Поиск по сайту
Авторизация
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?

Вступи в Союз
25 лет Союзу охраны птиц России

Скопа - птица 2018 года

BG.jpg


Систематическая галерея
baner_Sturman.gif
agrol.jpg


Экогид1.jpg  



О благозвучии. Бёрдер или ...

О благозвучии. Бёрдер или ...

   Ещё совсем недавно среди орнитологов периодически возникали обсуждения модного словечка «бёрдвотчеринг», он же «бёрдвотчинг», он же «бёрдинг». Слова эти, импортированные из англоязычной среды и радостно подхваченные журналистами, чаще всего произносились с иронией  и непременной добавкой: «как сейчас принято говорить…», «этот так называемый…», «как говорят на западе…», «новомодное выражение…» и так далее. Говорящий словно бы извинялся – мол, скажу, но с оговоркой, так, ради смеха. Но среди тех самых любителей птиц, из-за которых, собственно говоря, и возникли эти фонетические кальки, «бёрдинг» до сей поры приживался плохо. Одно дело пошутить, и совсем другое – идентифицировать самого себя с конкретным словом. Профессиональных орнитологов не очень-то касается словесная косарага, ведь бёрдвотчером орнитолога никто не назовёт. Орнитолог, вышедший на прогулку с биноклем, не перестанет быть орнитологом. А вот отправляющийся на орнитологические наблюдения человек иной специальности, пусть даже и биологической – уже бёрдер.  
  На «птичьих» форумах ещё год назад можно было прочесть массу нелестных, возмущённых или язвительных отзывов об этих американизмах, особенно если человеку небезразлична  русская словесность. Случалось мне читать диалоги с попыткой придумать понятие, соответствующее английскому «bird - watch», составить его полностью или частично из русских корней – но ничего, кроме слов «птичник», «птахолог», «птицнаб», «птицезор»  и «птицегляд»  в результате этих виртуальных бесед не родилось.
  А тем временем, пока народ спорил и не хотел привыкать к бёрдингу,  различные печатные издания и иные масс-медиа потихоньку приучили нас к неудобоваримому слову. И мы даже, кажется, потихоньку приучились, не так ли? Даже в рассылке – пожалуйста:
« Я отправился в бёрдвотчерскую прогулку…», «по сообщению знакомого бёрдвочера…». Говорим уже сами про себя. Привыкли же мы к шопингу, вошингу и лизингу, к тинэйджерам, бэбиситтерам и догвокерам.  И ни одна нянечка не обижается, что она теперь – бэбиситтер. Раньше её название походило на жевание манной каши – ня-ня, а теперь она – стремительное слово, похожее на «сеттер», бегает, только уши развеваются.
  А на что же фонетически похож бёрдер?
  Скажу честно – мне до сих пор как-то не хочется к нему привыкать. К бёрдвотчерингу, бёрдвотчингу и тем более к бёрдингу. Вначале ситуация казалась мне патовой – явление есть, а слова - нет. Как в анекдоте. Но так ли уж, действительно, невозможно придумать подходящее и не столь режущее ухо слово?
     В русском языке, как, впрочем, и во всех языках мира, много заимствований. Слова проникали с востока, юга и запада, привносились из научных, профессиональных и социальных кругов, этому способствовали войны, революции, переселения, торговля и мода. Но во всей этой словесной мясорубке из фарша чужеродных и не всегда понятных звуков легко выкристаллизовывались в родные слова те, которые по своему строю и музыкальному звучанию соответствовали основной структуре языка.  (Я не имею в виду строго научные или совершенно не переводимые на русский слова.)
   Славянские  языки достаточно протяжны, мягки и чрезвычайно ассоциативны. Новое слово тогда широко приживается в языке, когда его можно легко и естественно склонять, спрягать, сцеплять его с родными суффиксами, приставками и окончаниями. А если при этом возникают на основе уже имеющихся в языке понятий и смысловые ассоциации, отвечающие глубинной сути нового слова – то жизнь в чужом языке этому новому слову обеспечена. Но даже и не имеющее совпадений заимствованное слово будет жить и здравствовать, если  оно по чистой случайности вписывается в языковые фонетические нормы. На крайний случай проглотится лишняя согласная или изменится ударение. Так «кабальерро» превратился в «кавалера», «цесарь» стал «царём», и поди теперь разбери, где кончается их «book» и начинается наша «буква».  Если попросить подростка придумать родственное слово к слэнговому «клёво», то он скорее скажет «клёв» и «клевать», чем английское «clever». А яркое и образное «расшарить компьютеры» получено из  «shared» - часть, доля. И таких примеров в языке хватает на толстый и постоянно пополняемый словарь.
  Что же касается производных от «bird-watch», то я совсем ещё недавно надеялась, что шансов на настоящую адаптацию у них немного.  В  двух вариантах мы слышим  соединение твёрдых согласных  рдв, а следом тч и нг – да ещё и в одном и том же слове, что совершенно нехарактерно для русского языка. Слышится слово «ринг», да и уж больно оно вообще не птичье слово – не музыкальное, грубое, как немецкая команда на плацу. Просто сплошной немецкий орднунг, брандмауэр или бремсберг – похоже звучит, не правда ли?  А в кратких словах бёрдер и бёрдинг и вовсе просится  не совсем приличная рифма.
  Но в последнее время всё чаще и чаще бёрдвотчеринг входит в нашу речь.
  А вдруг ещё не поздно попробовать найти иное слово?    
  Для того, чтобы попытаться сотворить более симпатичный аналог, используем греческие и латинские корни, раз уж «птичник», «птицегляд» и все прочие родные образования в силу внутренних законов языка звучат смешно и не передают сути явления.  
  Итак, суть явления – человек, любящий птиц, вооружённый биноклем, пытающийся их увидеть, услышать, узнать в лицо, понять, что и зачем они делают, куда направляются – то есть наблюдающий за ними. Первое слово – птица. Заменить его могут  фонетические кальки «орнитос», «авес» и «птерос». Второе слово – более многопланово, чем первое. Это может быть и существительное, и глагол, и даже просто суффикс с окончанием.
   Для этого воспользуемся ещё одним методом, кроме поиска корней – аналогиями.
   В языке прочно сложились традиционные внутренние структуры слов, когда один суффикс означает пренебрежение, другой – уменьшение и так далее. И окончания, обозначающие профессию или принадлежность к какому-нибудь делу, тоже давно и прочно сложились.
      учитЕЛЬ, читатЕЛЬ
      тракторИСТ, связИСТ
      чертёжНИК, художНИК
      звонАРЬ, пахАРЬ
      лётЧИК, сметЧИК
      знатОК, стрелОК
      сварЩИК, чистильЩИК
      певЕЦ, ловЕЦ … и так далее.
  Кроме того, на профессию или вид деятельности часто указывает  другое слово, глагол – что, собственно говоря, мы и пытаемся найти:
      верхоЛАЗ
      змееЛОВ
      брадоБРЕЙ
      буквоЕД
      землеМЕР
      рудоЗНАТЕЦ
      людоВЕД
      душеЛЮБ…
И, наконец, существуют уже готовые заимствованные и адаптированные в русском языке понятия, составленные из нескольких корней.
     Филантроп
     Зоофаг
     Натуралист
     Картограф
     Пиротехника
     Клептомания…
     
  Взявшись за подбор слов друг к другу, мы получим множество нелепых, не всегда соответствующих смыслу словообразований. Каждый может поупражняться в этом самостоятельно. Попутно можно узнать много интересного – например, что слово «любознательный» по латыни звучит как «курьёзус» и одновременно «студиозус».

  При этом не забывайте, что одно и то же слово нужно пробовать в двух разных качествах – 1. Явление (например, натурализм) и 2. Профессия, вид деятельности (соответственно – натуралист).


   Перебрав массу самых разных смешных сочетаний от аверотропа до орнитофила,  орнитайзера и птералиста,  я пришла к двум наиболее, на мой взгляд, возможным.
  Греческое окончание «графо» - писать, записывать – в принципе подходит ко всем трём началам нашего слова. ОРНИТОГРАФИЯ звучит лучше всего. Равно как и орнитограф – человек, не изучающий птиц профессионально, а  записывающий то, что он видит или слышит. Птерография, орнитография… почему бы и нет?
  Неплохо для русского языка звучит и АВЕРИСТ, равно как и аверизм. Кратко, ёмко и понятно. Тут даже уместны вполне Лесковские фонетические ассоциации:  слово «аверист» похоже на слова «аферист» и «авантюрист». А это  вполне соответствует духу большинства любителей залезть с биноклем в какое-нибудь болото, желательно непроходимое, перелезть через ржавую колючую проволоку и пробежаться с фотоаппаратом по полигону, или же порадовать милицию разглядыванием в подзорную трубу шпиля Министерства иностранных дел. К тому же «aventure» переводится с французского как «приключение» , а «affaire» - как  «дело».
  И, честное слово, фраза «Аверист такой-то, вернувшийся с орнитографического маршрута» - звучит несравненно лучше, чем «Бёрдер, увлекающийся в свободное от  работы время чудным занятием - бёрвотчерингом» или «Бёрдвотчер такой-то, занимающийся по утрам… бёрдингом».

Можно воспользоваться также варяжским, а вернее, эстонским "гостем".
Наши эстонские братья по интересам давно уже пользуются отдельным и
совсем не англоязычным словом. Читаем на одном из эстонских
сайтов:"...Даже самый пассивный таллинский бонгар (наблюдатель за
редкими птицами) успел повидать эту птицу...". Впрочем, этот вариант мне кажется несколько... непатриотичным. И с точки зрения филологии -
спорным. Пассивный таллинский бонгар - это, скорее, персонаж из "Алисы в стране чудес". И к тому же эстонец-то переведёт с лёгкостью слово "бонгар", ну а мы с вами - вряд ли.

А ещё есть  вполне международный вариант - «параорнитология»… А что? Вы только вслушайтесь: «Сводка параорнитологических наблюдений с середины русла Москва-реки.» Здорово звучит. Ничуть не хуже бёрдинга.


 Липилина Инна, аверист по мировоззрению
 и периодически-орнитограф...  

0
Зубакина Елена
26.03.2010 00:18:42
Аверист или аферист, спасибо!
Я так долго ждала подобного полемического запала.
В 2003-2004 годах живо обсуждали с охотниками  эти термины.
Ни к чему не пришли.  Всем, впрочем,  не  нравилось неблагозвучие "бёрдеров",  сиречь "бердунов", но  приемлемой альтернативы   никто не предложил.
Большое спасибо за тему.
Елена

Ссылка 0
0
Евгений Шергалин
26.03.2010 01:38:18
О благозвучии. Бердер или ...
Отличный обзор ! Ничего не добавить, не убавить. Вопрос рассмотрен со всех сторон.  
 
Мне кажется, что "птицезор" имел бы хорошие шансы на путевку в жизнь, если бы не "зор" от "зреть" - глагола, почти вышедшего из употребления.  
 
Полностью согласен, что британский термин "бердвотчер" или американский "бердер" вряд ли приживутся из сочетания согласных рд и нг, нетипичных для русского языка.  
 
Предложение в отношении "орнитографа" кажется вполне приемлемым из-за ссылки на греческие корни и из-за уравнивания в правах с орнитологами, к чему вообще то стоило бы стремиться.  
 
Мне приходит на ум также "авископ" - то есть наблюдатель птиц по латыни, хотя я прекрасно отдаю отчет в том, что этот термин больше ассоциируется с техническим прибором, а не с живым человеком. Хотя тут дело привычки. Зато этот термин краткий и вполне согласуется с музыкой русского языка. Другой недостаток - параллель со скопой.  
 
Другие предложения ?  
 
ЕШ  
Ссылка 0
0
Хирт Куркамп
26.03.2010 12:25:35
О благозвучии. Бердер или ...  
Спасибо за детальный анализ! Это старая тема, конечно. Ясное дело, что "бёрдинг" (иногда встречается даже "бёдинг") не подходит. Аверист или орнитограф, конечно, звучит интересно, но они вряд ли годятся для массового употребления. Мне кажется, что без слова "птица" в названии не обойтись. В 2005 г. у нас на форуме СОПРа как-то уже обсуждалась эта тема. Catrina тогда написала: "Скоро три выходных дня. Кто-нибудь из Москвы едет птичничать?" Мне это слово очень понравилось. Если уж найти русский аналог английскому birdwatcher/birder, то необходимо еще найти подходящий глагол (с "аверистом" или "орнитографом" это как-то трудно ("Вы сегодня будете орнитографировать"?)). "Птичничать" волне соответствует английскому birding или голландскому vogelen. Поляки просто ходят "na ptaki". Когда-то читал, что юннаты называли своих орнитологов птичниками. Конечно, слово птичник имеет другие значения, но в принципе оно уж очень похоже на английские и голландские (где слово vogelaar раньше исключительно означало - птицелов, ныне - орнитолог-любитель) эквиваленты. В нем есть доля самоиронии, что тоже немаловажно. Оно легко выговаривается и, значит, массы (и молодежь) ее быстро подхватывают. Представьте картину где-нибудь в Бисерово:
- А кто это там на дамбе?
- А, это же птичники, чаек наблюдают.
(- Это аверисты...; Это орнитографы... и т.д.)
Так что для меня "птичник" (и птичничать) на первом месте. Птицезор - на втором (но, да, старомодно звучит, но прямоео указание на птиц есть). А отдельное, почетное упоминание, безусловно, заслуживает слово (кажется, предложенное Олегом Бородиным) птахоблюд!
Хирт






Родитель Ссылка 0
0
Краснова
26.03.2010 11:31:42
О благозвучии. Бёрдер или ...
Разговор об этом идет уже давно, лет десять и больше. Казалось бы, за это время все должно было как-то разрешиться. И что мы видим? На самом деле все мы пользуемся двумя названиями: бёдвочер и орнитолог. Да-да, закрепились именно эти слова. Первое - как заимствование из господствующего иностранного языка, у нас заимствования приживаются легко, а в нынешние времена, когда мы очень во многом ориентируемся на Запад - и подавно. Как ни трудно это слово для произношения, оно уже живет. И второе - орнитолог. Попробуйте найти в среде любителей птиц, хоть одного, кто не считает себя орнитологом! Подавляющее большинство не заканчивало соответствующего вуза, или кафедры, не работает в орнитологических лабораториях. Кто-то сказал мне, мол орнитологом может считать себя тот, у кого есть публикации по птицам. По этому критерию любой, кто опубликовал заметку о своих наблюдениях, пусть даже кратких, в любом издании, пусть даже в газете или "Мире птиц" - без сомнения уже орнитолог. Не стоит оспаривать верность предложенного критерия. Важно другое: все мы, независимо от образования, должности и опыта нработы с птицами - называем себя именно орнитологами. Так может, не мудрствовать лукаво и смириться с тем, что в нашем языке слова "бедвочер" и "орнитолог" сливаются по мере того как развивается любительская орнитология?
Вот и определение этому занятию нашлось (его не я нашла, оно давно существует) - любительская орнитология. А еще орнитология может быть спортивной, дачной, детской, и т.д. Ну и, конечно, профессиональной. Эти понятия тоже в ходу, мы пользуемся ими давно, может быть бессознательно. Так, может, и не напрягаться, дать языку, чтобы он сам выбрал русло собственной эволюции?
Я осознаю, что профессиональные орнитологи могут быть не очень довольны тем, что массы "неучей" будут "косить" под профессионалов, поди разберись, что ты за орнитолог. Ну и слово, конечно, означает НАУКУ ("логия", все же). Понимаю, что всех нас раздражает история термина "экология", которая теперь может быть "плохой", "хорошей", и нам никак не удается переубедить народ, что им не стоит пользоваться этим словом всуе, лучше заменять на "качество окружающей среды" или "среду обитания". Как бы мы не бились, слово ЭКОЛОГИЯ уже живет собственной жизнью. Мне кажется, "ОРНИТОЛОГИЯ" - в самом начале того же пути.
Имеет ли смысл сопротивляться?

Елена Краснова
Ссылка 0
0
ххх
26.03.2010 13:04:49
Про птахоблюдов и птахоблюдство уже писали... По аналогии с эстонцами можно использовать древнее русское слово "потка" - "птица". Тогда: "потник", ("поткарь"?), "поткать". Заголовок в газете: "Русские поткари встретились с эстонскими бонгарами. Только пассивный из Таллинна опять не приехал..."  :D А как занятие тогда назвать?  :D Правда, у слова есть, кажется, ещё одно значение ;-)    

"Парорнитология" - забавно. Только не обидятся ли "парорнитологи"? Тут границу гораздо труднее провести, чем между олимпийцем и паролимпийцем.    
   
Насчёт Бёрдвотчинга и бёрдинга. Мы же не называем автомобиль "Ренаулт", хотя по-французски именно так и пишется "Рено". А попробуйте произнести слово "Москва", по писанному. Собеседник на вас внимательно посмотрит... Поэтому, на мой взгляд, правильнее произносить эти термины, как произносят их "аглицкие немцы": бёдвочинг, бёдвочер, бёдинг, бёдэр. Звучит уже более благозвучно.    
   
Хорошее слово "орнитограф". Это, мне кажется, как раз про тех, кто написал хоть одну заметку о птицах  :)    
 
Но если мы посмотрим, как обстоит дело не в столице, а как в остальной России, то увидим, что местные СМИ зовут всех "птичников" (и профи, и любителей) на один лад - "орнитологами". Не делая между ними разницы. Например, словосочетание "ульяновские орнитологи" уже устоявшееся в местной прессе и ТВ. В других регионах, скорее всего, аналогично. Ловцы птиц (кстати, "птицеловы" - русское словосочетание устоявшееся, потому что занятие было массовым и его легко принял язык) тоже своих знатоков, которые ловят для интереса, а не для рынка, называют иногда "орнитологами".    
   
Орнитолог - хорошее слово. Приятно, что его ещё помнят в стране, где уже много лет сильно не до птиц... Надеюсь - это плоды нашего общего труда по просвещению. Видимо, в массовом сознании даже любитель, который отличает грача от вороны - уже осваивающий "-логию" - человек. А для непосвящённого орнитология, судя по всему, непонятна и далека от обыденной жизни. На Западе по-другому, поэтому там словечко для массового хобби само собой появилось.    
   
У нас для уточнения можно написать "орнитолог-любитель", "наблюдатель птиц". Есть "Международный день наблюдения птиц", но не "День бёдинга" или "парорнитологии"!!! Интересно, а любители астрономии тоже так мучаются в поисках самоназвания: "звёздники" или "звездуны"?    
   
Всё уже есть: естественные, сложившиеся словосочетания используется ежедневно в СМИ. И "настоящих орнитологов" они не коробят, я надеюсь.    
   
   
Олег Бородин    
   
http://www.volgabirds.ru
Ссылка 0
0
Oleg
28.03.2010 15:17:11
На  самом  деле,  не всё так безобидно и несерьёзно, как кажется: чёрт
скрывается  в  словах.  Не  всё  равно,  какие слова мы используем для
обозначения   тех   или  иных  понятий.  Внедрив  и  рекламируя  слово
"бёдвочер",  мы,  тем  самым, сами того не желая, занижаем социальную,
природоохранную  ответственность  людей,  занимающихся  птицами      в
свободное  время. "Птичник" из человека ЛЮБЯЩЕГО (орнитолога-любителя)
превращается   в   человека   НАБЛЮДАЮЩЕГО  (birdwatcher).

Применение англоязычной терминологии, конечно, способствует расширению
базы  таких  людей,  которым  хочется найти интеллектуальный, модный и
живой  вид  досуга,  но  которым  не  хочется  переживать  за  то, что
происходит  с  природой,  входить  в  конфликт  с другими людьми. Но в
России   всегда   было   в  традиции  любителей  и  профессионалов  от
орнитологии  активное  противодействие  разрушению  природы          и
просветительская  деятельность.  Статьи у нас и любители пишут, и даже
время  от  времени  деньги на (и за) изучение и охрану птиц по грантам
получают,  и  запретить  это  нельзя. Для таких "дилетантов" тоже свой
термин придётся изобретать?! Насколько я знаю, французы, более близкие
нам по духу, тоже используют выражение "орнитолог-любитель", где слово
"любитель" и "любовь" имеют один корень.

Возьмите  тезисы  самой главной орнитологической конференции "Северной
Евразии"  и посмотрите, кого среди авторов можно считать орнитологами,
а  кого  -  любителями...  Где только они не работают, и за что только
деньги  на  прокорм не зарабатывают!... По формальным признакам многим
нашим  орнитологам  придётся  признать  себя любителями, независимо от
уровня  и  объёма  работ, связанных с птицами. Так в стране сложилось,
это  все понимают, изменить ничего не могут и поэтому стену между теми
и другими не воздвигают.

Моё  мнение  я  уже  высказывал:  "орнитолог"  - в России, в основном,
народное  звание.  Поэтому надо разграничивать орнитологов (имея ввиду
профессионалов:  учёных  или практиков) и орнитологов-любителей и даже
наблюдателей  птиц,  используя  сложившиеся  термины  и  критерии.   А
использование  терминов  типа  "бёдвочер",  "бёрдер"  и  другие изыски
(всключая  и славянские архаизмы) - считать дурным вкусом. И гасить их
повсеместно (термины)  :D  
Ссылка 0




© 2003-2018 Союз охраны птиц России
Создание сайта - Infoday Media