в среднем 1 особь.  В поселках обилие в среднем по годам составило 0,2 особи на 1 кв. км.

003.png
Рис.3. Обилие малого пестрого дятла в разные зимние сезоны (в среднем по лесным метообитаниям)
 
Трёхпалый дятел. Редок; за период наблюдений отмечен в 6 пробах лесного населения птиц из 55: трижды в Шумерлинском районе, дважды – в Присурском заповеднике и один раз в национальном парке Чаваш Вармане. Все встречи – в хвойных и смешанных лесах. В среднем по хвойным и смешанным лесам обилие составило и в 1990-х, и в 2000-х годах 0,2 – 0,3 особи на 1 кв. км

Серый сорокопут. В зимнее время держится в основном по полям и лугам с перелесками, опушкам и окраинам населенных пунктов. Отмечен в одной из 7 проб населения птиц полей, залежей и лугов с перелесками в окрестностях с. Атрать, в 2005 г.

Сойка. Обычна; за весь период учетов отмечена в лесах более чем в 2/3 всех проб птичьего населения, в поселках – в 4 пробах из 5. В 1990-х годах, в Шумерлинском районе, в среднем по лесным местообитаниям обилие соек было немного выше, чем в 2000-х в Присурском заповеднике и национальном парке «Чаваш Вармане» (рис. 4).  В Шумерлинском районе в еловых лесах с сосной в среднем за 10 лет на 1 кв. км приходилось около 3 особей, в смешанных – около 5, а в мелколиственных – 0,3. В 2000-х годах на 1 кв. км  в сосняках насчитывалось в среднем по годам 2-3 особи, в хвойно-лиственных и лиственных лесах – 1-2. В ноябрьских учетах в Присурском заповеднике обилие соек оказалось в 2-3 раза выше зимнего – в среднем около 6 особей на 1 кв. км.

004.png

Рис. 4. Обилие сойки в разные зимние сезоны (в среднем по лесным метообитаниям)

Сорока. Один из массовых видов-синантропов в сельских населенных пунктах лесной зоны. В поселке Атрать в среднем за 5 сезонов учета на 1 кв. км приходилось 23 сороки. В лугах, полях и залежах сороки отмечены в 6 пробах из 7; среднее обилие составило 0,4 особи на 1 кв. км. В лесных местообитаниях сороки встречаются в основном по опушкам, вблизи населенных пунктов. В Шумерлинском районе в 1990-е годы они отмечены в трети всех проб лесного населения птиц. В двухтысячные годы сорок в лесных местообитаниях отмечали значительно реже: в Присурском заповеднике они зарегистрированы в трех пробах лесного населения птиц из 13, в национальном парке «Чаваш Вармане» - в 1 пробе из 12.

Кедровка. По данным зимних учетов в Присурье кедровка редка. В 1990-е годы в Шумерлинском районе она не встречена ни разу. В 2001-2005 годах в Присурском заповеднике зарегистрирована в одной пробе лесного населения птиц из 9, в 2007-2011 годах в национальном парке «Чаваш Вармане» - в 4 пробах из 12, в 2010-2015 годах в Присурском заповеднике – в одной пробе из 5.Это позволяет предполагать, что численность ее в последнее десятилетие немного увеличилась.

Серая ворона. Массовый синантропный вид, предпочитающий более крупные по сравнению с сорокой населенные пункты. В поселке Атрать в среднем за 5 сезонов на 1 кв. км учтено 14 особей. Вне населенных пунктов в учетах отмечаются в основном пролетающие птицы. В полях, лугах и залежах вороны отмечены в 6 пробах населения птиц из 7; среднее обилие составляло 0,1-0,2 особи на 1 кв. км. В лесах отмечены в 9 пробах птичьего населения из 55, обилие в среднем меньше 0,1 особи на 1 кв. км. Ноябрьское обилие в лесах заметно выше зимнего – в среднем за 4 сезона 0,7 особи на 1 кв. км.

Ворон. По встречаемости ворон – одна из обычных в зимнее время птиц. Благодаря тому, что вороны очень много летают, а голос их слышен за несколько сотен метров, они отмечаются в учетах повсеместно.  В лесах вороны отмечены более чем в 80% всех проб населения птиц, в нелесных местообитаниях – во всех пробах.  Но плотность их населения невелика. В среднем за весь период учетов на 1 кв. км в лесах приходилось 0,3 особи, в полях, лугах и залежах с перелесками – 0,7, и только в поселке – 3 особи. В разные периоды учетов обилие существенно не отличалось. В среднем за первые 5 лет учетов – 1990-1994 – на 1 кв. км в лесах пришлось 0,2 ворона, в последующие периоды – 0,4-0,5. В ноябре обилие в лесах Присурского заповедника в среднем за 4 сезона учетов составило 0,3 особи на 1 кв. км.

Свиристель. В зимнее время свиристелей чаще всего можно встретить в населенных пунктах, где они кормятся сочными плодами деревьев и кустарников. В зимних учетах в Присурье они встречались редко. В поселке отмечены в одной пробе населения птиц из 5, в 2001 году. В этот период были многочисленны – на 1 кв. км учтено 52 особи. В лесных биотопах свиристели отмечены в 5 пробах из 55 – дважды в 1990-е годы и трижды в 2000-е. В Шумерлинском районе показатели их обилия были довольно высокими в смешанных лесах в 1992-93 и 1993-94 годах (8 и 33 особи на 1 кв. км). В Присурском заповеднике отмечены в лесу в 2001 году: в тот же год, когда свиристели были многочисленны в поселке, в хвойно-лиственных лесах учтено 4 особи на 1 кв. км. Второй раз они зарегистрированы в 2010 году (около 0,2 особи на 1 кв. км в среднем по лесам). В национальном парке «чаваш Вармане» отмечены в одной пробе лесного населения птиц из 12, в 2008 году в сосняках. Обилие составило 0,3 особи на 1 кв. км.

Желтоголовый королёк. Один из доминирующих по численности видов зимнего населения птиц хвойных и смешанных лесов. Обычно корольки предпочитают древостои с преобладанием ели, но зимой охотно держатся также и в сосняках. Среди видов, входящих в зимние синичьи стаи, корольки входят в число наиболее склонных к кочевкам. Их зимняя численность очень сильно колеблется по годам, как на отдельных территориях мониторинга, так и, по-видимому, в ареале в целом.  В Присурье с 1990 по 2015 год в среднем плотность корольков в еловых лесах с сосной составила 18 особей на 1 кв. км, в сосняках – 22 особи (табл. 1). От начала 1990-х до середины первого десятилетия 2000-х для показателей обилия королька в хвойных лесах Присурья был характерен небольшой рост (рис. 5). Исключение составил зимний сезон 1993-94 годов с чрезвычайно сильными морозами, когда корольков в учетах встречено не было. В конце нулевых рост численности сменился снижением; минимальное значение обилия отмечено в сезон 2010-11 года, после летней засухи, когда депрессия численности видов синичьих стай отмечена по всей Восточно-Европейской равнине (Преображенская, 2011). Учеты в январе 2015 года, после трехлетнего перерыва, позволяют предполагать, что численность королька восстановилась. Учеты в ноябре в лесах Присурского заповедника показывают значительные колебания обилия корольков; так, в два из четырех лет учетов (в 2004 и 2006 г.) оно равнялось 40-50 особям на 1 кв. км, третий год (2013) – 8 особям, а в ноябре 1998 г. корольки в учетах не отмечены.

005.png
Рис.5. Обилие желтоголового королька в хвойных лесах разные зимние сезоны.

Рябинник. Основная зимняя пища дроздов-рябинников – сочные плоды деревьев и кустарников. Осенью и в начале зимы они совершают кочевки, часто концентрируясь в населенных пунктах. К середине зимы, когда в основном проводятся учеты, большая часть рябинников обычно откочевывает к югу. В Присурье в период с 1990 по 2015 год рябинники отмечались в среднем в одной пробе лесного населения птиц из 10; в основном это были пролетающие мимо кочующие птицы. В открытых биотопах рябинники отмечены в двух пробах птичьего населения из 7, в поселке – в двух из 5. Среднее обилие составило, соответственно, 0,2 и 5 особей на 1 кв. км.

Таблица 1. Обилие массовых видов, входящих в синичьи стаи, в разных лесных местообитаниях (особей на 1 кв. км)

Тип местообитания

Леса еловые с сосной

Смешан-ные леса

Сосняки

Хвойно-лиственные и мелколиственные леса

Дубравы

Период учетов

1990-е

1990-е

2000-е

1990-е

2000-е

2000-е

Число проб

10

10

11

9

11

3

Желтоголовый королёк

18

4

22

0

9

0

Ополовник

12

34

17

11

26

3

Пухляк

79

52

41

15

29

6

Хохлатая синица

30

0

7

0

0,4

0

Московка

40

0,2

3

0

0,04

0

Большая синица

3

8

1

2

1

0,8

Лазоревка

1

7

0,5

0,5

0,6

0,7

Поползень

16

9

3

3

3

10

Пищуха

18

4

4

0

5

6


Ополовник, длиннохвостая синица. Один из массовых видов зимующих птиц; часто входит в состав доминирующих по численности видов в лесных местообитаниях. В Присурье за весь период мониторинга отмечен в лесах и полях-лугах с перелесками примерно в ¾ проб птичьего населения. Существенных различий обилия в разных лесах в среднем по годам нет (табл. 1). Многолетние изменения численности сходны с динамикой численности желтоголового королька (рис. 6). От 1990-х годов к началу-середине первого десятилетия двухтысячных наблюдалось небольшое увеличение обилия, которое во второй половине нулевых сменилось снижением. Минимум численности отмечен зимой 2010-2011 года. Учеты в январе 2015 года позволяют предполагать, что депрессия численности закончилась, и прежний ее уровень восстановился. Ноябрьские учеты в лесах Присурского заповедника демонстрируют очень значительные колебания обилия ополовников. Так, в два из четырех учетных сезона (1998 и 2013) они не отмечены вообще, в один из сезонов (2004) показатель соответствовал высокому зимнему уровню – 46 особей на 1 кв. км, в ноябре же 2006 отмечены массовые кочевки, и обилие превысило 300 особей на 1 кв. км.

006.png
Рис.6. Обилие ополовника в среднем по лесным биотопам в разные зимние сезоны.

Черноголовая гаичка. Распределение черноголовой гаички на восточной периферии ее ареала, где находится и Присурье, неравномерно. В лесах севера Мордовии, в национальном парке «Смольный» в последние полтора десятилетия это обычный вид; обычна гаичка также в республике Марий Эл, в заповеднике «Большая Кокшага», и в окрестностях Казани (Преображенская, 2011). В последние два десятилетия ХХ века численность черноголовой гаички на востоке ее ареала, по-видимому, росла. В зимних учетах в лесах юго-западной Чувашии черноголовая гаичка долгое время не встречалась. Так, она не обнаружена ни в одной из проб зимнего населения птиц в 1990-1999 годах в Шумерлинском районе.  В Присурском заповеднике в начале 2000-х годов гаички в зимних учетах отмечались единично. В сезон 2000-01 годов несколько птиц было встречено в сосновых лесах недалеко от поймы Суры; в 2001-02 они были в небольшом количестве отмечены в лугах-перелесках поймы Суры и в поселке Атрать. В то же время, при кольцевании птиц в гнездовой период 1999-2001 г. в окрестностях Присурского заповедника гаички регулярно попадали в паутинные сети (Ганицкий и др., 2004). В учетах зимы 2002-03 годов не зарегистрированы. Через год, зимой 2004-05 годов, гаички оказались многочисленным видом, встречающимся во всех биотопах.  В лесах и луга-перелесках поймы на 1 кв. км было учтено 12-38 особей, в полях с перелесками и поселке – 2-8 особей. Зимой 2009/10 годов вновь не были отмечены в учетах. Зимой же 2014-2015 годов гаички вновь оказались обычны, хотя с довольно низким обилием. В этот год в хвойно-лиственных лесах на 1 кв. км было учтено 12 особей, в поселке – 2; в сосняках и лугах-залежах с перелесками гаички не встречены.  В национальном парке «Чаваш Вармане», где учеты проводились с 2007 по 2011 годы, гаички зарегистрированы только в одной пробе населения птиц из 12 – в мелколиственном лесу зимой 2008-2009 годов. В дубравах, где учеты проводились в течение двух сезонов, они не встречены. Таким образом, наблюдения позволяют предполагать небольшой рост численности гаички в Присурском заповеднике. Есть вероятность, что основные места ее обитания находятся в лиственных лесах поймы Суры, откуда она может постепенно  расселиться в окружающие смешанные и лиственные леса по мере восстановления на месте вырубок взрослых широколиственных древостоев и черноольшаников. В то же время, И.В. Ганицкий с соавторами в 2004 г. предполагали, что по территории Чувашии проходит граница ареала этого вида, и появление черноголовых гаичек в Заволжье – это результаты залетов в период осенних кочевок (Ганицкий и др., 2004).

Буроголовая гаичка, пухляк. Самый массовый по численности вид среди птиц, зимующих в лесах Восточно-Европейской равнины. В Присурье отмечен во всех пробах лесного населения птиц, а в лугах, полях и залежах с перелесками и в поселках – в 6 пробах из 12. Пухляки предпочитают хвойные и смешанные леса, но и в лиственных лесах также держатся достаточно часто, особенно если в них есть примесь хвойных деревьев. Данные многолетних учетов показывают, что в последние два десятилетия зимняя численность пухляков по всей Восточно-Европейской равнине сокращается. Особенно заметно снижение показателей обилия в южной половине лесной зоны, где уровень численности в большой степени зависит от количества прикочевавших с севера птиц. В Присурье в хвойных и смешанных лесах количество учтенных пухляков в 1990-х годах почти в 2 раза больше, чем в 2000-х (рис. 7).  Так, в 1991-1999 годах плотность  составила около 80 особей на 1 кв. км, в 2001-2005 годах – около 50, а в 2007-2015 – около 40 особей. В лиственных лесах при этом уровень обилия не снизился, а, возможно, даже немного вырос. Ноябрьский уровень обилия в лесах Присурского заповедника испытывает значительные колебания: за 4 сезона зимних учетов он составил от 17 до более 200 особей на 1 кв. км.

007.png
Рис. 7. Обилие пухляка в лесах в разные зимние сезоны.

Хохлатая синица. Обычный вид хвойных и смешанных лесов. За весь период зимних учетов в Присурье отмечена в еловых и сосновых лесах во всех 22 пробах населения птиц. В смешанных и лиственных лесах  встречалась примерно в одной пробе из 10. По всей Восточно-европейской равнине на большей части модельных территорий зимних учетов птиц за последние три десятилетия отмечалось снижение численности хохлатых синиц. Возможно, оно затронуло и леса Присурья, хотя достоверность выводов снижается за счет того, что наблюдения велись на разных модельных участках. Так, в 1990-е годы в еловых с сосной лесах Шумерлинского района на 1 кв. км приходилось в среднем 30 хохлатых синиц; показатели колебались от 10 до 60 особей. В сосновых лесах Присурского заповедника и национального парка «Чаваш Вармане» в 2001-2015 годах обилие не поднималось выше 15 особей на 1 кв. км, а в среднем составило 7 особей (рис. 8). Минимальные значения отмечались в начале-середине нулевых; в 2008-2015 годах численность немного выросла, однако показатели редко превышали 10 особей на 1 кв. км. Можно было бы предположить, что различия обилия хохлатых синиц в Присурье в 1990-х и 2000-х годах связаны с особенностями местообитаний, где проводился учет: вначале это были еловые леса с сосной, позже – сосняки. Однако сравнение данных по другим модельным территориям, где учеты проводились в этих биотопах одновременно – в Подмосковье, а также в южной Карелии, где хохлатая синица многочисленна, показывают, что уровень в среднем одинаков, а часто в сосняках хохлатых синиц бывает даже больше, чем в лесах с преобладанием ели. В ноябре среднее обилие хохлатых синиц в смешанных лесах Присурского заповедника составило 17 особей на 1 кв. км; показатели значительно менялись по годам.

008.png
Рис. 8. Обилие хохлатой синицы в хвойных лесах разные зимние сезоны.

Московка. В южной части лесной зоны Восточно-Европейской равнины московка,  как правило, обычна по встречаемости. Основные биотопы, которые она заселяет – хвойные леса с преобладанием ели; в сосновых и смешанных лесах численность немного ниже.  Плотность ее населения в большинстве случаев невысокая – максимальные по годам показатели обилия в среднем по хвойным и смешанным лесам редко превышают 25-35 особей на 1 кв. км, а средние составляют не более 10 особей (Преображенская, 2007). Более высокая численность характерна для юго-востока: южной половины Предуралья и Урала. В Присурье численность московки очень сильно различалась в разные периоды и на разных территориях. На фоне обычных для лесов Восточно-Европейской равнины значений показатели обилия московки в 1990-х годах ельниках с сосной Шумерлинского района выглядят высокими. Здесь она встречалась в течение 10 лет ежегодно, средняя плотность составила 40 особей на 1 кв. км, а максимальные показатели доходили до 90 особей на 1 кв. км (рис. 9). В сосновых лесах Присурского заповедника московка отмечалась ежегодно, кроме одного сезона (2009/10 г.). Но плотность ее населения была невысока – в среднем 5 особей на 1 кв. км. В национальном парке «Чаваш Вармане» за 5 лет учетов в сосновых лесах московка отмечена только в одной пробе населения птиц, а обилие ее было меньше 1 особи на 1 кв. км. В ноябрьских учетах в смешанных лесах Присурского заповедника московки в среднем по годам были многочисленны – 25 особей на 1 кв. км. Обилие очень сильно колебалось по годам: от 0 до 90 особей на 1 кв. км.

009.png
Рис. 9. Обилие московки в хвойных лесах разные зимние сезоны.

Лазоревка. Обычный вид. В Присурье за весь период учетов отмечена примерно в половине проб птичьего населения лесных местообитаний и в 2/3 проб открытых местообитаний с перелесками и поселков. В большинстве случаев не многочисленна, встречается в синичьих стаях по 1-2 особи, или держится отдельно, группами по 2-3 птицы. Плотность обычно не превышает 5 особей на 1 кв. км; в разные периоды и в различных биотопах показатели сходны. Исключение составили данные по смешанным лесам Шумерлинского района за сезон 1994-95 г., где на 1 кв. км было учтено 38 лазоревок, и учеты в поселке Атрать в сезон 2014-15 г. – 20 лазоревок на 1 кв. км. В последнем случае на показатели обилия повлияла концентрация птиц у подкормки. Ноябрьский уровень обилия в лесах Присурского заповедника в среднем выше зимнего (около 4 особей на 1 кв. км за 4 сезона).

Большая синица. Один из самых массовых видов птиц, зимующих в населенных пунктах. В поселке Атрать в среднем за 5 сезонов учетов на 1 кв. км приходилось 89 больших синиц, по годам показатели колебались от 31 до 148 особей. Наблюдения в феврале 2015 г. позволяют предполагать, что в целом в поселке численность синиц, как и других птиц-синантропов, по сравнению с 2001-2005 годами снизилась. Такое снижение, связанное с уменьшением людского населения и сельскохозяйственного производства, характерно в последние десятилетия для большинства сельских населенных пунктов, где ведется мониторинг численности зимующих птиц. В феврале 2015 г. значительная часть синиц в поселке держалась на кормушке у здания заповедника; на большей части территории жилой застройки птиц не было. В среднем в поселке учтено 58 больших синиц на 1 кв. км; это почти в 2 раза меньше, чем средние показатели за 2001-2005 годы. Однако год от года показатели обилия больших синиц сильно колеблются. В один из сезонов в начале нулевых, в 2001-2002 году, значения были еще ниже – 31 особь на 1 кв. км. В целом метод маршрутных учетов с пересчетом на площадь по полосам дальности обнаружения в условиях населенных пунктов дает не очень хорошие результаты. Поэтому нельзя утверждать с уверенностью, что обилие синиц в поселке направленно снижается, а не просто колеблется по годам.

Вне застроенных территорий – в лесах и открытых местообитаниях – большие синицы за весь период учетов отмечены примерно  в   половине проб птичьего населения. Возможно, их обилие в лесах немного уменьшилось от 1990-х к 2000-м годам. Так, в 1990-х годах в среднем по всем пробам лесного населения птиц на 1 кв. км приходилось около 4 особей; в 2001-2005 годах – 2,5; в 2007-2015 – 0,5. В лугах и полях-залежах с перелесками  среднее обилие за 5 лет учетов составило 1,7 особи на 1 кв. км. Ноябрьский уровень численности в лесах Присурского заповедника существенно выше зимнего (в среднем за 4 сезона 23 особи на 1 кв. км).


010.png
Рис.10. Обилие поползня в лесных местообитаниях в разные зимние сезоны.

Поползень. Обычный вид. В лесах Присурья за весь период учета отмечен практически во всех пробах населения птиц (из 55 проб не зарегистрирован только в трех). Обилие в разных местообитаниях в разные периоды учетов отличалось (рис. 10). В 1990-е годы в Шумерлинском районе на 1 кв. км еловых лесов с сосной учтено 16 поползней, смешанных – 9. В сосняках Присурского заповедника и национального парка «Чаваш Вармане» в 2001 – 2015 годах на 1 кв. км приходилось в среднем 3 особи, и столько же отмечено в оба периода в мелколиственных и хвойно-мелколиственных лесах. На 1 кв. км дубравы в среднем за три сезона учетов приходилось 9 поползней. В среднем по лесам показатели обилия в 1990-х годах оказались несколько выше, чем в 2000-х. В ноябре на 1 кв. км смешанных лесов Присурского заповедника приходилось в среднем 9 поползней (от 1 до 30 в разные годы).

011.png
Рис.11. Обилие пищухи в среднем по лесным биотопам в разные зимние сезоны.

Пищуха. Обычный вид лесных местообитаний. За весь период учетов в Присурье отмечена в ¾ проб птичьего населения лесов. В открытых биотопах и населенных пунктах встречается изредка; в Присурье отмечена в трех пробах птичьего населения из 12. Обилие неодинаково в разные периоды учетов и в разных биотопах. В 1990-е годы в Шумерлинском районе максимальные показатели отмечены в еловых лесах с сосной, в смешанных лесах пищух учтено примерно в 4 раза меньше, а в мелколиственных лесах они не отмечены (табл. 1). В 2001-2015 годах в Присурском заповеднике и в национальном парке «Чаваш Вармане» уровень обилия в разных лесных местообитаниях был примерно одинаков. В среднем по лесным местообитаниям пищух в 1990-х – начале 2000-х годов было немного больше, чем в последующий период мониторинга (рис. 11). В ноябре в смешанных лесах Присурского заповедника обилие пищух в среднем не отличалось от зимнего (5 особей на 1 кв. км).

Домовый воробей.
Многочисленный синантропный вид, предпочитающий селиться в крупных населенных пунктах, где есть многоэтажные блочные или кирпичные постройки. В поселке Атрать был многочислен в 2001-2005 годах; показатели обилия в среднем за 4 сезона учетов составили 106 особей на 1 кв. км (от 24 до 208 в разные зимние сезоны). В учетах зимой 2014-15 года не зарегистрирован.

Полевой воробей. Многочисленный синантропный вид; в отличие от домового воробья, предпочитает населенные пункты сельского типа, особенно те, где развито сельскохозяйственное производство. В поселке Атрать многочислен, среднее обилие за 5 сезонов учета составило 63 особи на 1 кв. км. Показатели в разные сезоны колебались от 29 до 155 особей; направленных изменений обилия не отмечено.

Таблица 2. Среднее многолетнее обилие массовых видов вьюрковых в разных местообитаниях. Приведено число особей на 1 кв. км; в скобках указано число сезонов, когда показатели обилия превышали 10 особей на 1 кв. км.

Тип местообитания

Период учетов

Число проб

Чиж

Черноголовый щегол

Обыкновенная чечетка

Снегирь

Леса еловые с сосной

1990-е

10

0,4 (0)

0

0

5 (2)

Смешанные леса

1990-е

10

53 (4)

6 (2)

62 (6)

10 (5)

Сосняки

2000-е

11

0,6 (0)

0

1

2 (0)

Хвойно-лиственные и мелколиственные леса

1990-е

9

6 (1)

60 (6)

55 (5)

21(3)

2000-е

11

10 (1)

0

10 (4)

2 (0)

Дубравы

2000-е

3

0,3 (0)

0,05

0,5

2 (0)

Луга, поля, залежи с перелесками

2000-е

5

8(1)

21 (1)

14 (2)

17 (4)

Поселки

2000-е

5

12 (1)

10 (2)

0,02

14 (2)


Чиж. Обычен. За весь период зимних учетов в Присурье отмечен в трети всех проб лесного населения птиц и в половине проб открытых местообитаний и поселков. Численность очень сильно различается в разных местообитаниях и по годам. В основном чижи зимой кормятся семенами ольхи. Реже - семенами березы, в годы, когда они обильны и сохраняются на зиму, еще реже – семенами трав. Распределение по биотопам зависит от наличия кормовых растений. Обилие же в разные годы связано, по-видимому, с интенсивностью прикочевки, которая определяется обилием кормов не столько в районе наблюдений, сколько в разных частях ареала в целом.

В Присурье чижи избегали хвойных лесов, в остальных местообитаниях в среднем по годам были обычны или многочисленны (табл. 2). Показатели обилия чижей в разные годы различались очень сильно (рис. 12). В 1990-е годы из 10 лет наблюдений в среднем по местообитаниям (без хвойных лесов) чижи были многочисленны 4 сезона, еще 4 сезона встречались изредка и два сезона не отмечены в учетах. В 2000-е их было много два сезона из 10, в 5 сезонах они были редки и три сезона отсутствовали в учетах. Наибольшее обилие чижей зарегистрировано в Шумерлинском районе, где в смешанных лесах они были многочисленны в четырех сезонах из десяти. В Присурском заповеднике и его окрестностях чижей было меньше, здесь высокое обилие зарегистрировано в двух сезонах зимних наблюдений из 6: в одном в полях с перелесками, в другом – в лиственных лесах и деревнях. В национальном парке «Чаваш Вармане» за пять лет учетов высокого обилия чижей не отмечено ни разу. В ноябре в смешанных лесах Присурского заповедника чижи были многочисленны  в двух сезонах из 4, а в два других сезона – обычны.

012.png
Рис. 12. Обилие чижа в предпочитаемых биотопах в разные зимние сезоны. В расчеты средних значений вошли смешанные и лиственные леса, открытые биотопы и поселки; хвойные леса исключены.

Черноголовый щегол.
На модельных территориях зимних учетов в лесной зоне щеглы, как правило, немногочисленны. Они тяготеют к небольшим населенным пунктам и сельскохозяйственным угодьям, где есть заросли бурьянного высокотравья. В 1990-х годах, после разрастания бурьяна на заброшенных полях и фермах численность щеглов на многих территориях увеличивалась, но через несколько лет, по мере сукцессии растительности, как правило, снижалась вновь.

В Присурье показатели обилия щеглов очень сильно различаются в разные периоды учетов. В 1990-х годах в Шумерлинском районе щеглы отмечались примерно в трети проб лесного населения птиц. Как правило, они были многочисленны в лиственных лесах, изредка – в смешанных. Вероятно, на постоянных маршрутах, где проводился учет, встречались участки бурьянных зарослей. В 2000-х годах, в лесах Присурского заповедника и национального парка «Чаваш Вармане» зарегистрированы лишь единичные встречи, в основном пролетающих птиц. В окрестностях Присурского заповедника, в открытых местообитаниях и поселке в это время щеглы отмечены  в 2/3 проб птичьего населения. Средние показатели обилия в этих местообитаниях оказались достаточно высокими. Однако сформировались они за счет крупных стай, которые встречались не в каждом сезоне учетов. Так, в лугах и залежах с перелесками показатели обилия щеглов оказались высокими в одном сезоне из пяти, в поселке – в двух сезонах из пяти.

Обыкновенная чечётка. Обычный зимующий вид. В Присурье в разные периоды учетов чечетки встречались в трети – половине всех проб лесного населения птиц; в нелесных биотопах отмечены в трех пробах из 12. В целом по данным зимних учетов в Присурье чечеток немного больше, чем чижей. По сравнению с чижами они чаще кормятся семенами берез и бурьянных растений. Распределение чечеток по местообитаниям, как и в случае с чижами, определяется наличием семенных кормов – то есть составом растительности. Колебания же численности по годам связаны, по-видимому, с кормовой ситуацией в ареале в целом и с перераспределением птиц в зависимости от нее.

В среднем по годам в Присурье чечетки многочисленны в смешанных и лиственных лесах и в открытых местообитаниях – зарастающих полях и лугах с перелесками. В этих биотопах их обилие превышает 10 особей на 1 кв. км примерно в половине сезонов учета. Доля таких сезонов в 1990-е и 2000-е годы сходна; число же учтенных на 1 кв. км птиц в 1990-е годы существенно больше (рис. 13). В ноябре в лесах Присурского заповедника чечетки в среднем были обычны.

013.png
Рис. 13. Обилие чечетки в предпочитаемых местообитаниях в разные зимние сезоны. В расчеты средних значений вошли смешанные и лиственные леса и открытые биотопы; хвойные леса и поселки из расчетов исключены.

Щур. В зимних учетах в Присурье зарегистрирован только однажды: две птицы были встречены в сосняке Присурского заповедника зимой 2000-2001 г.
 
Клёст-еловик. В лесных регионах Восточно-Европейской равнины клесты-еловики зимой в среднем по годам, как правило, входят в число обычных видов. Обилие их максимально в таежной зоне; показатели испытывают значительные колебания по годам. В Присурье клесты встречаются редко. За 20 лет учетов они отмечены лишь в 9 пробах лесного населения птиц из 55. Все встречи относятся ко второй половине периода мониторинга – после 2000 года; большая часть из них произошла на территории национального парка «Чаваш Вармане». В первые 10 лет наблюдений, в Шумерлинском районе, клесты встречены не были, несмотря на то, что на одном из маршутов в древостое преобладала ель. В Присурском заповеднике в первой половине 2000-х годов они встречены лишь в один из 4 сезонов учета, в одной пробе населения птиц (0,2 особи на 1 кв. км). В «Чаваш Вармане», во второй половине 2000-х годов клестов отмечали в 3 сезонах наблюдений из 5,  примерно в половине проб населения птиц. В сезон 2006-2007 годов их не было; на следующий год, зимой 2007-08 годов они оказались обычны (9-10 особей на 1 кв. км) и в последующие 2 зимы встречались изредка. В последнем сезоне учетов в «Чаваш Вармане» - зимой 2010-2011 годов – клесты вновь отсутствовали в учетах. В Присурском заповеднике клесты единично омечались зимой 2009/10 годов. В зимний сезон 2014-2015 годов, когда массовое плодоношение ели (и высокое обилие клестов) наблюдалось на обширных лесных площадях в центральной части Восточно-Европейской равнины, в Присурье клесты встречались лишь изредка (в сосняках на 1 кв. км приходилось 0,5 особи, в поселке – 0,2).

Снегирь. По данным зимних учетов в Присурье входит в число обычных видов. За весь период мониторинга отмечен примерно в ¾ проб птичьего населения. Как правило, снегири предпочитают держаться в лугах, полях - залежах с перелесками и в населенных пунктах, где в среднем по годам они многочисленны (табл. 2). В эти местообитания снегирей привлекают в основном заросли бурьянного высокотравья, семенами которого они кормятся. В 1990-х годах, в Шумерлинском районе, снегири в отдельные годы были многочисленны в смешанных и лиственных лесах  (рис. 14). Позже их обилие в лесных биотопах не превышало 10 особей на 1 кв. км; а в среднем по годам составляло 1-3 особи. В ноябрьских учетах в смешанных лесах Присурского заповедника среднее обилие снегирей составило 10 особей на 1 кв. км.


014.png
Рис. 14. Обилие снегиря в смешанных и лиственных лесах в разные сезоны учетов.

Пуночка. В лесной зоне Восточно-Европейской равнины пуночки встречаются в основном во время осеннего и весеннего пролета. В зимних учетах регистрируются не часто, в основном в лесостепи, где большие территории занимают нелесные местообитания. В Присурье отмечены в одной из 5 проб птичьего населения поселка, в 2005 г. В 2011 единичная пролетающая птица зарегистрирована в дубраве. В лугах, полях и залежах с перелесками в окрестностях пос. Атрать за 5 сезонов учетов пуночки встречены 1 раз. Во всех пробах регистрировали единичных птиц, возможно, отставших от кочующих стай.

Заключение

Таким образом, за 20 сезонов мониторинга численности зимующих птиц в Присурье зарегистрировано 44 вида. 11 из них отмечены единично или редки. Для остальных 33 мы попытались выявить тенденции многолетней динамики численности за 25 лет, прошедшие с начала учетов. Выяснено, что обилие 15 видов за весь период в целом сохранило  постоянный уровень. К этим видам относятся глухарь, рябчик, сизый голубь, седой, белоспинный и малый пестрый дятлы, сорока, серая ворона, ворон, желтоголовый королёк, ополовник, лазоревка, полевой воробей, чиж и черноголовый щегол. У четырех из них – королька, ополовника, чижа и щегла –отмечен вначале рост обилия от 1990-х годов до начала-середины первого десятилетия двухтысячных годов, а затем – ее снижение. У одного вида – малого пестрого дятла картина была обратной – вначале снижение с минимумом в середине периода учетов, а в его конце – вновь подъем численности.

Показатели обилия 13 видов в первое десятилетие учетов – 1990-е годы -оказываются выше, иногда значительно, чем в 2000-е и 2010-е. В их число входят перепелятник, зелёный дятел, большой пёстрый дятел, сойка, пухляк, хохлатая синица, московка, большая синица, поползень, пищуха, домовый воробей, обыкновенная чечётка и снегирь. Снижение обилия часто совпадает со сменой территории учетов – в Шумерлинском районе оно оказывается существенно больше, чем в Присурском заповеднике и национальном парке «Чаваш Вармане». Можно предполагать, что отчасти различия показателей объясняются спецификой территорий учетов и участков, по которым проходили маршруты в Шумерлинском районе (в 1990-х учеты велись на постоянных маршрутах в отличие от последующего периода учетов). Однако можно отметить, что для ряда лесных видов тенденции снижения обилия отмечаются не только в Присурье, но и на других модельных территориях зимних учетов. К таким видам относятся большой пестрый дятел, пухляк, хохлатая синица. Снижение обилия ряда синантропных видов в связи с сокращением сельскохозяйственного производства и числа жителей в населенных пунктах сельского типа также отмечается повсеместно.

Во второй половине периода мониторинга показатели обилия оказываются выше (возможно или очевидно) у 5 видов птиц: тетерева, желны, кедровки, черноголовой гаички и клеста-еловика. Особенно заметно появление в Присурском заповеднике гаички, которая, возможно, заселила его леса в течение последнего десятилетия.

В целом можно отметить, что в динамике численности зимующих видов птиц лесного Присурья, как и на ряде других территорий зимних учетов в пределах Восточно-Европейской равнины, за последние 25 лет преобладали негативные тенденции.

Литература

Ганицкий И.В., Тихомирова А.В., Ширшов А.В. Некоторые фенологические аспекты миграций птиц в Чувашском Заволжье по результатам кольцевания. // Экологический вестник Чувашии.  В.  44.  Чебоксары.  2004.  - с.3-11.
Глушенков О.В. Структура и динамика зимнего населения птиц различных типов леса Нижнего Присурья // Научные труды государственного природного заповедника «Присурский». Т. 4. - Чебоксары-Атрат, 2001. - С. 16-24.
Глушенков О.В. Птицы Чувашии: 30 лет исследований. Раздел «Выбор и первичная оценка основных ключевых районов мониторинга орнитофауны Чувашской республики». Чебоксары, 2014. С. 109-123.
Матвеев А.В. Результаты зимних учетов птиц в рамках программы "Parus" на территории Алатырского учета заповедника Присурский зимой 2010 г. //Современные зоологические исследования в России и сопредельных странах : материалы I Международной научно-практической конференции, посвященной 75-летию со дня рождения М.А. Козлова / Под ред. А. В. Димитриева, Л. В. Егорова, Е. А. Синичкина. – Чебоксары : типография «Новое время», 2011. – С. 17-19
Преображенская Е.С. Динамика численности лесных зимующих птиц Восточно-европейской равнины и Урала (некоторые итоги работы программы «
Parus») / Динамика численности птиц в наземных ландшафтах. М., 2007. С. 39-59.
Преображенская Е.С. Распределение лесных зимующих птиц Восточно-Европейской равнины и Урала и его изменение за последние 20 лет / Орнитогеография Палеарктики: современные проблемы и перспективы. Махачкала, 2009. С. 131-146.
Преображенская Е.С. Динамика зимней численности черноголовой гаички (Parus palustris L.) в лесах Поволжья / Научные труды ГПЗ «Большая Кокшага». Вып. 5. 2011. C. 205-210.
Преображенская Е.С. Птицы, зимующие в лесах Восточно-Европейской равнины и Урала: небывалая депрессия численности в прошедшем сезоне (2010-2011 г.) / Мир птиц, 2011. №. 39С. 13-17.
Преображенская Е.С. Многолетняя динамика численности врановых птиц, зимующих в лесах Восточно-Европейской равнины и Урала / Материалы Х Международной конференции «Врановые птицы в антропогенных и естественных ландшафтах Северной Евразии». 2012. С. 189-194.
Равкин Ю.С. К методике учета птиц в лесных ландшафтах / Природа очагов клещевого энцефалита на Алтае. Новосибирск: Наука, 1967. С. 66-75.
Равкин Ю.С., Ливанов С.Г. Факторная зоогеграфия: принципы, методы и теоретические представления. Новосибирск: Наука, 2008. 205 с.
Результаты зимних учетов птиц России и сопредельных регионов. Вып. 28. Зимний сезон 2013/2014 г. М., 2014. 55 с.
Результаты зимних учетов птиц России и сопредельных регионов. Вып. 29. Зимний сезон 2014/2015 г. М., 2014. 56 с.


Возврат к списку

Forum.jpg
 
Fotogallery.jpg

LEP.jpg

Literat.jpg

KOTR.jpg

Blogi.jpg


© 2003-2017 Союз охраны птиц России
Создание сайта - Infoday Media